×

В АП Дагестана рассматривается частное постановление ВС республики в отношении адвокатов-дублеров

ВС Республики Дагестан направил частное постановление в Адвокатскую палату после того, как защитники по назначению приняли участие в уголовном деле, хотя доверители ранее заключили соглашения с другими адвокатами
Фото: «Адвокатская газета»
Президент АП республики Акиф Бейбутов отметил, что ВС впервые так открыто отреагировал на факты нарушения права на защиту, и сообщил, что ситуация будет рассмотрена на заседании Квалификационной комиссии. При этом член КЭС ФПА Олег Баулин подчеркнул, что, хотя формально постановление ВС касается в первую очередь следователей, подобные истории выявляют существующие проблемы в адвокатуре.

29 июня 2018 г. в АП Республики Дагестан поступило частное постановление Верховного Суда республики (есть в распоряжении «АГ») в отношении адвокатов У. и Са., которые осуществляли защиту по назначению. 

Из текста постановления следует, что 25 июня 2018 г. республиканский ВС рассмотрел материалы уголовного дела З. и А. Приговором Суда подсудимые были оправданы ввиду неустановления события преступления – мошенничества и непричастности к совершению других преступлений, в частности убийства, в связи с вынесением коллегией присяжных заседателей оправдательного вердикта. 

В ходе судебного разбирательства были выявлены нарушения закона, допущенные при производстве предварительного следствия, которые и послужили причиной обращения в Адвокатскую палату РД.

Так, о нарушениях прав на защиту А. в суде свидетельствовал адвокат Су., с которым родственники А. заключили соглашение. В его присутствии следователь предъявил А. обвинение и допросил, при этом вопросы по факту убийства не задавались. В этот же день А. был допрошен повторно в качестве свидетеля, уже без защитника. В судебном заседании А. пояснил, что, не выдержав издевательств со стороны оперативных сотрудников, он написал под их диктовку явку с повинной о совершенном им убийстве. После этого А. был допрошен в качестве подозреваемого с участием защитника по назначению У. Адвокат по соглашению Су. при допросе не присутствовал, хотя А. не отказывался от его помощи. Протокол допроса подозреваемого, в котором А. оговорил себя и З., подписал защитник по назначению У.

Верховный Суд РД указал, что предусмотренный ст. 50 УПК РФ порядок назначения защитника подсудимому не был соблюден надлежащим образом, и А. оказался лишен квалифицированной юридической помощи, что повлияло на принятие решения органом предварительного следствия.

Аналогичные нарушения были допущены и в ходе допроса З. Обвиняемый был допрошен в присутствии защитника по назначению Са., несмотря на то что ранее он заключил соглашение с адвокатом Д.

Верховный Суд отметил, что в материалах уголовного дела отсутствует уведомление адвоката по соглашению Д. о задержании З. и намерении органа предварительного следствия допросить его. Кроме того, ВС указал, что имеющиеся в деле заявления З. о том, что он отказывается от услуг адвоката Д. и просит назначить для защиты его интересов Са., не были приняты во внимание судом, поскольку в судебном заседании З. пояснил, что писал их под диктовку следователя. Также З. рассказал, что показания на предварительном следствии он дал без участия адвоката Д. вынужденно – после применения в отношении него психологического воздействия со стороны сотрудников правоохранительных органов. 

Адвокат Са. пояснила суду, что была приглашена в качестве защитника следователем и присутствовала при предъявлении З. обвинения, допросе и проверке его показаний с выходом на место. Во время допроса два человека в масках знаками объявляли перерывы и выводили З. из кабинета, после чего он жаловался, что сотрудники уголовного розыска угрожали ему и требовали признаться в убийстве, которого он не совершал. Протоколы следственных действий Са. подписала под давлением сотрудников полиции, опасаясь за свою жизнь. В связи с этим она направила жалобы в СК России и Генпрокуратуру. 

Установив допущенные нарушения, Верховный Суд РД направил частные постановления в СК России по Республике Дагестан и республиканские прокуратуру и адвокатскую палату, чтобы обратить внимание на необходимость принятия мер по обеспечению законности производства предварительного следствия и участия в уголовном судопроизводстве.

В комментарии «АГ» президент АП Республики Дагестан Акиф Бейбутов сообщил, что частное постановление является поводом для возбуждения дисциплинарного производства. 

По его словам, ситуация, которая описывается в документе, будет рассмотрена на заседании Квалификационной комиссии, хотя она и имела место в 2016 г. Президент рассказал, что тогда еще была распространена такая проблема: защитники по назначению участвовали в уголовных делах, несмотря на то что доверители уже заключили соглашения с другими адвокатами. Связано это было с тем, что прежде адвокатов, участвующих в деле в соответствии со ст. 51 УПК РФ, никто не контролировал. «Эта проблема была решена в ноябре прошлого года, – рассказал президент. – Сейчас адвокат звонит в единый центр и сообщает о том, что он заключил соглашение. Если по этому делу следователь направляет заявку, мы ему сообщаем, что интересы подозреваемого защищает адвокат по соглашению». 

Акиф Бейбутов добавил, что постановление Верховного Суда РД – уникальный документ. «Впервые вижу, чтобы ВС так открыто реагировал на факты нарушения права на защиту, когда при наличии адвоката по соглашению следователи привлекали защитника по назначению. В моей практике это первый случай, когда Суд настолько скрупулезно описал все обстоятельства дела и информировал не только палату, но и СК, и прокуратуру, чтобы были приняты меры по недопущению таких фактов», – заключил президент. 

Член Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам Олег Баулин отметил, что формально постановление ВС касается в первую очередь следователей. Вместе с тем он добавил, что подобные истории выявляют существующие проблемы в адвокатуре, – так, по его словам, некоторые адвокаты «могут работать на обвинение вместо защиты, имитировать ее».

Олег Баулин рассказал, что ситуация понятна – и с точки зрения Закона об адвокатуре, и КПЭА, и профессионального стандарта. «Не нужно было “принимать” защиту. Как минимум надо было взять самоотвод или уйти, чтобы защита не стала профанацией. Или не уходить, если была очевидна опасность для подзащитного, но тогда уже работать, как бы ни было страшно. Не нужно было подписывать такие протоколы, и коллеги не стали бы ставить вопрос о дисциплинарной ответственности, – отметил он и добавил: – Никакие мотивы, в том числе страх, не должны заставлять работать на обвинение, тем более санкционировать выколачивание показаний».

Рассказать: