×

ВС подтвердил, что адвокаты вправе иметь судебных представителей

Как пояснил Суд, апелляция не привела обстоятельств, в силу которых адвокат должен был лично выполнить работу по подготовке процессуальных документов и ведению дела и не вправе был поручать ее другим лицам за плату
Фото: «Адвокатская газета»
По мнению одного адвоката, выводы ВС РФ имеют большую ценность для практики ввиду неутихающих споров, возникающих по вопросу возмещения судебных издержек, особенно когда они взыскиваются с государственных органов. Другой отметил, что комментируемое определение Суда является результатом последовательного обеспечения единообразия судебной практики по актуальному вопросу. В ФПА поддержали выводы ВС о том, что адвокат не может быть поражен в своем конституционном праве пользоваться квалифицированной юридической помощью.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ опубликовала Определение от 25 мая 2021 г. № 5-КГ21-41-К2 по спору о взыскании судебных расходов и компенсации морального вреда в пользу адвоката, которого пытались привлечь к административной ответственности за пронос телефона и сим-карт на территорию СИЗО.

В июле 2017 г. начальник дневной смены ФКУ СИЗО-4 УФСИН России по г. Москве составил в отношении адвоката Алексея Видякина протокол об административном правонарушении. Поводом для этого послужило то, что адвокат при прохождении на территорию изолятора, вопреки предложению часового о сдаче запрещенных к проносу предметов, не сдал телефон и три сим-карты, которые впоследствии были обнаружены у него в сумке при досмотре личных вещей.

В связи с производством по делу об административном правонарушении Алексей Видякин заключил с ООО «Идиллия» договор об оказании юридических услуг, стоимость которых составила 4 тыс. руб. – сумма была оплачена адвокатом по приходному кассовому ордеру.

Впоследствии судья Бабушкинского районного суда г. Москвы оштрафовал Алексея Видякина на 500 руб. по ч. 2 ст. 19.3 КоАП РФ, устанавливающей ответственность за неповиновение законному распоряжению сотрудника правоохранительных органов. В свою очередь, Мосгорсуд отменил это решение и прекратил производство по делу со ссылкой на то, что протокол об административном правонарушении составлен не уполномоченным на то лицом, вследствие чего не доказаны обстоятельства совершения адвокатом правонарушения.

Далее Алексей Видякин обратился в суд с иском к ФСИН России о взыскании убытков и компенсации морального вреда в связи с незаконным привлечением его к административной ответственности. Отказывая в удовлетворении иска, первая инстанция сочла, что прекращение производства по делу об административном правонарушении, возбужденному на основании протокола, составленного с нарушением процессуального закона, само по себе не может служить основанием для признания действий должностных лиц ФСИН России противоправными, поскольку истцом не опровергнуто наличие события и состава административного правонарушения при рассмотрении дела в Мосгорсуде. Таким образом, суд пришел к выводу о недоказанности противоправности действий должностного лица, факта причинения истцу вреда действиями сотрудника СИЗО, причинной связи между действиями последнего и понесенными истцом убытками, а также о недоказанности причинения истцу морального вреда.

Первая инстанция также указала на недоказанность несения адвокатом расходов на оплату услуг представителя по данному гражданскому делу ввиду того, что договор на оказание юридических услуг на сумму 5 тыс. руб. предусматривает подготовку иска в Симоновский районный суд г. Москвы к Министерству финансов России, а не в Замоскворецкий районный суд г. Москвы к ФСИН России. В свою очередь, апелляция дополнительно указала на недоказанность необходимости и целесообразности несения истцом расходов на юридическую помощь при рассмотрении дела об административном правонарушении, поскольку он сам является адвокатом и имеет юридическое образование. Кассация оставила решения нижестоящих судов без изменений.

В кассационной жалобе в Верховный Суд Алексей Видякин просил отменить судебные постановления как незаконные. Рассмотрев дело, Судебная коллегия по гражданским делам напомнила, что убытки, понесенные в связи с восстановлением права лицом, в отношении которого постановление о привлечении к административной ответственности отменено в связи с отсутствием события или состава правонарушения либо в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых оно вынесено, являются судебными расходами. При этом возмещение проигравшей стороной правового спора расходов другой стороны не обусловлено установлением ее виновности в незаконном поведении, поскольку критерием наличия оснований для возмещения является итоговое решение, определяющее, в чью пользу данный спор разрешен.

Таким образом, подчеркнул ВС, выводы судов об отказе в иске о возмещении судебных расходов по делу об административном правонарушении со ссылкой на неустановление вины должностного лица административного органа противоречат положениям закона и актам их толкования. «Кроме того, вопреки указанию в решении судьи Московского городского суда от 22 января 2018 г. о том, что протокол об административном правонарушении в отношении истца составлен неуполномоченным лицом, то есть с нарушением установленных КоАП РФ требований, судебные инстанции по настоящему гражданскому делу сослались на отсутствие нарушений закона со стороны должностных лиц ФСИН России. Что касается требований о компенсации морального вреда, то ввиду признания судом привлечения истца к административной ответственности незаконным следует учесть положения п. 2 ст. 1064 ГК РФ о том, что обязанность доказать отсутствие вины должна быть возложена на лицо, причинившее вред. По настоящему делу судебные инстанции эти положения закона не применили», – отмечено в определении.

Верховный Суд добавил, что критериями отнесения расходов лица, в пользу которого состоялось решение суда, к судебным издержкам являются наличие связи между этими расходами и делом, рассматриваемым судом с участием этого лица, а также необходимость этих расходов для реализации права на судебную защиту. При этом расходы в разумных пределах на оплату услуг представителей, оказывающих в том числе юридическую помощь и выполняющих работу по составлению процессуальных документов, прямо отнесены к судебным издержкам согласно ст. 94 и 100 ГПК РФ.

«В силу универсальной природы судебных расходов такой подход применим и к расходам, понесенным при рассмотрении дела об административном правонарушении лицом, в отношении которого постановление о привлечении к ответственности отменено, а дело прекращено за отсутствием состава или события административного правонарушения либо в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых это постановление принято. Ссылаясь на наличие у истца юридического образования, суд апелляционной инстанции не привел обстоятельств, в силу которых истец должен был выполнить работу по подготовке процессуальных документов и ведению дела лично и не вправе был поручать ее другим лицам за плату. Не сделано судом апелляционной инстанции и выводов о злоупотреблении истцом правом либо о том, что уплаченная им по договору сумма в 4 тыс. руб. является чрезмерной либо неразумной в данных обстоятельствах. При этом сам факт несения таких расходов судом под сомнение не поставлен», – подчеркнул ВС.

При этом Суд добавил, что истцом первоначально иск предъявлялся действительно в Симоновский районный суд г. Москвы, который возвратил его с указанием на то, что надлежащим ответчиком является ФСИН России вместо Минфина, в связи с чем дело подсудно другому суду. Таким образом, ВС РФ отменил судебные акты нижестоящих инстанций и вернул дело на новое рассмотрение в апелляцию.

Читайте также
КС: Обязанность возместить судебные издержки не зависит от вины проигравшей стороны
По мнению Суда, критерием наличия оснований для такого возмещения является лишь итоговое решение, определяющее, в чью пользу данный спор разрешен
21 Июля 2020 Новости

Как напомнил адвокат АП г. Москвы Мартин Зарбабян, ранее ВС уже обращал внимание на ошибочность выводов судов нижестоящих инстанций об отказе в иске о возмещении судебных расходов и компенсации морального вреда по мотиву неустановления вины должностного лица административного органа (см. определения ВС РФ от 2 февраля 2021 г. № 14-КГ20-20К1 и от 19 января 2021 г. № 66-КГ20-12-К8). «Таким образом, определение Суда является результатом последовательного обеспечения единообразия судебной практики по актуальному вопросу. Вышеуказанный вывод высшей судебной инстанции сформулирован благодаря позиции Конституционного Суда, изложенной в Постановлении от 15 июля 2020 г. № 36-П и продублированной в Определении КС РФ от 23 июля 2020 г. № 1641-О», – полагает он.

Адвокат назвал важным с практической точки зрения вывод ВС о том, что наличие у лица юридического образования само по себе не является основанием для лишения этого лица права на возмещение судебных расходов. «При этом Верховный Суд совершенно справедливо резюмирует, что суждения апелляционной инстанции по данному делу о нецелесообразности несения истцом расходов на юридическую помощь при наличии у него статуса адвоката и юридического образования ошибочны. Подобный подход нижестоящей инстанции способен привести к неправильному силлогизму – врачу нецелесообразно обращаться за медицинской помощью и нести расходы за такую помощь при наличии у него сертификата специалиста (врача) и медицинского образования», – считает эксперт.

Он добавил, что проблема, описанная в конкретном деле, уходит корнями в неточное уяснение правоприменителем принципа соблюдения баланса между публичным и частным интересом, а не в сложность толкования закона. «Аналогичные казусы демонстрируют, что при отправлении правосудия необходимо строго следовать правовым соображениям, основываясь на понятиях законности, обоснованности и справедливости, а не руководствоваться политико-административными соображениями, аргументируя это категориями целесообразности и необходимости. Такие судебные акты, в первую очередь, значимы тем, что транслируют судам, что можно и даже нужно удовлетворять требования о взыскании с публичных органов в пользу человека (гражданина) убытков, компенсаций и расходов, когда имеются на то законные основания», – подытожил Мартин Зарбабян.

Адвокат МКА «Центрюрсервис» Илья Прокофьев полагает, что определение ВС РФ само по себе имеет большую ценность для практики, поскольку споры, возникающие по вопросу возмещения судебных издержек, особенно когда они взыскиваются с государственных органов, не утихают. «Как показывает практика и ярко видно из текста этого определения, суды зачастую, преследуя цель сэкономить бюджет и защитить государство от взыскания с него каких-либо, даже самых несущественных, денежных сумм, могут отказывать в удовлетворении требований истцу на самых удивительных или даже немыслимых основаниях либо вовсе без них», – отметил он.

По мнению эксперта, к такому основанию в рассматриваемом деле относились выводы судов о том, что в удовлетворении требований стоит отказать, поскольку не доказана вина ответчика, и совсем не новый для судов довод о наличии юридического образования самого истца и недосказанности взаимосвязи понесенных расходов. «Верховный Суд фактически не высказал каких-то новых правовых позиций, а указал на существенные нарушения, которые суды допустили при рассмотрении дела. Важно, что в очередной раз ВС РФ подчеркнул, что само по себе наличие юридического образования у истца не может являться основанием для вывода о том, что ему не нужен представитель, а также что судам нужно пытаться как-то мотивировать свой отказ, если уж они в любом случае хотят отказать», – резюмировал Илья Прокофьев.

Советник Федеральной палаты адвокатов Нвер Гаспарян назвал верными и основательными выводы Верховного Суда. «Но в них нет ничего неожиданного и пилотного для российской практики. Если кратко – их смысл в том, что адвокат не может быть поражен в своем конституционном праве пользоваться квалифицированной юридической помощью другого адвоката в любом правовом деле. Подход нижестоящих судов о том, что раз участник процесса – адвокат, то он может и сам представлять свои интересы, примитивен и противоречит закону. По такой же странной логике врач, оказавшийся на хирургическом столе, обязан сам себя оперировать, поскольку он имеет для этого необходимые навыки и умения. Отрадно, что Верховный Суд РФ исправил ошибки судов и не допустил дискриминации адвокатов», – подчеркнул он.

К сожалению, «АГ» не удалось связаться с Алексеем Видякиным для комментария.

Рассказать:
Яндекс.Метрика