×

Возможность подачи гражданского иска не повод для отказа в восстановлении прав арбитражным судом

Верховный Суд защитил право юрлица на взыскание таможенных платежей, уплаченных в связи с незаконными действиями таможенного органа, в рамках арбитражного дела
Фотобанк Лори
Один из экспертов «АГ» отметил, что в данном деле Суд истолковал подачу декларации на экспорт как действие в условиях крайней необходимости, а не желание экспортировать вместо реэкспорта. По мнению другого, в данном случае впервые было применено право справедливости в рамках спора об уплате публичных платежей.

26 февраля Верховный Суд вынес Определение № 307-ЭС19-20834 по делу об оспаривании организацией отказа таможни в применении режима реэкспорта в отношении некачественных товаров, возвращаемых иностранному поставщику, и взыскании с госоргана убытков в виде уплаченного НДС и таможенной пошлины.

С декабря 2015 г. по март 2016 г. ЗАО «КОРАЛ-МЕД» ввезло в Россию лекарственные препараты и БАД на основании внешнеторгового контракта с компанией «DA Pharmas Limited» (Великобритания). Вышеуказанные товары поступили в Московскую областную таможню для таможенного оформления вместе с ввозными декларациями. В связи с этим общество уплатило НДС на сумму в 7,6 млн руб. и ввозную пошлину в размере 4,5 млн руб.

После обнаружения недостатков в поставленных препаратах «КОРАЛ-МЕД» приняло решение вернуть их поставщику и подало в Тверскую таможню декларацию о применении таможенного режима реэкспорта с приложением ряда обосновывающих документов. 21 декабря 2016 г. в регистрации декларации было отказано. В тот же день таможня направила обществу запрос о предоставлении документов, в том числе заявления на реэкспорт. «КОРАЛ-МЕД» незамедлительно направило заявление на реэкспорт товаров, ранее ввезенных на территорию и помещенных под таможенную процедуру выпуска для внутреннего потребления по ввозным декларациям. Тем не менее в применении такого таможенного режима было отказано, что вынудило компанию в целях соблюдения срока возврата товара иностранному контрагенту подать декларацию об экспорте. Только после этого товар разрешили вывезти из России.

Впоследствии общество обжаловало отказ Тверской таможни в применении режима реэкспорта и потребовало вернуть излишне уплаченные таможенные платежи в вышестоящий орган, который сообщил, что письмо таможни не носило ни разрешительного, ни запретительного характера, поскольку для помещения ранее ввезенных товаров под таможенную процедуру реэкспорта не требуется отдельного обращения в таможенный орган. «КОРАЛ-МЕД» также обратилось в Тверскую таможню с заявлениями вернуть ему излишне уплаченные при ввозе товара суммы НДС и таможенных пошлин, однако госорган не стал рассматривать его обращения.

В связи с этим общество оспорило в арбитражном суде решение об отказе в реэкспорте и потребовало взыскать с таможни 12,1 млн руб. Суды первой и второй инстанций отказали в удовлетворении требований, но окружной суд отменил их решения и вернул дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

При новом рассмотрении дела суд установил, что общество подтвердило право на применение режима реэкспорта в отношении ранее ввезенных товаров, правомерно заявив о нем в поданной декларации. Следовательно, у Тверской таможни не имелось законных оснований для отказа в регистрации вышеуказанного документа. Заявление «КОРАЛ-МЕД» было удовлетворено, апелляция поддержала это решение.

Тем не менее окружной суд отменил судебные акты в части возложения на Московскую областную таможню обязанности по возврату таможенных платежей и отказал в удовлетворении данной части требований. Кассация сочла, что таможенная процедура реэкспорта фактически реализована не была, товары были вывезены в режиме экспорта, поэтому у общества не возникло оснований требовать возврата уплаченных таможенных платежей. Кассация также сочла, что вследствие незаконного решения Тверской таможни общество, не реализовав процедуру реэкспорта, утратило право на возврат уплаченных при ввозе товара таможенных платежей. Таким образом, суд округа заключил, что заявитель избрал ненадлежащий способ защиты нарушенного права, так как ему следовало предъявить иск о взыскании убытков с таможенного органа.

В кассационной жалобе в Верховный Суд «КОРАЛ-МЕД» со ссылкой на ряд нарушений процессуального права просило отменить постановление окружного суда.

После изучения материалов дела № А66-5520/2017 Судебная коллегия по экономическим спорам ВС напомнила про ценность права на судебную защиту, которая, исходя из пояснений Конституционного Суда РФ, состоит в том, что оно одновременно выступает гарантией всех других прав и свобод, предполагая наличие ряда конкретных правовых гарантий. Последние позволяют реализовать данное право в полном объеме и обеспечить эффективное восстановление в правах посредством справедливого правосудия на основе состязательности и равноправия сторон судопроизводства. Данный подход также нашел свое отражение в судебной практике Европейского Суда.

«Меры, принимаемые судом, должны являться эффективными, то есть быть направлены на практическое устранение неблагоприятных последствий, наступивших для заявителя вследствие принятия оспоренного ненормативного правового акта или решения, совершения действий (бездействия) органом, наделенным публичными полномочиями. Иное обесценивало бы право на судебную защиту, гарантированное ст. 46 Конституции РФ, придавая административному судопроизводству, осуществляемому арбитражными судами, лишь декларативный характер», – отмечено в определении Суда.

Как пояснил Суд, в рассматриваемом деле общество подтвердило как свое право на вывоз товаров в таможенном режиме реэкспорта, так и их фактический вывоз. В случае помещения вывозимых товаров в вышеуказанную таможенную процедуру обязанность по уплате ввозных таможенных пошлин и налогов считалась бы прекращенной на основании п. 1, подп. 1 п. 2 ст. 300 Таможенного кодекса, а уплаченные в бюджет суммы таможенных платежей – подлежали бы возврату как уплаченные излишне. Следовательно, утрата возможности возврата в административном порядке таможенных платежей, ранее уплаченных при ввозе товаров, является неблагоприятным последствием, которое находится в причинно-следственной связи с незаконными действиями Тверской таможни. Поскольку действия таможенного органа признаны судом незаконными, то обусловленные ими неблагоприятные правовые последствия подлежат устранению.

Таким образом, подчеркнул ВС РФ, суды первой и апелляционной инстанций правомерно возложили на таможенный орган, к компетенции которого относится возврат ввозных таможенных пошлин и налогов, обязанность по их возврату заявителю. Суд округа, отменяя судебные акты нижестоящих инстанций в части возложения обязанности по возврату таможенных платежей, по существу, обусловил невозможность восстановления прав общества теми действиями таможенного органа, которые являются незаконными и в отношении которых заявитель испрашивал судебной защиты.

«Само по себе наличие у общества иного средства правовой защиты в виде возможности обращения в суд с иском о возмещении вреда по основаниям, предусмотренным гражданским законодательством, не могло служить основанием для отказа в восстановлении прав общества арбитражным судом в порядке административного судопроизводства. Кроме того, как указывало общество, к моменту вынесения арбитражным судом кассационной инстанции оспариваемого постановления денежные средства в объеме, указанном в заявлении, уже были перечислены таможенным органом на счета заявителя. Следовательно, оспариваемый судебный акт суда кассационной инстанции, принятый при новом рассмотрении дела, не только не привел к восстановлению нарушенных прав, но вопреки назначению института правосудия усложнил возможную процедуру восстановления прав», – отметил Верховный Суд, отменив постановление окружного суда в части отмены решений апелляционной и первой инстанций и оставив в силе вышеуказанные судебные акты.

Старший партнер АБ «Яблоков и партнеры» Ярослав Самородов полагает, что рассматриваемое дело иллюстрирует, что в погоне за пополнением бюджета некоторые чиновники порой готовы «задушить» российский бизнес, так как отказ в реэкспорте явно затягивал всю процедуру и делал невозможным соблюдение договоренностей с контрагентами.

«Ссылки таможни на то, что ее письма не имеют юридической силы, – лукавство, потому что по факту после таких писем товар не выдадут. ВС РФ принял верное решение исходя из существа спора: деньги, уплаченные в бюджет, надо вернуть, так как товар был возвращен из-за несоблюдения качества. Правильно и то, что, по сути, Суд истолковал подачу декларации на экспорт как действие в условиях крайней необходимости, а не желание экспортировать вместо реэкспорта. Хорошо, если такие решения будут единичны, так как таможне следует помнить, что пополняют бюджет все же предприниматели и к ним стоит относиться по-другому», – резюмировал Ярослав Самородов.

Партнер, руководитель практики судебной защиты «КСК групп» Егор Горин назвал определение ВС очень редким судебным актом, который вызывает положительные эмоции, так как его можно назвать действительно справедливым.

«В британской системе права существует доктрина “право справедливости”, которая предоставляет возможность суду использовать набор правовых принципов, действующих в рамках традиции английского общего права, дополняя строгие правила там, где требование их формального исполнения могло бы быть слишком жестким. Право справедливости, как обычно говорят, “смягчает суровость общего права”, разрешая судам использовать собственную точку зрения и применять правосудие в согласии с естественным правом. Россия применяет более жестокую правовую систему – романо-германскую, которая отличается нормативной упорядоченностью и структурированностью источников. В этой правовой системе господствующая роль отведена закону, и в первую очередь кодексу», – отметил он.

По словам Егора Горина, доктрина права справедливости применяется исключительно редко: «Наиболее часто к этой оценочной категории прибегают при рассмотрении корпоративных споров. Применение права справедливости при налоговых спорах или спорах об уплате публичных платежей, на мой взгляд, происходит впервые».

Рассказать: