×

ВС отменил оправдательный приговор суда, в частности, из-за незаконного состава коллегии присяжных

Суд указал на сокрытие кандидатами в присяжные заседатели, вошедшими в состав коллегии, информации о судимости, а также иные процессуальные нарушения
Редакция «АГ» связалась с адвокатом одного из подсудимых, который сообщил, что не согласен с апелляционным определением ВС РФ. Оба опрошенных «АГ» эксперта согласились, что только у одной стороны процесса – гособвинения – имелся доступ к информации о присяжных заседателях, что позволяет ей манипулировать сведениями, полученными вне процесса и использованными только после оправдательного вердикта.

5 июня Верховный Суд РФ отменил своим апелляционным определением приговор нижестоящего суда, вынесенный с участием присяжных, и отправил дело на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе со стадии судебного разбирательства.

По версии следствия, Геннадий Ковалёв и Сергей Чекманов обвинялись в убийстве В., совершенного группой лиц по предварительному сговору по подп. «ж» и «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ соответственно. Присяжные заседатели сочли недоказанным их участие во вмененном преступлении, и 5 марта  2018 г. Саратовский областной суд оправдал обвиняемых.

Не согласившись с приговором, гособвинение внесло апелляционное представление, указав на существенные нарушения процессуального порядка. Обвинение отметило, что присяжный заседатель скрыл судимость и факты привлечения к административной ответственности, также не все кандидаты в присяжные правдиво ответили на вопросы о судимости близких. В своем представлении прокуратура также ссылалась на следующие нарушения: подсудимые и защита систематически выходили за пределы вопросов, подлежащих разрешению присяжными; периодически доводили до них сведения, не относящиеся к делу, создавая у присяжных негативное предубеждение к доказательствам обвинения. Также гособвинение указывало, что подсудимые и адвокаты в присутствии присяжных заседателей регулярно давали оценку работе следствия, оспаривали допустимость протоколов следственных действий, указывали на нарушения права подсудимых на защиту, утверждали о фальсификации материалов уголовного дела, искажении видеозаписи следственных действий. Кроме того, по мнению обвинения, в прениях подсудимые ссылались на неполноту протокола судебного заседания, искажали выводы судмедэкспертизы и ответы эксперта по обстоятельствам и времени наступления смерти потерпевшего, подсудимые также ссылались на недозволенные методы следствия.

Верховный Суд выявил, что один из присяжных скрыл, что привлекался к уголовной ответственности и 14 раз – к административной, а у двух других родственники имели судимость.

ВС РФ отметил, что в этой связи гособвинение лишилось права на отвод присяжных заседателей и формирование беспристрастной и объективной коллегии присяжных. Суд отметил, что вынесение вердикта незаконным составом коллегии присяжных влечет отмену приговора (п. 14 Постановления Пленума ВС РФ от 22 ноября 2005 г. № 23).

Также ВС РФ указал, что при исследовании допустимых доказательств к ним формировалось негативное отношение присяжных из-за неоднократных заявлений юридического характера отдельными участниками, подвергавших сомнению соблюдение уголовно-правовой процедуры их получения. Причем не во всех случаях председательствующий судья пресекал такие нарушения и не всегда разъяснял присяжным необходимость игнорирования подобных высказываний. Так, при просмотре видеозаписи дополнительного допроса свидетель заявила, что следователь давил на нее, однако при этом председательствующий не разъяснил присяжным, что приведенные показания являются допустимыми и должны приниматься коллегией во внимание при обсуждении вопросного листа.

Верховный Суд отметил: подсудимый Сергей Чекманов в судебном заседании утверждал, что показания на предварительном следствии, в которых он якобы оговорил себя, были даны им по инициативе сотрудников полиции, которых в прениях он назвал «конкретными беспредельщиками». Также он заявил, что «он вынужден был себя и своего брата оговорить, так как у него не было выхода, от этого зависела жизнь его ребенка и супруги». Подсудимый Геннадий Ковалёв после демонстрации видеозаписи проверки его показаний на месте отмечал, что эта видеозапись – предположение следствия, а также что на куртке погибшего нет отпечатков пальцев подсудимых, хотя такие экспертизы не проводились. Суд указал, что в прениях защита делала заявления, исказившие суть судмедэкспертизы и протокол осмотра места происшествия и трупа.

По мнению ВС РФ, все вышеприведенные нарушения могли незаконно воздействовать на присяжных и их ответы на вопросы, поэтому Суд отменил приговор и отправил уголовное дело на новое судебное рассмотрение.

Редакция «АГ» связалась с адвокатами, защищавшими обвиняемых, однако оперативно смог дать комментарии только Виктор Кирилин. Он был адвокатом Геннадия Ковалёва по назначению. Адвокат пояснил, что в начале июля другой состав присяжных вернул дело на дополнительное расследование в прокуратуру. Он планирует и дальше защищать подзащитного, если его снова назначат на это дело. С определением ВС РФ адвокат не согласился: по его мнению, Верховный Суд отменил приговор по надуманным основаниям и исказил отдельные факты.

Советник ФПА РФ Сергей Насонов считает, что апелляционное определение  иллюстрирует крайне негативное обыкновение судебной практики – манипулирование стороной обвинения информацией о присяжных заседателях, полученной вне процесса и использованной только после оправдательного вердикта коллегии. «Вместо того чтобы заявить об этом участникам судебного разбирательства и поставить вопрос об отводе указанных присяжных заседателей, прокуроры предпочли дождаться вердикта присяжных и использовали эти сведения для отмены оправдательного приговора», – отметил эксперт.

С ним солидарен член АП Ленинградской области Руслан Айдамиров. «К сожалению, возможность проверить правдивость ответов кандидатов в присяжные заседатели на поставленные вопросы есть только у одной стороны уголовного судопроизводства. Гособвинение имеет и организационные возможности, и доступ к базам данных лиц, привлеченных к уголовной (административной) ответственности, – отметил он. – Сторона защиты не имеет возможности получить такую информацию, а следовательно, и возможности обжаловать приговор по изложенным основаниям. Это привилегия стороны обвинения».

Эксперты отметили другую системную проблему судопроизводства с участием присяжных – оспаривание ранее данных показаний. По словам Руслана Айдамирова, подсудимый, которого на досудебной стадии заставили дать показания против себя (такие случаи нельзя исключить полностью), не имеет шансов доказать это обстоятельство: в присутствии присяжных не разрешается исследовать правовые вопросы, такие как допустимость доказательств, а доказать это обстоятельство судье практически невозможно. «Человек, которого заставили дать показания против себя, в такой ситуации вынужден нарушить закон, – пояснил он. – А что ему остается делать? Ведь если он не попытается опровергнуть свои прежние показания перед присяжными, присяжные могут расценить такое поведение не в пользу подсудимого». Он добавил, что проблема требует законодательного решения.

В свою очередь Сергей Насонов отметил, что для всех адвокатов, имеющих опыт защиты в суде присяжных, очевидно, что оспаривание признательных показаний, данных обвиняемым (подозреваемым) на следствии, путем указания в присутствии присяжных на давление и угрозы со стороны следствия повлечет отмену оправдательного приговора суда. Эта практика существует десятилетия, и не знать о ней защита не могла, отметил он.

Сергей Насонов также отметил, что вряд ли тактически обосновано такое выстраивание защитой допросов свидетелей, при котором они сообщают присяжным о нарушениях процедуры следственных действий, – подобное действие также является одним из оснований отмены приговора. Он также отметил, что аналогичная практика сложилась и применительно к комментированию исследованных доказательств  перед присяжными до наступления прений сторон.

«Очевидно, что игнорирование указанных тенденций толкования УПК, сложившихся в судебной практике, в определенных случаях позволяет добиться тактической победы в виде оправдательного вердикта присяжных заседателей. Но эта победа будет временной, она будет дезавуирована отменой оправдательного приговора в суде апелляционной инстанции», – заключил он.

Рассказать:
Дискуссии
Дела, рассмотренные судом присяжных
Дела, рассмотренные судом присяжных
Уголовное право и процесс
12 Сентября 2018