×

ВС: оказание работником услуг бывшим клиентам фирмы в рабочее время – не наносит ущерб работодателю

Суд счел, что неполучение фирмой денег с бывших контрагентов за услуги, оказанные ее сотрудником в обход работодателя, не является прямым действительным ущербом в рамках трудового законодательства
Фотобанк Freepik
Адвокаты положительно оценили определение Верховного Суда. Один из них отметил, что ВС дал жесткую оценку допущенным нижестоящими инстанциями ошибкам, фактически указав им на то, как надо выносить решения. Второй эксперт добавила, что нижестоящие инстанции грубо нарушили нормы ТК РФ, который не предусматривает право работодателя производить удержания из зарплаты в случае совершения работником действий, повлекших возникновение упущенной выгоды.

28 января Верховный Суд РФ вынес определение по спору между фирмой и ее бывшей сотрудницей о взыскании с последней ущерба за оказание ею в рабочее время услуг бывшим клиентам работодателя, с которыми не продлевался контракт.

Суды взыскали убытки за подработку в рабочее время

В мае 2014 г. ООО «Тандем» приняло Олесю Фоминову на работу в качестве специалиста по работе с клиентами, впоследствии ее повысили до ведущего специалиста по тендерам. В ее должностные обязанности вошли подготовка документов для электронных торгов и участие в них от имени клиентов компании, выставление последним счетов за выполненные услуги и пролонгация договоров с ними.

В сентябре 2016 г. фирма выявила, что в свое рабочее время Олеся Фоминова выполняла комплекс работ для бывших контрагентов «Тандема», договорные отношения с которыми не были продлены. Услуги оказывались с использованием сервиса и программного обеспечения фирмы. По результатам служебного расследования было установлено, что сотрудница умышленно создала условия, из-за которых ее работодатель лишился ряда клиентов, которым она стала лично оказывать услуги за отдельную плату.

Впоследствии фирма обратилась в суд с иском к Олесе Фоминовой и бывшим контрагентам. Истец просил взыскать с бывшей сотрудницы оплату ее рабочего времени за период предоставления услуг бывшим клиентам и средства за использование служебного телефона в личных целях на общую сумму свыше 156 тыс. руб. Кроме того, «Тандем» просил солидарно взыскать с ответчиков 540 тыс. руб. В указанную сумму вошли стоимость оплаты услуг специалиста по подготовке документов для участия в электронных торгах, неполученное им вознаграждение в размере 2% от стоимости контрактов, заключенных по итогам конкурсов, а также расходы на оплату услуг и госпошлину. В обоснование иска истец, в частности, ссылался на то, что между ним и бывшими клиентами сложились фактические договорные отношения.

Суд первой инстанции удовлетворил требования фирмы частично, взыскав с Олеси Фоминовой убытки и госпошлину на общую сумму 676 тыс. руб. и отказав в удовлетворении остальной части иска. При этом суд пояснил, что согласно должностной инструкции ведущего специалиста по тендерам Фоминова несет ответственность за причинение материального ущерба в соответствии с действующим законодательством (ст. 238 ТК РФ). В результате действий работника, выявленных ее работодателем, последний лишился заявленных им в иске денежных сумм, которые должны были заплатить его бывшие клиенты.

При этом суд установил, что согласно расчетным ведомостям стоимость одного часа работы ведущего специалиста по тендерам фирмы в 2015 г. составила 102 руб., а в 2016 г. – 124 руб. Кроме того, суд выявил, что Олеся Фоминова затратила на оказание услуг бывшим клиентам работодателя 250 рабочих часов в 2015 г., а в 2016 г. – 627 рабочих часов.

Отказывая в удовлетворении иска в части взыскания денежных средств с бывших контрагентов фирмы, суд исходил из того, что между истцом и данными ответчиками не было каких-либо договорных отношений в период с 1 октября 2015 г. по 19 сентября 2016 г. Спорные услуги оказывались им лично Олесей Фоминовой, которая, по мнению суда, и должна нести ответственность за причиненный работодателю ущерб. Впоследствии апелляция оставила решение суда без изменения.

ВС посчитал, что прямого ущерба нанесено не было

Олеся Фоминова подала кассационную жалобу в Верховный Суд РФ, Судебная коллегия по гражданским делам которого пришла к выводу об ее обоснованности.

Со ссылкой на Постановление Пленума ВС РФ от 16 ноября 2006 г. № 52 Суд пояснил, что основанием материальной ответственности по трудовому договору является материальный ущерб, причиненный одной стороной договора другой. «Соответственно, наличие имущественного ущерба – обязательное условие материальной ответственности (нет ущерба – нет материальной ответственности). Упущенная выгода, то есть неполученные доходы, которые работодатель получил бы, если бы его право не было нарушено, взысканию с работника не подлежат», – указал ВС.

Как пояснил Суд, денежные средства, не полученные работодателем за услуги специалиста по обработке конкурсной документации и подготовке документов для подачи на торги/конкурсы, а также не полученное им вознаграждение не могут рассматриваться в качестве прямого действительного ущерба по смыслу ч. 2 ст. 238 ТК РФ в силу отсутствия реального уменьшения наличного имущества работодателя или ухудшения его состояния. Кроме того, у работодателя отсутствовала необходимость произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение или восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам.

ВС также не поддержал выводы нижестоящих инстанций о допустимости взыскания с бывшей сотрудницы в пользу ее работодателя зарплаты за период предоставления услуг его бывшим клиентам в качестве ущерба, причиненного работодателю. Суд подчеркнул, что удержания из зарплаты производятся только в случаях, предусмотренных ТК и иными федеральными законами. Однако нижестоящие судебные инстанции не привели нормы права, на основании которых пришли к выводу о возможности взыскания с Олеси Фоминовой зарплаты, выплаченной за период исполнения ею как работником данного общества трудовых обязанностей ведущего специалиста по тендерам с 1 октября 2015 г. по 19 сентября 2016 г.

Кроме того, Суд обратил внимание на то, что заслуживает внимания довод заявительницы о неправомерности взыскания с нее расходов на мобильную связь, так как тарифный план пакета телефонных услуг предусматривал ежемесячную абонентскую плату без отдельной тарификации звонков и SMS-сообщений, а размер этой платы оставался неизменным вне зависимости от их количества. При этом ВС отметил существенное нарушение нижестоящими судами норм процессуального права. Так, при разрешении спора ими не были установлены обстоятельства, имеющие значение для дела, не приведены нормы подлежащего применению закона, определение апелляционной инстанции вообще не содержит ссылок на какие-либо законы, которыми руководствовался суд при его вынесении.

В связи с этим Верховный Суд РФ Определением № 18-КГ18-225 отменил судебные акты нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение.

Эксперты поддержали позицию ВС

Адвокат юридической фирмы Art De Lex Валерия Ивачева отметила, что Верховный Суд РФ исправил ошибки нижестоящих судов: «Трудовое законодательство, а также практика его применения не предоставляют работодателю возможность привлекать работника к материальной ответственности за действия, которые повлекли неполучение работодателем доходов (возникновение упущенной выгоды), что прямо следует из ст. 238 ТК РФ и из п. 15 Постановления Пленума ВС РФ от 16 ноября 2006 г. № 52». По словам эксперта, суды нижестоящих инстанций допустили взыскание с работника сумм выплаченной заработной платы, что грубо нарушает ТК РФ, который не предусматривает право работодателя производить удержания из заработной платы в случае совершения работником действий, которые привели к возникновению упущенной выгоды.

«Трудовое законодательство в первую очередь защищает права работника, гарантируя строгий перечень оснований для удержаний из заработной платы, не подлежащий расширительному толкованию, а также устанавливая возможность привлечения к материальной ответственности только за прямой действительный ущерб, – пояснила адвокат. – Отменяя судебные акты нижестоящих судов, ВС РФ обоснованно не допустил существование судебных актов, которые вступают в явное противоречие с нормами ТК РФ».

При этом Валерия Ивачева отметила, что подобное консервативное законодательное регулирование, фактически не предусматривающее никаких санкций за недобросовестное поведение работника, приводящее к возникновению упущенной выгоды, нарушает баланс интересов сторон трудовых правоотношений. «У работодателя отсутствует возможность возмещения даже минимального ущерба, а работник, в свою очередь оставаясь даже без дисциплинарного взыскания, фактически побуждается законодателем к недобросовестному поведению. Однако содержание ст. 137 и 238 ТК РФ не предусматривает никакой свободы для корректировки регулирования посредством судебной практики», – заключила Валерия Ивачева.

По мнению адвоката МКА «Центрюрсервис» Ильи Прокофьева, ВС дал очень строгую и жесткую оценку допущенным судами первой и апелляционной инстанций ошибкам, фактически указав им на то, как надо выносить решения. «Это, в свою очередь, должно положительно повлиять на общий подход к рассмотрению гражданских дел в данном субъекте РФ», – считает эксперт.

«Отдельно хотелось бы отметить находчивость истца по рассматриваемому делу, который решил перевести обычные трудовые отношения, в рамках которых максимальной санкцией для работника явилось бы увольнение, в гражданско-правовые и взыскать ущерб, – отметил Илья Прокофьев. – Доводы истца при этом выглядят надуманными в части взыскания денежных средств с работника, но особенно в части привлечения в качестве соответчиков клиентов компании».

Адвокат выразил удивление тем, что данное дело дошло до Верховного Суда, а не было разрешено в первой инстанции отказом в удовлетворении исковых требований. Илья Прокофьев полагает, что определение ВС вряд ли окажет какое-либо существенное влияние на практику, поскольку рассматриваемый спор и ошибочные решения судов первой и апелляционной инстанций являются скорее исключением из правил.

Рассказать: