×

В Думу внесен законопроект о предоставлении родным умершего пациента его медицинских документов

Поправки предложены одним из депутатов со ссылкой на январское постановление КС, признавшего неконституционными ряд норм Закона об основах охраны здоровья
Фотобанк Freepik
Адвокат Екатерина Батурина, представлявшая интересы заявительницы жалобы в Конституционном Суде, раскритиковала проект поправок, отметив, что он не только не вносит необходимые изменения в Закон об основах охраны здоровья, но и искажает позицию высшей судебной инстанции. В то же время эксперты «АГ» отнеслись к проекту позитивно. Одна из них отметила, что поправки, по сути, предлагают презюмирование согласия умершего пациента на раскрытие информации, составляющей врачебную тайну, его ближайшим родственникам. Другая указала, что предложение выдавать копии документов, а не давать родным умершего знакомиться с ними, как на это указал КС, выглядит более правильно.

2 марта на рассмотрение депутатов Госдумы поступил законопроект № 911708-7, предусматривающий право получения родственниками умершего пациента копий медицинской документации.

Ранее КС признал право близких умершего получить его меддокументацию

Как писала ранее «АГ», 13 января Конституционный Суд РФ вынес Постановление № 1/2020 по делу о проверке конституционности ч. 2 и 3 ст. 13, ч. 5 п. 5 ст. 19 и ч. 1 ст. 20 Закона об основах охраны здоровья по жалобе Риммы Свечниковой, чей муж скончался в израильской клинике.

Читайте также
Родственники умершего пациента вправе получать копии его медицинских документов
КС подчеркнул, что несмотря на десятки принятых поправок в Закон об охране здоровья, ни одна не была направлена на совершенствование регулирования доступа заинтересованных лиц к медицинской документации покойного
15 Января 2020 Новости

Тогда Конституционный Суд признал оспариваемые законоположения неконституционными в той мере, в какой неопределенность их нормативного содержания не позволяет определить условия и порядок доступа к медицинской документации умершего пациента его супруга (супруги), близких родственников (членов семьи) и (или) иных лиц, указанных в его согласии на медицинское вмешательство.

КС также указал на необходимость внесения изменений в законодательство, позволяющих нормативно определить условия и порядок доступа к указанным сведениям. До принятия таких поправок заинтересованные лица вправе незамедлительно получать копии (электронные версии) медицинских документов. Отказ в их выдаче, подчеркивается в постановлении, допустим, только если пациент при жизни выразил запрет на раскрытие соответствующей информации.

Содержание внесенных в Госдуму поправок

Как правило, законопроекты, направленные на исполнение постановлений Конституционного Суда, разрабатываются Министерством юстиции, однако в данном случае поправки внесены депутатом от КПРФ Алексеем Куринным.

Законопроектом предлагается дополнить ст. 13 Закона об основах охраны здоровья ч. 3.1, которая предусматривает возможность предоставления заключения о причине смерти и диагнозе заболевания, а также иных сведений (в том числе копий медицинской документации, составляющих врачебную тайну умершего пациента), лицам, перечисленным в ч. 3 ст. 22 Закона, по их требованию.

Исключение составят случаи, когда пациент (его законный представитель) при жизни выразил письменный запрет на предоставление вышеуказанным лицам такой информации и (или) определил иное лицо, которому должны предоставляться данные сведения в случае его смерти. Форма, в которой пациент вправе выразить запрет или указание о распоряжении информацией, составляющей врачебную тайну, определяется уполномоченным федеральным органом исполнительной власти.

В пояснительной записке указано, что поправки направлены на устранение правовой неопределённости в вопросе предоставления сведений, составляющих врачебную тайну, заинтересованным лицам после смерти гражданина, а также на совершенствование нормативного доступа заинтересованных лиц к медицинской документации умершего пациента.

Представитель заявительницы в КС раскритиковала проект поправок

В комментарии «АГ» адвокат АП г. Москвы Екатерина Батурина, представлявшая интересы Риммы Свечниковой в Конституционном Суде, отметила, что законопроект не только не вносит необходимые изменения в Закон об основах охраны здоровья, но и искажает позицию высшей судебной инстанции.

Читайте также
Системная проблема решилась
О значимости обращения в Конституционный Суд РФ
19 Февраля 2020 Мнения

«Во-первых, нормы закона признаны не соответствующими Конституции в своей взаимосвязи. Это, по сути, говорит о том, что каждая из оспариваемых норм должна быть пересмотрена на предмет внесения изменений. В частности, КС РФ закрепил право пациента указать в информированном добровольном согласии на медицинское вмешательство (далее – ИДС) лицо, которому может быть разглашена его врачебная тайна после смерти, сейчас его там нет. Значит, такое право пациента нужно закрепить в ст. 20 323-ФЗ», – пояснила она.

Во-вторых, отметила адвокат, законопроект искажает круг лиц, имеющих право получить соответствующую документацию. «КС РФ указал супруга (супругу), близких родственников (членов семьи) умершего пациента, лиц, указанных в ИДС, в то время как законопроект деликатно отсылает нас к ч. 3 ст. 22 закона, в которой указано право получать информацию о состоянии здоровья супругом и одним из близких родственников. Очевидно, что это сужает круг лиц и не соответствует позиции Конституционного Суда. А как насчет лиц, указанных в ИДС? Тем более члены семьи – это необязательно близкие родственники или супруг. В ч. 3 ст. 22 речь идет о получении информации о состоянии пациента при его жизни, наш же вопрос касается документов после смерти пациента, и круг таких лиц расширен Судом, что полностью оправдано самой жизнью», – полагает Екатерина Батурина.

Она добавила, что, в-третьих, в законопроекте указано, что форма отказа пациента устанавливается федеральным органом исполнительной власти. «В проекте закона ни слова не говорится о самом порядке предоставления медицинских документов, он абсолютно не конкретизирован, а на практике это самый важный момент. Именно на него, помимо всего прочего, должен быть сделан акцент законодателем, на это же указал Конституционный Суд РФ в своем постановлении», – отметила адвокат.

Екатерина Батурина сообщила, что на днях она побывала в Академии Следственного Комитета РФ, где состоялось заседание круглого стола на тему ятрогенных преступлений с участием следователей с разных регионов. «Безусловно, был затронут вопрос по Постановлению КС РФ №1/2020, и следователи отметили его высокую практическую значимость, поскольку в своей практике они часто сталкиваются с необходимостью родственников умерших пациентов хотя бы просто получить такие документы. Ожидается, что после принятия соответствующих поправок нагрузка следственных органов снизится, но для этого также необходимо законодательно конкретизировать порядок получения медицинских документов, поскольку длительные сроки могут вновь ориентировать людей идти в органы и суды», – отметила она.

Адвокат также пообещала, что будет следить за ситуацией, поскольку необходимо найти баланс между интересами врачей и родственников умерших пациентов в полном соответствии с позицией Конституционного Суда РФ.

Эксперты «АГ» поддержали проект закона

Адвокат АП Челябинской области Елена Цыпина назвала законодательную инициативу необходимой и закономерной, поскольку родные и близкие умерших должны иметь возможность обладать информацией об их состоянии здоровья, обследовании, лечении, объеме и качестве оказанной медпомощи. Это вытекает из положений Конституции РФ, Семейного кодекса РФ, ряда международных актов, практики Европейского Суда и ряда других нормативных актов.

По мнению эксперта, в список лиц, получающих доступ к медицинской информации об умершем, должны входить близкие родственники, определенные Семейным кодексом, это «супруг (супруга) умершего, его дети, родители, усыновленные и усыновители, родные братья и сестры, внуки, дедушки и бабушки». «В рамках подобного законопроекта было бы целесообразно, на мой взгляд, утверждение Минздравом России специальной унифицированной формы согласия (запрета) на разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, отражающей все правовые и информационные аспекты врачебной тайны. Такой документ должен быть обязателен для всех медицинских организаций независимо от их организационно-правовой формы)», – полагает Елена Цыпина.

Эксперт подчеркнула, что информация, которую получали родственники умерших пациентов в виде заключения о причине смерти, никогда не была и не будет достаточной для понимания того, была ли медицинская помощь надлежащей или нет. «В случае сомнений в отношении качества оказанной медицинской помощи родственникам умершего пациента приходилось обращаться в следственные органы, прокуратуру, суд, а это очень длительный путь, от которого, как правило, только нарастала напряженность среди родных умерших», – отметила Елена Цыпина.

По ее словам, поправками предлагается, по сути, презюмирование согласия умершего пациента на раскрытие информации, составляющей врачебную тайну, его ближайшим родственникам, что является достаточно разумным. «Только время покажет, как повлияет законодательная инициатива на судебную практику и повлияет ли вообще. Но нововведение однозначно позволит реализовать права граждан в получении доказательств по оказанию медицинской помощи их родных, их оценки, что и даст возможность осуществить эффективную защиту их прав», – заключила адвокат.

Управляющий партнер, руководитель судебно-арбитражной практики юридической группы «Ремез, Печерей и партнеры», корпоративный и медицинский юрист Анжелика Ремез отметила, что проект изменений вторит постановлению Конституционного Суда и тем самым не предлагает альтернативное регулирование вопроса, а попросту исполняет судебный акт в полном объеме. «Однако Суд указывал только на ознакомление с документацией, а не снятие копий силами родственников. Предлагаемые изменения говорят о прямой выдаче копий, что, на мой взгляд, гораздо правильнее с организационной точки зрения и в целях сохранности медицинской документации. По факту изменения вводят ранее отсутствовавший режим раскрытия содержания медицинской документации умершего пациента близким родственникам и супругам. Проект закона вводит в обращение форму на запрет и распоряжение информацией, которую должен установить Минздрав; когда министерство ее введет – неизвестно, но уже сейчас такой запрет может написать любой гражданин в произвольной форме», – полагает она.

Эксперт выразила надежду, что судебная практика по летальным исходам должна стать более цивилизованной. «Ранее истцы и их представители “вслепую” подавали иски и жалобы в органы, так как доступа к медицинской документации у них не было, поэтому они не знали, какие манипуляции были произведены и какие лекарственные препараты использованы при лечении пациента. Надеюсь, что со временем такие иски станут более обоснованными, а представители – более подготовленными к судебной работе. Любой адвокат согласится с тем, что подготовка к делу и наличие необходимых документов для этого чрезвычайно важны. Считаю, что это улучшит процесс состязательности и повысит качество работы судебных представителей, в том числе с привлечением сторонних экспертов», – пояснила Анжелика Ремез.

Она добавила, что уже сейчас рекомендует медицинским организациям проверять родственные связи между лицом, запрашивающим информацию, и умершим пациентом. «Также подобные запросы являются маяком для оценки случая на врачебной комиссии с целью выявления нарушений по оказании медицинской помощи», – подытожила эксперт.

Рассказать: