×

ВС оставил в силе оправдательный приговор суда присяжных по делу о двойном убийстве и разбое

Прокурор настаивал, что вопросы в вопросном листе были сформулированы неправильно, а также что на присяжных оказывалось «незаконное воздействие», но Суд не согласился с ним
Фото: «Адвокатская газета»
Адвокаты Александр Валявский и Екатерина Калюжная, защищавшие оправданного, позитивно оценили решение ВС, пояснив «АГ», что Суд услышал все их доводы. При этом Александр Валявский подчеркнул, что для адвокатов это знаковое решение, которое говорит об изменениях в судебной системе в сторону реальной состязательности и отказа от обвинительного уклона.

27 июня Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ, рассмотрев апелляционное представление прокурора, оставила без изменения оправдательный приговор Краснодарского краевого суда, вынесенный с участием присяжных заседателей, в отношении Федора Иванова, обвинявшегося в двойном убийстве и разбое.

Ранее «АГ» писала, что преступление было совершено в конце мая 2016 г. в г. Туапсе. Спустя месяц был задержан Иванов, который, по версии следствия, проник в квартиру, где проживали пожилая женщина и ее сын, нанес им множество ударов молотком по голове, похитил 5 тыс. руб. и скрылся. Потерпевшие скончались на месте от черепно-мозговых травм. В декабре 2017 г. подозреваемому было предъявлено обвинение, после чего его поместили под стражу.

Дело рассматривалось в Краснодарском краевом суде с участием присяжных заседателей. Тогда адвокатам АП Краснодарского края Александру Валявскому и Екатерине Калюжной, защищавшим обвиняемого, удалось убедить их в недоказанности причастности Иванова к преступлению, указав на множество нестыковок в деле и доказав его отсутствие на месте преступления в момент его совершения.

Читайте также
Адвокаты добились оправдательного вердикта, доказав отсутствие их подзащитного на месте преступления
Присяжные оправдали подсудимого, обвинявшегося в разбойном нападении и двойном убийстве, и освободили его из-под стражи в зале суда
06 Апреля 2018 Новости

Не согласившись с вынесенным приговором, прокуратура Краснодарского края внесла апелляционное представление (имеется в распоряжении «АГ»). В нем она указала, что согласно абз. 3 п. 28 Постановления Пленума ВС РФ от 22 ноября 2005 г. № 23 при идеальной совокупности преступлений, когда одно действие (бездействие) содержит признаки преступлений, предусмотренных двумя или более статьями УК РФ, перед присяжными заседателями может быть поставлен один вопрос, поскольку они в соответствии с полномочиями, определенными ст. 334 УПК РФ, устанавливают лишь фактическую сторону деяния, юридическая оценка которого дается судьей в приговоре.

Прокуратура пояснила, что при составлении вопросного листа судом не были выполнены требования закона о формулировке вопросов с учетом результатов судебного следствия и прений сторон, несмотря на то, что участвующий в деле гособвинитель поддержал обвинение в полном объеме. По мнению стороны обвинения, вопросный лист не содержал необходимых для правильного разрешения уголовного дела обстоятельств, составляющих фактическую сторону совершенных деяний, что нарушило положения ст. 73, 171, 220, 252 и 338 УПК.

Кроме того, прокуратура отметила, что согласно ч. 6 и 7 ст. 335 УПК РФ с участием присяжных заседателей не исследуются способы собирания доказательств, не рассматриваются вопросы об их допустимости, вопросы тактики расследования, данные, характеризующие личность подсудимых, однако данные требования закона соблюдены не были.

Сторона обвинения указала, что подсудимый и его адвокаты неоднократно нарушали требования ст. 334 и 335 УПК РФ в прениях и репликах сторон. Более того, Иванов, а также свидетели, отвечая на вопросы участников судебного разбирательства, систематически доводили не входящую в компетенцию присяжных заседателей информацию процессуального характера, связанную с процедурой получения и оформления процессуальных документов. По мнению прокурора, они таким образом хотели оспорить допустимость доказательств. При этом они «незаконно воздействовали на присяжных заседателей, вызывая у них предубеждение к стороне обвинения, порочили представляемые обвинением доказательства, признанные председательствующим допустимыми, в прениях ссылались на доказательства, не исследованные в судебном заседании, что, указывает прокуратура, не могло не повлиять на беспристрастность и объективность присяжных заседателей и на отрицательное содержание ответов на поставленные перед ними в вопросном листе вопросы».

В апелляционном представлении также отмечается, что при выступлении в судебных прениях председательствующий судья позволил защитникам беспрепятственно сообщать присяжным информацию, порочащую деятельность следователя по сбору доказательств, ставить под сомнение их законность. Кроме того, он не прервал их речь в соответствующей части, не обратился к присяжным заседателям с необходимыми разъяснениями. В то же время председательствующий ограничил гособвинителя в выступлении в прениях с оценкой доказательств обвинения, не позволив дать оценку показаниям, данным при допросе Иванова в качестве подозреваемого, и видеозаписи к нему, лишив возможности опровергнуть выдвигаемые подсудимым в свою защиту доводы о даче им признательных показаний «от страха за свою жизнь».

В ходе рассмотрения апелляционного представления в Верховном Суде Александр Валявский пояснил, что вопросный лист был составлен в соответствии со ст. 338 и ст. 339 УПК РФ. При этом формулировка вопросов позволяет прейти к однозначному выводу о совершенном деянии. «Председательствующий, разделяя вопросы права и факта, поставил вопросы в понятной присяжным заседателям формулировке, вопросы являются непротиворечивыми, понятными, учитывающими позицию обвинения и защиты, соответствующими требованиям закона и практики. Если государственному обвинителю было что-то не понятно, тогда почему он согласился с предложенной формулировкой, что подтверждается протоколом судебного заседания?» – указал адвокат.

Он отметил, что доводы прокуратуры о нарушении ряда положений УПК РФ основаны на неправильном понимании особенностей рассмотрения дела в суде с участием присяжных заседателей, неправильном понимании их полномочий и содержания вопросов, которые ставятся перед ними.

Александр Валявский пояснил, что ст. 73, 171, 220 УПК РФ относятся к досудебному производству и никакого отношения к судебному производству в суде с участием присяжных заседателей не имеют. Кроме того, в указанных нормах в качестве обстоятельств, подлежащих доказыванию, указаны форма вины, обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого, обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния, обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, и т.д., однако разрешение данных вопросов не входит в полномочия присяжных заседателей, предусмотренные ст. 334 УПК РФ.

«Доводы о том, что сторона защиты многократно систематически доводила не входящую в компетенцию присяжных заседателей информацию процессуального характера, связанную с процедурой получения и оформления процессуальных документов, порочила представляемые обвинением доказательства, в прениях ссылалась на доказательства, не исследованные в судебном заседании, надуманны и не подтверждаются протоколом судебного заседания», – отметил адвокат. Он добавил, что в соответствии с протоколом судебного заседания председательствующий своевременно прервал Иванова и обратился к присяжным заседателям с просьбой не руководствоваться услышанным в совещательной комнате.

Александр Валявский подчеркнул, что довод об ограничении государственного обвинителя в выступлении в прениях сторон с оценкой доказательств также надуман и не подтверждается протоколом судебного заседания. Кроме того, он указал, что по окончании судебных прений гособвинитель не высказывал возражений по поводу характера и содержания прений сторон и не делал никаких заявлений относительно ограничения стороны обвинения на данной стадии судебного разбирательства.

Адвокат пояснил, что, вопреки доводам представления, адвокаты не подвергали сомнению допустимость доказательств, не доводили до присяжных способы добывания доказательств, не искажали содержание доказательств, не говорили о незаконных методах ведения следствия, а наоборот, обосновывали данными доказательствами свою позицию.

Александр Валявский также пояснил, что в соответствии с кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ от 25 июля 2006 г. по делу №64-о06-27сп в прениях защитник вправе давать свою оценку исследованным в суде доказательствам, в том числе показаниям свидетеля, и делать выводы, отличные от стороны обвинения, исходя из позиции подсудимого.

Заслушав мнение сторон, Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ определила оставить приговор Краснодарского краевого суда без изменения, а апелляционное определение – без удовлетворения.

В комментарии «АГ» Александр Валявский и Екатерина Калюжная пояснили, что полностью удовлетворены решением ВС, так как Судом были услышаны доводы защиты, а процесс был «действительно состязательным».

Александр Валявский указал: несмотря на то, что апелляционное представление было изложено на 14 листах, оно сводилось к двум основным доводам. «По мнению прокурора, председательствующий неправильно сформулировал вопросы перед присяжными, а защитники доводили до присяжных информацию, не входящую в их компетенцию», – пояснил адвокат. Он добавил, что защите удалось убедить Верховный Суд в надуманности доводов прокурора и в том, что никаких существенных нарушений председательствующим допущено не было.

«Для адвокатов это знаковое решение, которое говорит об изменениях в судебной системе в сторону реальной состязательности и отказа от обвинительного уклона», – указал Александр Валявский.

Екатерина Калюжная добавила, что сейчас они будут готовить обращение о компенсации за незаконное уголовное преследование.

Рассказать:
Дискуссии
Дела, рассмотренные судом присяжных
Дела, рассмотренные судом присяжных
Уголовное право и процесс
17 Августа 2018