×

ВС: определение конкретной ликвидационной стоимости привилегированных акций ограничивает права акционеров

Суд указал, что соответствующее решение общего собрания акционеров может быть принято, только если за него проголосовали 3/4 владельцев таких акций
Одна из представителей истицы, адвокат АП Новосибирской области Анна Бархатова в комментарии «АГ» отметила, что Верховный Суд РФ сформировал прецедентную практику по применению ст. 32 Закона об АО, в отсутствие которой в ряде случаев нарушались права акционеров – владельцев привилегированных акций. Эксперты «АГ поддержали выводы Суда, отметив, что они позитивно скажутся на улучшении инвестиционного климата в стране и на формировании ответственного подхода при принятии корпоративных решений.

14 ноября Верховный Суд вынес Определение № 304-ЭС19-11056 по спору между АО и владельцем его привилегированных акций относительно решения общего собрания акционеров общества об установлении ликвидационной стоимости таких ценных бумаг.

Корпоративное решение, ставшее поводом для иска

26 марта 2018 г. состоялось общее собрание акционеров АО «Ангиолайн», в его повестку включались вопросы о приведении устава хозяйствующего субъекта в соответствие с действующим законодательством. Единогласным решением в п. 6.4 ст. 6 устава общества были внесены изменения в части определения ликвидационной стоимости привилегированных акций юрлица, размер которой составил 75 рублей за одну ценную бумагу. При этом на собрании правом голоса по вопросам повестки дня обладали только владельцы обыкновенных акций.

Впоследствии владелец 47 260 привилегированных акций общества Наталья Лебедева обратилась в арбитражный суд с иском к АО о признании недействительным решения внеочередного общего собрания акционеров в части установления размера ликвидационной стоимости, как принятого с нарушением ст. 32 Закона об акционерных обществах.

Суды трех инстанций отказались удовлетворять иск со ссылкой на положения ст. 181.4, 181.5 ГК РФ, ст. 32, 49 Закона об АО. Они указали, что спорная повестка общего собрания акционеров не содержит вопросов, предусмотренных п. 4 ст. 32 Закона об АО, а вопрос об установлении размера ликвидационной стоимости акций согласуется с требованиями законодательства, поскольку ее определение направлено на улучшение положения акционера. Кроме того, суды отметили, что у Натальи Лебедевой как владельца привилегированных акций общества права на голосование такими акциями на спорном общем собрании акционеров не возникло, поэтому ее интересы не были нарушены.

Верховный Суд защитил права владельцев привилегированных акций

Наталья Лебедева обратилась с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ.

Изучив материалы дела № А45-19004/2018 Судебная коллегия по экономическим спорам напомнила, что владельцы привилегированных акций определенного типа приобретают право голоса при решении на общем собрании акционеров вопросов о внесении изменений в устав общества, ограничивающих их права. Такое правило распространяется на случаи определения или увеличения размера дивиденда и (или) ликвидационной стоимости, выплачиваемых по привилегированным акциям предыдущей очереди, а также предоставления таким акционерам преимуществ в очередности таких выплат. Это вытекает из абз. 2 п. 4 ст. 32 Закона об АО (в редакции, действовавшей на момент принятия оспариваемого решения).

Как пояснил Суд, решение о внесении таких изменений в устав правомерно при следующих условиях. За него должно быть отдано не менее чем ¾ голосов акционеров – владельцев голосующих акций, участвующих в общем собрании акционеров (за исключением голосов акционеров – владельцев привилегированных акций, права по которым ограничиваются), и ¾ голосов всех акционеров – владельцев привилегированных акций каждого типа, права по которым ограничиваются, если для принятия такого решения уставом общества не установлено большее число голосов акционеров.

«В каждом конкретном случае обязательны оценка характера вносимых изменений и дополнений в устав акционерного общества и установление того, имеет ли место соответствующее ограничение прав владельца привилегированных акций и в чем конкретно оно заключается. Внесение изменений в устав акционерного общества путем определения ликвидационной стоимости привилегированных акций напрямую затрагивает права акционеров – владельцев привилегированных акций, поскольку фактически определяет объем предоставляемых прав такими ценными бумагами», – отмечено в определении Суда.

ВС пояснил, что определение ликвидационной стоимости привилегированных акций в виде твердой суммы в рассматриваемом случае подразумевало ограничение прав акционеров – владельцев привилегированных акций, поскольку в отсутствие в уставе ликвидационной стоимости они вправе были претендовать на такой же размер ликвидационной стоимости, какой причитается владельцам обыкновенных акций, а значит, потенциально неограниченный. Поэтому соответствующее решение общего собрания акционеров могло быть принято, только если за него проголосовало ¾ акционеров – владельцев привилегированных акций каждого типа, права по которым ограничиваются.

Высшая судебная инстанция также отметила, что, вопреки выводам судов, установление произвольной ликвидационной стоимости привилегированной акции при отсутствии такой стоимости в уставе хозяйствующего субъекта не может расцениваться само по себе как улучшение положения акционера, исключающего возможность его голосования по поставленному вопросу. Ведь установление экономически необоснованной ликвидационной цены указанного типа ценных бумаг нарушит разумные ожидания квалифицированного инвестора, осознанно покупающего привилегированные акции для получения гарантированного прогнозируемого дохода в обмен на неучастие в управлении хозяйствующим субъектом.

«Следовательно, Наталья Лебедева, являясь владельцем 47 260 привилегированных акций, имела безусловное право на участие в проводимом собрании, ее голос должен был учитываться при определении кворума такого собрания и при голосовании по оспариваемому вопросу», – заключил Суд. В связи с этим он добавил, что решения общего собрания акционеров, принятые при отсутствии кворума для проведения общего собрания акционеров или без необходимого для принятия решения большинства голосов акционеров, не имеют силы независимо от обжалования их в судебном порядке (п. 10 ст. 49 Закона об АО).

Верховный Суд также обратил внимание, что Наталья Лебедева в ходе судебного разбирательства по делу представила в материалы заключение специалиста, согласно которому среднее значение одной акции указанного типа составляет 1151 руб. Как подчеркнул ВС, нижестоящие суды проигнорировали этот довод истца и не озаботились установлением размера справедливой ликвидационной стоимости.

«Номинальная стоимость привилегированной акции сама по себе не может служить оправданием для установления ее ликвидационной стоимости. Кроме того, стоимость привилегированных акций характеризуется номинальным, рыночным и балансовым значениями, которые могут существенно разниться друг от друга. В частности, номинальная стоимость привилегированных акций заявляется до начала эмиссии, рыночная стоимость привилегированных акций складывается на рынке в результате торгов, а балансовая стоимость привилегированных акций рассчитывается с учетом размера акционерного капитала и числа находящихся в обращении ценных бумаг. При определении справедливой ликвидационной стоимости ценной бумаги судам необходимо иметь в виду, что она не может быть произвольной и должна иметь экономическое обоснование, отвечающее интересам всех сторон правоотношений (владельцев обыкновенных и привилегированных акций)», – отметил Суд, отменив судебные акты всех нижестоящих инстанций и направив дело на новое рассмотрение.

ВС сформировал прецедентную практику, считает представитель истицы

Одним из представителей Натальи Лебедевой в суде была адвокат АП Новосибирской области Анна Бархатова. В комментарии «АГ» она поддержала выводы Верховного Суда, отметив, что им сформирована прецедентная практика по применению ст. 32 Закона об АО. «Поскольку ранее, в отсутствие таковой практики создавались трудности в реализации прав акционеров – владельцев привилегированных акций, это привело в данном конкретном случае к умышленному нарушению прав такого владельца, которые, с учетом направления дела на новое рассмотрение, будут восстановлены», – отметила она.

По словам адвоката, определение Суда не позволит ограничивать определенные и гарантированные действующим законодательством права владельцев привилегированных акций и лишать их права на участие в голосовании на собраниях акционеров по вопросам, ограничивающим их права.

Редакция «АГ» не смогла оперативно получить комментарий представителей АО «Ангиолайн».

Эксперты «АГ» прокомментировали выводы ВС РФ

Комментируя определение, адвокат «ЮСТ» Артем Кофанов отметил, что позиция АО, которую поддержали суды трех инстанций, заключается в том, что решение вопроса об установлении ликвидационной стоимости привилегированных акций в любом случае направлено на улучшение положения их владельцев, поскольку ранее такая цена вообще не была установлена, и поэтому нельзя сказать, что стоимость была изменена в сторону уменьшения. «Однако Верховный Суд обратил внимание на важный нюанс – что если в уставе акционерного общества не определена ликвидационная стоимость привилегированных акций, то владельцы таких акций могут претендовать на такой же размер ликвидационной стоимости, как и владельцы обыкновенных акций, то есть на неограниченный размер, – пояснил адвокат.

Эксперт отметил, что выводы ВС демонстрируют его готовность продолжать намеченную линию оценки обстоятельств дела с точки зрения максимальной защиты прав участников гражданского оборота. «В данной ситуации, чтобы защитить права владельцев привилегированных акций, необходимо было не просто формально подойти к оценке обстоятельств и законодательства, как это сделали суды нижестоящих инстанций, но разобраться в самом существе вопроса, решить своего рода логический силлогизм, с чем Верховный Суд прекрасно справился. Он высказал в своем определении абсолютно справедливые замечания, которые положительно повлияют на судебную практику и помогут впредь более эффективно защищать права акционеров», – резюмировал Артем Кофанов.

Старший юрист АБ «Бартолиус», к.ю.н. Вероника Русанова назвала позицию ВС РФ обоснованной, поскольку в ином случае создавалась ситуация, при которой решением собрания изменялся бы объем предоставляемых привилегированными акциями прав, но права голоса по данному вопросу владельцам таких акций не предоставлялось. «Верховный Суд также сделал важный для практики вывод о том, что размер устанавливаемой в уставе ликвидационной стоимости привилегированных акций не может быть произвольным, поскольку это привело бы к нарушению разумных ожиданий квалифицированного инвестора при их покупке. В связи с этим судам по таким спорам необходимо устанавливать справедливую и экономически обоснованную ликвидационную стоимость, отвечающую интересам всех акционеров общества», – отметила она.

В свою очередь адвокат АП г. Москвы Василий Котлов заметил, что определение поднимает вопрос о соотношении дискреционных полномочий суда и волеизъявления органа управления акционерного общества. По словам эксперта, на примере частного случая ВС РФ сформулировал исключительный по важности вывод, который касается необходимости не только правового, но и фактического обоснования числовых показателей, содержащихся в решениях, принимаемых органами управления юрлица. «Отсутствие такого обоснования, независимо от того, указано ли об этом в законе, само по себе влечет ограничение прав лиц – участников гражданско-правового сообщества, на которых распространяются правовые последствия принятого решения, в данном случае – истца как владельца привилегированных акций. Соответственно, такие лица имеют право голоса по вопросам, затрагивающим их права и законные интересы», – отметил адвокат.

Василий Котлов назвал справедливой и ссылку Суда на разумные ожидания квалифицированных инвесторов, намеренно покупающих привилегированные акции для получения гарантированного прогнозируемого дохода в обмен на неучастие в управлении обществом. По его мнению, такая позиция направлена на защиту прав и интересов акционеров и будет способствовать улучшению инвестиционной привлекательности рынка ценных бумаг в РФ. «Определение направлено на формирование более ответственного подхода к принятию корпоративных решений, затрагивающих права акционеров, способствует укреплению роли суда как активного арбитра в корпоративных спорах и имеет большое значение для практики в целом», – резюмировал Василий Котлов.

Рассказать: