×

ВС: Неисполнение решения суда о возврате НДС из-за выемки соответствующих заявок следствием – законно

Суд отметил, что изъятие заявок ИФНС на возврат денежных средств из бюджета, направленных в Казначейство, в связи с выемкой в рамках возбужденного уголовного дела соответствующих файлов влечет объективную невозможность их фактического исполнения
Фото: «Адвокатская газета»
Адвокаты неоднозначно оценили выводы Верховного Суда. Один из них, поддержав позицию ВС, заметил, что при этом тот не дал оценку тому, что действия органов исполнительной власти не должны препятствовать исполнению решений судебных актов. Другой указал на наличие альтернативного подхода к проблеме, который вполне мог упомянуть ВС РФ при рассмотрении данного дела, с учетом новой процедуры изъятия электронных носителей информации по уголовным делам экономического характера. По мнению третьего эксперта, решение ВС может привести к росту числа злоупотреблений со стороны территориальных органов ФНС России.

4 июля Верховный Суд РФ вынес Решение № АКПИ19-316 по делу об оспаривании конкурсным кредитором фирмы-должника отдельных разъяснений письма ФНС и Федерального казначейства России о возможности неисполнения возврата денежных средств из бюджета РФ в связи с возбуждением уголовного дела.

Возврат денежных средств ИФНС не состоялся из-за возбуждения уголовного дела

Шолбан Сангын-оол является конкурсным кредитором ООО «КомплектСтрой». По решениям арбитражных судов ИФНС должна была возвратить обществу НДС и проценты на сумму несвоевременно возвращенного налога.

Инспекция направила в управление Федерального казначейства заявки на возврат, однако они впоследствии были изъяты следственными органами в связи с возбуждением уголовного дела. Данное обстоятельство, по мнению Казначейства, исключило возможность их исполнения в связи с разъяснениями, содержащимися в письме ФНС и Федерального казначейства России от 30 мая 2013 г. № ММВ-20-8/52@/42-7.4-05/9.3-318.

В п. 2 вышеуказанного письма сообщается, что должник в течение 10 дней с момента получения уведомления о поступлении исполнительного документа предоставляет платежный документ для исполнения судебного акта и информацию об источнике образования задолженности. Он также должен сообщить коды бюджетной классификации РФ, по которым должно быть произведено перечисление денежных средств.

Судебный акт, предполагающий возврат денежных средств из бюджетной системы РФ, исполняется с учетом приказа Министерства финансов России от 5 сентября 2008 г. № 92н, утвердившего порядок учета Федеральным казначейством поступлений в российский бюджет. Так, должник представляет в орган Федерального казначейства заявки на возврат в срок, установленный п. 3 ст. 242.3 БК РФ.

Если следствие изымает у налоговиков файлы с заявками на возврат в связи с возбуждением уголовного дела, фактическое неисполнение требований судебного акта происходит по независящим причинам. Тогда в орган Федерального казначейства направляется соответствующее постановление о выемке и протокол выемки файлов с заявлениями о возврате. В указанном случае приостановление осуществления операций по расходованию средств на лицевых счетах налогового органа, включая лицевые счета его структурных (обособленных) подразделений, открытые в данном органе Федерального казначейства, не производится.

Содержание административного иска в ВС РФ и позиция ответчиков

Впоследствии Шолбан Сангын-оол обратился с административным иском в Верховный Суд РФ о признании недействующими разъяснений, изложенных в абз. 3 и 4 п. 2 письма.

В обоснование своих требований он ссылался на то, что оспариваемая норма не соответствует положениям Конституции РФ и действующего законодательства. По мнению административного истца, такие разъяснения допускают отказ в исполнении указанных в ст. 242.3 БК РФ судебных актов по основаниям, не предусмотренным федеральным законом, и тем самым нарушают права взыскателей.

В письменных возражениях ФНС и Федеральное казначейство России ссылались на то, что спорное письмо соответствует действительному смыслу разъясняемых им нормативных положений БК РФ. По их мнению, содержащийся в п. 2 письма вывод не выходит за рамки адекватного истолкования положений законодательства, не устанавливает самостоятельных, обязательных к применению норм и не нарушает права как административного истца, так и неопределенного круга лиц.

В свою очередь Минюст России, привлеченный к участию в деле в качестве заинтересованного лица, указал, что, исходя из анализа обжалуемых абзацев письма, последние не содержат предписаний о правах и обязанностях неопределенного круга лиц, не устанавливают общеобязательных правил поведения, рассчитанных на неоднократное применение. В оспариваемых положениях, как полагало ведомство, отсутствуют разъяснения указанных в административном иске нормативных правовых актов; их содержание ограничено информированием территориальных органов ФНС и Федерального казначейства России о представлении в орган последнего постановления о выемке и протокола выемки файлов с заявками в случаях, предусмотренных абз. 3 оспариваемого письма.

ВС признал правоту ФНС и Казначейства

Изучив обстоятельства дела, Верховный Суд отметил, что основанием для приостановления Казначейством операций на лицевых счетах должника в лице органа ФНС является непредставление им в предусмотренные законом сроки информации и платежного документа.

«Упомянутая в абз. 3 письма выемка предусмотрена ч. 1 ст. 183 УПК РФ, согласно которой при необходимости изъятия определенных предметов и документов, имеющих значение для уголовного дела, если точно известно, где и у кого они находятся, производится их выемка. Следовательно, изложенная в абз. 3 п. 2 письма ситуация объективно влечет невозможность фактического возврата денежных средств по не зависящим от налоговых органов причинам ввиду отсутствия файлов с заявками на возврат денежных средств у налоговых органов», – подчеркнул ВС в своем решении.

Высшая судебная инстанция также пояснила, что другой оспариваемый заявителем пункт не имеет нормативного содержания, не выходит за рамки адекватной интерпретации положений бюджетного законодательства. Следовательно, он не изменяет и не отменяет какие-либо нормы законодательства и не нарушает права, свободы и законные интересы налогоплательщиков и третьих лиц.

В связи с этим ВС РФ вынес решение об отказе в удовлетворении административного иска.

Эксперты «АГ» разошлись в оценке выводов Суда

Адвокат, руководитель практики налоговых споров адвокатской конторы «Бородин и Партнеры» Алексей Пауль считает, что описанная в решении ВС ситуация может быть оценена с двух сторон.

«С одной стороны, следует поддержать позицию Суда относительно невозможности приостановления операций по лицевым счетам налогового органа, не предоставившего заявку на возврат налогового платежа в Федеральное казначейство РФ, при изъятии таких заявок следственными органами. Приостановление операций по лицевым счетам предусмотрено в БК РФ в качестве меры принуждения за непредставление документов, необходимых для исполнения судебных актов. В случае изъятия указанных документов в соответствии с правилами УПК РФ налоговые органы не имеют возможности направить заявки, в связи с чем основания для применения мер принуждения отсутствуют», – пояснил эксперт. В то же время он отметил, что остается открытым вопрос – не имеют ли налоговые органы возможности составить новые заявки на основании исполнительных документов, имеющихся в управлении Федерального казначейства?

С другой стороны, также остается открытым вопрос о безусловной обязательности и неукоснительном исполнении судебных актов. «Проведение следственных действий, создающих препятствия исполнению судебных актов (направлению заявок налоговыми органами), само по себе не отменяет и не приостанавливает их действия. В связи с этим судебные акты должны исполняться. При этом действия и акты органов исполнительной власти (налоговых, следственных и других) не должны препятствовать исполнению актов органов судебной власти. Ответ на этот вопрос с учетом предмета спора определение не дает», – заключил Алексей Пауль.

Адвокат АП г. Москвы Иван Белов указал на довольно короткий срок для исполнения уведомления органа Казначейства (10 рабочих дней). «Если электронные носители информации, содержащие необходимые сведения (заявки), оказались изъятыми в ходе следственных действий, у обязанного налогового органа возникает объективная невозможность отреагировать в срок на уведомление Казначейства. Верховный Суд прав в том, что несправедливо применять к такому должнику меры в виде приостановления расходных операций по его лицевому счету. По своей природе такие меры призваны побуждать должника к надлежащему поведению, но не могут достигать своей цели, когда должник объективно не способен исполнить обязанность», – полагает он.

Тем не менее эксперт отметил и наличие альтернативного похода к проблеме, который вполне мог упомянуть Верховный Суд при рассмотрении данного дела. «С января этого года вступила в силу новая статья 164.1 УПК РФ, регламентирующая процедуру изъятия электронных носителей информации по уголовным делам экономического характера. Согласно этой статье владелец электронного носителя вправе изготовить копии документов, размещенных на нем. К тому же в ходе выемки или обыска сами носители изымаются не всегда – зачастую просто копируется и изымается содержащаяся на них информация. Если сотрудники налоговой инспекции при изъятии у них носителей с файлами заявок не предпринимают должных мер к копированию и сохранению у себя информации, нет никаких оснований освобождать их от какой бы то ни было ответственности за неисполнение обязательств перед органами Казначейства», – резюмировал Иван Белов.

В свою очередь адвокат АП г. Москвы Марина Дарьина выразила полное несогласие с выводами высшей судебной инстанции. По ее словам, они прямо противоречат подп. 5 п. 1 ст. 21 НК РФ, который наделяет налогоплательщика правом на своевременный зачет или возврат сумм излишне уплаченных либо излишне взысканных налогов, пени, штрафов. Они также нарушают требования подп. 7 п. 1 ст. 32 НК РФ, который обязывает налоговые органы принимать решения относительно возврата налогоплательщику излишне уплаченных налогов.

«В основу законодательства РФ о налогах и сборах положена доктрина приоритета существа над формой, которая послужила фундаментом совершенствования налогового законодательства (в части внесения изменений в НК РФ, издания Минфином РФ и ФНС РФ соответствующих писем) при выявлении истинных намерений и действий налогоплательщика. Вывод ВС РФ о том, что выемка документов может служить основанием для отказа в возврате излишне уплаченных налогов, свидетельствует, что ФНС России и Управление Казначейства России сами не соответствуют тем высоким стандартам, к которым стремятся. Вряд ли налогоплательщику простили бы задолженность перед бюджетом из-за сгоревшего архива или бухгалтерского сейфа», – отметила Марина Дарьина.

По словам адвоката, рассмотренная Судом ситуация свидетельствует об отсутствии намерения возвратить налогоплательщику денежные средства из бюджета. «Такое решение ВС РФ может привести к росту числа злоупотреблений со стороны территориальных органов ФНС России, которые будут лишь формально исполнять свои обязательства, минуя собственноручно созданные высокие стандарты, касающиеся только поведения налогоплательщика», – заключила эксперт.

Рассказать: