×

В Правительство направлен законопроект о налоговых льготах за использование труда осужденных

Автор проекта сообщил «АГ», что тот будет способствовать решению вопроса с обеспечением осужденных рабочими местами после освобождения и снижению рецидивной преступности
Фотобанк Лори
Один из экспертов «АГ», ознакомившихся с законопроектом, отметил, что инициатива способна заинтересовать бизнес-сообщество, однако он указал на ряд неурегулированных аспектов. Другой отметил, что формулировки документа содержат много разночтений, способных привести к увеличению судебных споров по необоснованной налоговой выгоде.

13 сентября член Совета Федерации Андрей Кутепов направил в Правительство РФ проект федерального закона (есть в распоряжении «АГ») о внесении изменений в НК РФ, предусматривающих снижение налоговой нагрузки производственных организаций, использующих труд осужденных.

Так, предлагается дополнить ст. 251 НК «Доходы, не учитываемые при определении налоговой базы» новым п. 58, согласно которому к ним относятся доходы, при получении которых использовался труд осужденных к лишению свободы. Предусматривается, что они не будут облагаться налогом при соблюдении  нескольких условий. Во-первых, размер оплаты труда осужденных, отработавших полностью определенную на месяц норму рабочего времени и выполнивших установленную для них норму, не может быть ниже установленного МРОТ. Во-вторых, у компании должна отсутствовать задолженность по оплате труда осужденных. В-третьих, затраты на оплату труда осужденных с учетом взносов на обязательное страхование по договорам, предметом которых является поставка товара (готовой продукции), составили не менее 10% от полученной суммы доходов или по договорам, предметом которых является выполнение работ, оказание услуг, составили не менее 30% от полученной суммы доходов. 

Также в ст. 381 НК «Налоговые льготы» предлагается внести новый п. 27, касающийся имущества, используемого для привлечения осужденных к труду. К движимому имуществу в данном случае относится имущество рабочего места осужденного; к недвижимому – имущество, в котором не менее 50% рабочих мест, существующих в данном помещении, заняты осужденными. Кроме того, предприниматели могут использовать свои здания и помещения для привлечения осужденных к труду. 

В комментарии «АГ» сенатор Андрей Кутепов пояснил, что пенитенциарная система России обладает свободными трудовыми ресурсами из числа осужденных в количестве 280 человек. «Существующий механизм привлечения осужденных к труду не предусматривает прямого финансирования из федерального бюджета на выполнение данной государственной функции, что требует полной самоокупаемости производственной деятельности, а для минимального воспроизводства – наличия финансового результата», – указал он. 

По мнению автора поправок, одним из способов решения вопроса является привлечение бизнес-сообщества. «Размещение производств на территориях учреждений УИС, а также привлечение труда осужденных в иных формах позволят создать дополнительные рабочие места в период отбывания наказания осужденными, задействовать производственные мощности учреждений УИС (многие из которых простаивают), увеличить объем производимой продукции пенитенциарными учреждениями, частично решить вопрос с обеспечением осужденных рабочими местами после отбывания наказания, так как хорошо зарекомендовавшие себя работники в период отбывания наказания могут быть привлечены предпринимателем, для которого работал осужденный, и после отбывания наказания», – пояснил Андрей Кутепов. Он считает, что предлагаемые меры будут способствовать и снижению рецидивной преступности. 

Комментируя «АГ» предлагаемые поправки, юрист Департамента правового консалтинга и налоговой практики КСК групп Александр Беляев отметил, что формулировки проекта содержат много разночтений, которые могут привести к увеличению судебных споров по необоснованной налоговой выгоде. По его мнению, не исключено, что налогоплательщики станут использовать осужденных в качестве номинальных сотрудников для получения налоговой выгоды, что приведет к снижению размера налогов, перечисляемых в бюджет. 

Что касается налога на движимое имущество, то в соответствии с действующим законодательством оно не облагается налогом на имущество организаций, однако в законопроекте фигурирует как объект налогообложения. «Из формулировки законопроекта не следует, что осужденные должны быть задействованы именно в производственных компаниях. В целом, полагаю, количество указанных компаний возрастет, однако их основной целью станет использование в налоговом планировании холдингов – так же, как использовали труд инвалидов. Если бизнес и захочет привлекать осужденных, то только из-за льготы по налогу на прибыль, а если их привлекут к реальной трудовой деятельности, возможно, из этого что-то получится», – пояснил эксперт.

Александр Беляев считает, что принятие поправок способно привести к увеличению количества налоговых споров по налогу на прибыль. «Налоговики станут косо смотреть на компании, использующие труд осужденных, вызывать их на допросы, запрашивать первичные документы, подтверждающие реальную работу осужденного в компании. Учитывая, что бюджет любой страны преимущественно составляют налоговые отчисления, то Правительству РФ придется задуматься о том, что важнее: трудоустроенность осужденных или бюджет страны», – отметил юрист. 

Генеральный директор юридической компании «Глазунов и Семёнов» Валерий Глазунов полагает, что законопроект, возможно, сумеет заинтересовать бизнес-сообщество. Однако, несмотря на свежие идеи, риск от привлечения к работам осужденных достаточно велик. По мнению эксперта, дело в личных качествах людей и их склонности к рецидиву. «Принимая на работу осужденного, работодатель передает в его пользование материальные ценности, сохранность которых должен обеспечивать работник. Кроме того, появление в коллективе осужденного лица может повлечь увольнение других сотрудников, которые по тем или иным причинам не смогут с ним работать», – пояснил он. 

Валерий Глазунов подчеркнул ряд аспектов, прямо не урегулированных законопроектом. В частности, каким образом бизнесу будут предоставляться мощности исправительного учреждения, а также на чьи средства будут модернизироваться мощности исправительных учреждений, которые не обновлялись со времен СССР. Третий ключевой вопрос, по его мнению, состоит в том, как без изменения самой исправительной системы можно организовать эффективное производство на территории исправительных учреждений. «Стоит напомнить, что мы живем в цифровую эпоху, в которой элементарные чертежи находятся на цифровых носителях, а в исправительных учреждениях запрещено пользоваться даже сотовыми телефонами, не то что компьютерами и планшетами», – пояснил эксперт.

Валерий Глазунов также обратил внимание на следующую фразу в законопроекте: «доходы российской организации, при получении которых использовался труд осужденных к лишению свободы». Эксперт напомнил, что лица, осужденные условно, тоже приговорены к лишению свободы, но «с испытательным сроком»: «Возникает вопрос: речь в законопроекте идет обо всех осужденных или только о тех, кто находится в исправительных учреждениях?»

В целом, как считает эксперт, идея законопроекта действительно интересна: «Это попытка организовать систему исполнения наказаний, похожую на американскую, где бизнес привлекает труд осужденных, при этом выигрывают и осужденные, и государство, и бизнес». По его мнению, в России данный законопроект – лишь первый небольшой шаг к перестраиванию системы исполнения наказаний. «Главное, чтобы благая идея не превратилась в бюрократическую волокиту с непонятными требованиями и регламентами, как произошло с инвалидами, для трудоустройства которых нужно понести больше расходов, чем размер итоговой экономии», – отметил Валерий Глазунов. 

Эксперт также добавил, что практически весь малый бизнес в стране находится не на общей системе налогообложения, для которой актуальна оптимизация налога на прибыль, а на «упрощенке», и чтобы привлечь малый бизнес к участию в подобных проектах, ему нужно предложить что-то иное.

Рассказать: