×

ВС не согласен с исчислением срока возврата излишнего налога с даты выявления «дробления бизнеса»

Суд указал, что нижестоящие инстанции не выяснили, по какой причине ИП, самостоятельно исчисляющая налог по УСН, могла узнать о переплате только после принятия налоговым органом решения в отношении ее контрагента
Эксперты «АГ» не согласились с определением Верховного Суда. Один из них отметил, что такой подход ужесточает принятую ранее ФНС позицию относительно порядка определения финансового результата налоговой проверки по факту «дробления». Второй полагает, что налогоплательщики не должны нести неблагоприятные последствия от некомпетентных действий государственных органов, а решение Суда выглядит формальным. Третий посчитал, что признание налоговой выгоды необоснованной не должно затрагивать иные права налогоплательщика, предусмотренные законодательством о налогах и сборах.

Верховный Суд в Определении № 309-ЭС21-11163 от 18 октября призвал суды детальнее изучать деятельность налогоплательщика – индивидуального предпринимателя, если тот просит вернуть излишне уплаченный налог по УСН, когда у контрагента выявлена схема «дробления бизнеса».

В 2015 и 2016 гг. индивидуальный предприниматель Ксения Гуторова применяла УСН с объектом налогообложения «доходы, уменьшенные на величину расходов». За эти налоговые периоды она в общей сложности уплатила около 826 тыс. руб. налога в соответствии с представленными ею налоговыми декларациями.

В сентябре 2019 г. ФНС провела выездную проверку контрагента Ксении Гуторовой – ИП Константина Павлоса, по итогам которой был сделан вывод о создании им схемы «дробления бизнеса» и распределении выручки между взаимозависимыми лицами, в том числе Ксенией Гуторовой, с целью создания формальных условий для применения УСН. В результате Константину Павлосу были доначислены налоги по общей системе налогообложения за 2014–2016 гг., в том числе с учетом доходов и расходов Ксении Гуторовой за 2015–2016 гг.

В связи с этим в октябре 2019 г. Ксения Гуторова представила уточненные налоговые декларации по УСН за 2015 и 2016 гг. без исчисленных сумм налога. А в ноябре она обратилась в налоговый орган с заявлениями о возврате излишне уплаченного налога по УСН в общей сумме более 826 тыс. руб. В удовлетворении заявления было отказано под предлогом истечения трехлетнего срока подачи заявления о возврате.

В июне 2020 г. Ксения Гуторова обратилась в суд с имущественным требованием об обязании налогового органа возвратить ей излишне уплаченный налог. Все три инстанции заявление удовлетворили. При этом они ссылались, в том числе, на положения НК и ГК, а также на разъяснения, данные в Определении Конституционного Суда от 21 июня 2001 г. № 173-О и в Постановлении Пленума ВАС от 30 июля 2013 г. № 57 «О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации». Суды пришли к выводу о том, что Ксения Гуторова могла узнать об излишней уплате ею налога по УСН только после принятия налоговым органом решения в отношении Константина Павлоса, вследствие чего трехлетний срок не был пропущен.

Не согласившись с таким выводом, налоговая обратилась в Верховный Суд с кассационной жалобой. Изучив материалы дела, ВС отметил, что как общие положения НК РФ, так и специальные нормы, регламентирующие исчисление и уплату налога по УСН, презюмируют, что налогоплательщик по итогам налогового (отчетного) периода обладает всей полнотой информации о налогозначимых фактах его собственной предпринимательской деятельности, влияющих на размер указанного налога, вследствие чего он может его самостоятельно исчислить, продекларировать и уплатить.

Читайте также
ВС разъяснил начало течения срока для подачи в ПФР заявления о возврате излишне уплаченных взносов
Суд отметил, что о факте излишней уплаты общество узнает не в момент переплаты, а в момент представления расчета по страховым взносам за соответствующий период
31 Мая 2021 Новости

Верховный Суд отметил, что Ксения Гуторова первоначально продекларировала УСН за 2015–2016 гг. и уплатила его в установленные сроки, после чего представила уточненные декларации без исчисленных сумм налога и истребовала в суде излишне, по ее мнению, уплаченный налог. ВС сослался на свои определения от 3 сентября 2015 г. № 306-КГ15-6527; от 12 мая 2021 № 309-ЭС20-22198 и указал, что юридические основания для возврата переплаты по итогам финансово-хозяйственной деятельности наступают с даты представления налоговой декларации (расчета) за соответствующий налоговый (расчетный) период, но не позднее срока, установленного для ее представления в налоговый орган. По какой именно причине Ксения Гуторова, будучи обязанной самостоятельно исчислять, декларировать и уплачивать налог по УСН по итогам своей предпринимательской деятельности, могла узнать об излишней уплате ею налога только после принятия налоговым органом решения в отношении Константина Павлоса, из судебных актов по делу не следует, заметил Суд.

Кроме того, отметил ВС, судами не исследованы вопросы о том, осуществляла ли в действительности Ксения Гуторова облагаемую УСН предпринимательскую деятельность, самостоятельно ли она исчисляла, декларировала и уплачивала налог. Вместе с тем, по мнению Суда, разрешение данных вопросов является существенным, поскольку в том случае, если Ксения Гуторова реально не осуществляла облагаемую УСН предпринимательскую деятельность, она не могла не осознавать факт излишней уплаты ею налога непосредственно в момент уплаты. Таким образом, Верховный Суд отменил все судебные акты по делу и вернул его на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Эксперт по вопросам налогообложения Антон Труфанов посчитал, что подход Верховного Суда, по сути, ужесточает принятую ранее ФНС позицию относительно порядка определения финансового результата налоговой проверки по факту «дробления», когда при объединении деятельности и налоговых баз разных субъектов учитываются и доходы, и расходы, и вычеты и переплаты всех участников объединяемой деятельности.

«Право требовать возврата переплаты – одно из основных прав налогоплательщиков, которое порождает безусловную обязанность налогового органа (при отсутствии спора о сумме и при соблюдении сроков), – указал он. – Вне зависимости от того, кто и из каких средств платил налоги, в бюджете оказалась излишняя сумма налога, и эту сумму переплаты было бы более правильным вернуть (зачесть) во время проведения выездной проверки относительно “дробления”. А поскольку налоговый орган самостоятельно переплату не вернул и не зачел, необходимо предоставить возможность решить вопрос с переплатой после вынесения решения суда. В данном случае ни о каком пропуске срока на возврат не может идти речи. Однако недобросовестность в данном конкретном случае оказалась определяющим фактором: права участников схемы не защищаются».

Старший юрист Налоговой практики А-ПРО Николай Пятницкий назвал дело незаурядным, отметив, что в нем много «подводных камней», способных кардинально изменить его исход при новом рассмотрении. Он посчитал, что сформированная налоговым органом ситуация в решении в отношении Константина Павлоса допускает двойное налогообложение полученных доходов (один раз у Гуторовой и второй раз у Павлоса): «При этом из определения следует, что Верховный Суд нисколько не смущает возможность двойного налогообложения».

«Изначально, при вынесении своего решения, налоговый орган должен был доначислить Константину Павлосу суммы НДС и НДФЛ уже с учетом налогов, уплаченных в рамках УСН. Налоговый кодекс не регламентирует процедуру расчета доначисленных сумм налога при выявлении дробления бизнеса, поэтому в таких ситуациях права налогоплательщиков часто нарушаются», – отметил юрист.

Также, по мнению Николая Пятницкого, немаловажным является тот факт, что, отказывая Ксении Гуторовой в возврате сумм УСН, налоговый орган указал только на истечение трехлетнего срока возврата налога – не указывая на неправомерность заявления. «Представляется, что налогоплательщики не должны нести неблагоприятные последствия от некомпетентных действий государственных органов. Поэтому решение Суда выглядит формальным, нацеленным на отказ плательщику в возврате сумм налога», – резюмировал он.

Адвокат АП Краснодарского края Александр Фищук посчитал, что суды трех инстанций обоснованно поддержали требования налогоплательщика, а Верховный Суд косвенно показал, что судебная власть переплетена с исполнительной властью.

Он отметил, что индивидуальный предприниматель обратился с заявлением о возврате излишне уплаченного налога, полностью обосновав характер переплаты и соблюдение срока давности возврата налогов. Правовой смысл ст. 78 НК – возможность приведения положения налогоплательщика в соответствие с его действительными налоговыми обязательствами. Признание налоговой выгоды необоснованной не должно затрагивать иные права налогоплательщика, предусмотренные законодательством о налогах и сборах.

«Ситуация с возвратом излишне уплаченных налогов сегодня обстоит не самым лучшим образом, а если называть вещи своими именами, с точки зрения права – отвратительно. Инспекции отказывают налогоплательщику по поводу и без, затягивают возвраты, грозят контрольными мероприятиями и т.д. В суд из тысяч идут единицы», – заметил Александр Фищук.

Рассказать:
Яндекс.Метрика