×

В Госдуму внесен законопроект, регулирующий снятие ареста с имущества лиц, не связанных с осужденными

Согласно поправкам, если за гражданским истцом признано право на удовлетворение иска в рамках уголовного судопроизводства, арест, наложенный для обеспечения исполнения приговора на имущество лица, не связанного с осужденным, прекращается
В комментариях «АГ» адвокаты отметили, что поправки в ст. 309 УПК полностью не решат проблему произвольного сохранения ареста имущества. При этом один из них указал, что логично и справедливо было бы вывести разрешение вопросов, связанных с арестованным имуществом, на первый план по аналогии с рассмотрением продления меры пресечения.

В Госдуму внесен законопроект № 815691-7, которым предлагается внести поправки в ст. 309 УПК во исполнение Постановления КС № 18 от 17 апреля 2019 г., о котором ранее писала «АГ».

Читайте также
Сохранение после приговора ареста имущества лиц, не связанных с осужденными, противоречит Конституции
Конституционный Суд признал неконституционность положений УПК, позволяющих после вступления приговора в законную силу сохранять в целях обеспечения гражданского иска арест, наложенный в рамках производства по уголовному делу на имущество лица, не являющегося обвиняемым
19 Апреля 2019 Новости

Напомним, с жалобой в Конституционный Суд обращалась Ирина Янмаева, которая указала, что положения п. 8 ч. 1 ст. 73 УПК, предусматривающие при производстве по уголовному делу доказывание обстоятельств, подтверждающих, что имущество, подлежащее конфискации в соответствии со ст. 104.1 УК, получено в результате совершения преступления, как и положения п. 10.1 ч. 1 ст. 299 УПК, предусматривающие при постановлении приговора в обязательном порядке разрешать вопрос суду в совещательной комнате, доказано ли, что имущество, подлежащее конфискации, получено в результате совершения преступления, не предусматривают установления аналогичных обстоятельств и разрешения аналогичного вопроса в отношении имущества, находящегося у лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или лицами, несущими по закону материальную ответственность за их действия.

По мнению заявительницы, это означает, что суды вправе при производстве по уголовному делу и постановлении приговора ограничиться вопросами определения дальнейшей судьбы этого имущества (п. 11 ч. 1 ст. 299 УПК).

При этом, указала Ирина Янмаева, поскольку ст. 307 УПК также не предусматривает обязательного содержания в описательно-мотивировочной части обвинительного приговора доказательств, на которых основаны выводы суда о том, что имущество, не подлежащее конфискации, находящееся у лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или лицами, несущими по закону материальную ответственность за их действия, получено в результате совершения преступления, то суды, соответственно, вправе не указывать в описательно-мотивировочной части обвинительного приговора и эти доказательства.

Кроме того, она отмечала, что норма ст. 307 УПК, так же как и ч. 1 ст. 73 и ч. 1 ст. 299 УПК, при обжаловании приговора в вышестоящих судебных инстанциях существенно усложняет таким лицам защиту их прав и законных интересов в том смысле, что приводить правильные доводы и представлять необходимые доказательства добросовестности приобретения имущества приходится на обстоятельства причастности имущества к преступной деятельности обвиняемого, установленные не приговором суда, а постановлением о наложении ареста на имущество, принятым в порядке ст. 115 УПК.

В связи с этим Янмаева просила признать не соответствующими Конституции ч. 1 ст. 73, ч. 1 ст. 299 и ст. 307 УПК в той мере, в какой в системе действующего правового регулирования по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, данные нормы позволяют сохранять после вступления приговора в законную силу арест, наложенный в рамках производства по уголовному делу на имущество лица, не являющегося обвиняемым или лицом, несущим по закону материальную ответственность за его действия, в целях обеспечения гражданского иска.

Тогда КС пришел к выводу, что сохранение ареста на имущество лица, не являющегося обвиняемым или лицом, несущим по закону материальную ответственность за его действия, в целях обеспечения гражданского иска после вступления приговора в законную силу означает несоразмерное и необоснованное умаление права собственности. Кроме того, это не отвечает конституционным критериям справедливости и соразмерности ограничений прав и свобод, не обеспечивает гарантии охраны собственности законом, вытекающие из принципа неприкосновенности собственности, а также гарантии судебной защиты, а потому противоречит Конституции.

Суд отметил, что ч. 2 ст. 309 УПК предусматривает возможность признания в приговоре суда за гражданским истцом права на удовлетворение гражданского иска и передачи вопроса о размере возмещения для разрешения в порядке гражданского судопроизводства. В связи с этим дальнейшее, после постановления приговора, производство по такому гражданскому иску также предполагает возможность обеспечения посредством наложения ареста на имущество. Однако арест не может произвольно применяться к имуществу лица, не являющегося обвиняемым или лицом, несущим по закону материальную ответственность за его действия.

КС указал, что тем не менее необходимость достижения баланса прав и законных интересов такого лица, на имущество которого наложен арест, с одной стороны, и конституционно защищаемых прав потерпевших от преступлений, с другой стороны, не исключает правомочия федерального законодателя осуществлять правовое регулирование такого ареста для целей возмещения причиненного преступлением вреда, включая предоставление надлежащих процессуальных гарантий защиты прав лиц, у которых находится это имущество, и установление процедурных механизмов перевода ареста этого имущества из уголовного в гражданское (арбитражное) судопроизводство в случае признания в приговоре права на удовлетворение гражданского иска при обосновании в нем фактической принадлежности имущества лицу, признанному приговором виновным в совершении преступления.

Таким образом, Конституционный Суд постановил признать ч. 1 ст. 73, ч. 1 ст. 299 и ст. 307 УПК не соответствующими Конституции.

Читайте также
Минюст хочет исполнить решение КС через внесение поправок в статью, не признанную неконституционной
Ранее КС признал противоречащими Конституции ряд статей УПК, сохраняющих арест на имущество лица, не являющегося обвиняемым или несущим материальную ответственность за его действия, в целях обеспечения гражданского иска после вступления приговора в силу
19 Июля 2019 Новости

Ранее «АГ» писала о том, что Минюст представил для обсуждения законопроект, разработанный во исполнение постановления КС, которым предлагалось внести изменения в ч. 2 ст. 309 УПК, дополнив ее указанием на то, что срок ареста, наложенного на имущество для обеспечения приговора в части гражданского иска, продлевается на срок, не превышающий двух месяцев с момента вступления приговора в законную силу.

Внесенным в Госдуму законопроектом предлагается закрепить в ч. 2 ст. 309 УПК, что в случае признания за гражданским истцом права на удовлетворение иска и передачи вопроса о размере его возмещения для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства арест, наложенный для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска на имущество лица, не являющегося подсудимым или лицом, несущим по закону материальную ответственность за действия подсудимого, прекращается. Копии материалов уголовного дела, необходимых для рассмотрения гражданского дела, подлежат направлению в суд, к подсудности которого оно отнесено законом.

В комментарии «АГ» адвокат АК «Кожанов и партнеры» Виктор Кожанов, который представлял интересы Ирины Янмаевой в Конституционном Суде, отметил, что поправки в ст. 309 УПК полностью не решат проблему произвольного сохранения ареста.

«Законодатель так и не предоставил надлежащие процессуальные гарантии лицу, чье имущество может быть арестовано в рамках возбужденного гражданского дела. Например, знать сущность предъявленных к ним материально-правовых притязаний и обстоятельств, на которых они основаны, возражать против этих притязаний, давать объяснения, представлять доказательства, иметь представителя, знакомиться с материалами уголовного дела, заявлять отводы и так далее», – отметил Виктор Кожанов.

Он также отметил, что неясно, как быть в случае, если у суда нет необходимости передавать для производства дополнительных расчетов, связанных с гражданским иском, вопрос о размере возмещения гражданского иска для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства. «По сути, гражданский иск будет рассмотрен в рамках уголовного дела, арест на имущество лица, не являющегося подозреваемым, обвиняемым, осужденным или лицом, несущим по закону материальную ответственность за их действия, будет сохранен для возмещения ущерба потерпевшим, а у суда как не было обязанности проверять и устанавливать обстоятельства причастности имущества этого лица к преступной деятельности подозреваемого (обвиняемого), так и не будет», – посчитал адвокат. По мнению Виктора Кожанова, предложенные поправки будут работать только при условии обязательного применения судами позиции Конституционного Суда, отраженной в Постановлении № 18-П/2019.

Партнер АБ «ЗКС» Алексей Новиков посчитал, что предлагаемые изменения не решают проблем арестованного имущества кардинально, однако малозначимыми их также назвать нельзя. «В случае принятия предлагаемых поправок, в чем я не сомневаюсь, предельный срок ареста на имущество будет истекать в момент вступления приговора или апелляционного определения в законную силу. То есть абсолютно не важно, был ли разрешен этот вопрос в ходе судебного рассмотрения или нет. Если суд устранился от его разрешения, то арест отпадет автоматически в силу императивной нормы, содержащийся в ст. 309 УПК», – отметил адвокат.

Он добавил, что в случае принятия законопроекта в обязанность суда будет ставиться передача соответствующих копий материалов уголовного дела для рассмотрения в гражданском судопроизводстве. По мнению Алексея Новикова, данное нововведение позволит существенно сократить сроки и упростить процесс. При этом адвокат отметил, что понятие «соответствующие копии» остается более чем размытым, что требует обязательного уточнения во избежание нарушения прав сторон на состязательность в процессе.

Алексей Новиков считает, что то, как эти нормы будут реализовываться на практике, покажет только время. «Отмечая тенденцию правоприменителя не нагружать себя “лишней” работой, вполне возможно предположить и следующее развитие событий. Так, осознавая, что арест отпадет автоматически по вступлении в законную силу приговора, станет возможным вовсе уклониться от разрешения данного вопроса. Более логичным и справедливым было бы вывести разрешение вопросов, связанных с арестованным имуществом, на первый план по аналогии с рассмотрением продления меры пресечения. Ведь право частной собственности гарантировано Конституцией и является основным, как и право на свободу», – указал адвокат.

Рассказать: