×

ВС: Оставление залоговым кредитором предмета залога за собой также является формой реализации имущества

Суд подчеркнул, что непогашенные расходы на оценку заложенного имущества не должны перекладываться на незалогового кредитора
По мнению одного из адвокатов, ВС защитил незалогового кредитора, и именно в таком аспекте следует расценивать значение определения Суда для правоприменительной практики. По мнению другого, в целом согласившегося с изложенными в документе выводами, систематическое толкование нормы права в данном случае можно было заменить филологическим и логическим.

25 апреля Верховный Суд РФ вынес Определение № 306-ЭС18-21709 по кассационной жалобе администрации Нижнеломовского района Пензенской области на решения нижестоящих судов, удовлетворивших требования арбитражного управляющего о взыскании с администрации вознаграждения конкурсного управляющего, а также судебных расходов, понесенных в процедуре банкротства общества-должника.

Обстоятельства спора и решения арбитражных судов

В октябре 2016 г. ЗАО «Агропромторг» было признано несостоятельным, в его отношении была открыта процедура конкурсного производства, а конкурсным управляющим утвержден Василий Батраков.

На стадии конкурсного производства часть имущества должника, являющегося предметом залога, была реализована посредством продажи на торгах, оставшуюся часть залоговый кредитор оставил за собой.

В январе 2018 г. конкурсное производство завершилось, а Василий Батраков, ссылаясь на ст. 59 Закона о банкротстве, обратился в арбитражный суд с заявлением о взыскании с районной администрации более 414 тыс. руб. вознаграждения конкурсного управляющего и 185 тыс. руб. судебных расходов.

Суды трех инстанций удовлетворили требования арбитражного управляющего. Ссылаясь на ст. 20.6, 20.7, 59 Закона о банкротстве и разъяснения, содержащиеся в Постановлении Пленума ВАС от 17 декабря 2009 г. № 91 «О порядке погашения расходов по делу о банкротстве», суды исходили из наличия оснований для отнесения спорных расходов, в том числе на оценку заложенного имущества, на заявителя по делу о банкротстве должника в связи недостаточностью имущества последнего. Также они указали на отсутствие доказательств ненадлежащего исполнения конкурсным управляющим возложенных на него обязанностей. При этом довод администрации о нарушении конкурсным управляющим очередности погашения требований по текущим обязательствам, установленной ст. 138 Закона о банкротстве, был отклонен.

Не согласившись с решениями судов, районная администрация обратилась в Верховный Суд с кассационной жалобой.

ВС указал на несоответствие действий конкурсного управляющего закону

Рассмотрев материалы дела № А49-1694/2016, высшая судебная инстанция обратила внимание судов, что арбитражный управляющий в своих требованиях ссылался в том числе на то, что не возмещенными за счет имущества должника остались расходы на оценку заложенного имущества.

ВС напомнил, что поправками, внесенными 29 декабря 2014 г. в Закон о банкротстве, ст. 138 была дополнена п. 6, согласно которому расходы на содержание заложенного имущества и его реализацию на торгах, в том числе на обеспечение сохранности, оценку, публикацию сообщений о продаже и результатах проведения торгов, покрываются за счет вырученных от реализации предмета залога средств до их распределения конкурсным управляющим в порядке, предусмотренном п. 1 и 2 указанной статьи закона.

Данная норма, указал Суд, направлена на защиту прав и законных интересов кредиторов, не обладающих залоговым статусом – как правило, они не получают удовлетворения своих требований от реализации заложенного имущества, – и обеспечивает баланс интересов всех кредиторов.

Высшая судебная инстанция отметила, что положения законодательства о банкротстве прямо не регулируют порядок погашения расходов на оценку заложенного имущества в случае, если залоговый кредитор оставил предмет залога за собой, поэтому, по смыслу п. 4.1 ст. 138 Закона о банкротстве это также является формой реализации заложенного имущества наряду с продажей на торгах.

ВС пришел к выводу, что исходя из положений п. 6 ст. 138 Закона о банкротстве, а также ст. 343 ГК РФ залогодержатель помимо суммы, размер которой определяется в соответствии с п. 1 и 2 ст. 138 Закона о банкротстве, обязан перечислить на специальный банковский счет денежные средства на возмещение расходов по содержанию предмета залога, а также иных расходов, связанных с его реализацией. «В рассматриваемом случае наличие непогашенных расходов на оценку заложенного имущества обусловлено действиями конкурсного управляющего, который при распределении поступивших от реализации предмета залога денежных средств не учел упомянутые положения Закона о банкротстве. Фактически данные расходы были переложены на незалогового кредитора (администрацию), что не согласуется с целями законодательного регулирования отношений несостоятельности», – резюмируется в определении.

Таким образом, Верховный Суд отменил решения нижестоящих судов по данному делу и направил спор на новое рассмотрение в первую инстанцию, указав на необходимость учесть его правовые позиции и определить сумму судебных расходов, подлежащую взысканию с администрации.

Адвокаты поддержали позицию ВС, но с оговорками

Комментируя «АГ» позицию ВС, адвокат «Санкт-Петербургской адвокатской коллегии Нарышкиных» Андрей Федорков отметил, что высшая судебная инстанция усмотрела нарушение прав незалогового кредитора вследствие неправильного применения норм Закона о банкротстве в части взыскания расходов на оценку заложенного имущества с кредитора. «Именно в этом контексте данное определение должно повлиять на формирование судебной практики в направлении защиты прав незалоговых кредиторов», – полагает он.

Эксперт добавил, что незалоговые кредиторы объективно находятся в неравной позиции относительно кредиторов-залогодержателей, которые могут удовлетворить свои требования при банкротстве должника за счет реализации с торгов предмета залога или его оставления за собой. «Не возьмусь утверждать, насколько такая проблема распространена, но она действительно имеет место, исходя, в том числе, из моей практики», – заключил Андрей Федорков.

Адвокат АБ «Синум АДВ» Андрей Амбарцумов в свою очередь отметил, что определение ВС фактически посвящено толкованию нормы, содержащейся в п. 6 ст. 138 Закона о банкротстве: «Расходы на обеспечение сохранности предмета залога и реализацию его на торгах покрываются за счет средств, поступивших от реализации предмета залога до прочих выплат». Эксперт пояснил, что суды нижестоящих инстанций посчитали: поскольку предмет залога был в конечном итоге реализован не на торгах, а путем оставления предмета залога за залогодержателем, указанный пункт не должен учитываться при распределении вырученных средств. «При этом расходы на проведение торгов, в частности с оценкой имущества, предполагалось покрывать за счет средств, оставшихся после погашения требования залогового кредитора и кредиторов первой и второй очереди, в размере 5% от вырученной суммы. Поскольку этих средств на покрытие расходов не хватило, оставшееся бремя было возложено на заявителя по делу о банкротстве – районную администрацию», – добавил он.

По мнению адвоката, Верховный Суд справедливо указал, что оставление предмета залога за залогодержателем также является формой реализации заложенного имущества. Соответственно, конкурсный управляющий сначала должен был покрыть расходы на проведение торгов и только после этого распределить денежные средства между залогодержателем и кредиторами первых двух очередей, а остаток направить на свое вознаграждение и оплату привлеченных к проведению процедуры банкротства лиц.

При этом, добавил Андрей Амбарцумов, хотя с выводами ВС следует согласиться, разъяснения высшей судебной инстанции могли быть изложены более подробно и с использованием иных способов: «Так, ВС прибегнул к систематическому толкованию, указав, что п. 6 ст. 138 Закона о банкротстве направлен на защиту прав и законных интересов не обладающих залоговым статусом кредиторов, и отметил, что оставление предмета залога за собой является формой реализации заложенного имущества по смыслу п. 4.1 ст. 138 Закона о банкротстве, не пояснив при этом, почему смысл данного пункта надлежит понимать именно так».

Между тем, полагает адвокат, систематическое толкование целесообразно использовать в тех случаях, когда смысл правовой нормы затруднительно уяснить непосредственно из ее содержания. «В иных ситуациях следует прибегать к филологическому и логическому способам толкования. На мой взгляд, в рассматриваемом споре вывод, который сделал ВС, следует непосредственно из текста п. 6 ст. 138 Закона о банкротстве, и прибегать к раскрытию его смысла через содержание других норм не требовалось, – пояснил Андрей Амбарцумов. – Если в начале данного пункта указано на расходы на реализацию предмета залога на торгах, то далее по тексту речь идет о средствах, поступивших от реализации предмета залога, уже без указания на торги. Тем самым законодатель отмечает, что реализация заложенного имущества возможна как посредством торгов, так и иными способами, и во всех случаях расходы на обеспечение сохранности предмета залога и проведение торгов должны покрываться за счет вырученных средств».

Рассказать: