×

ВС подтвердил, что статус защитника наряду с адвокатом сохраняется после приговора

Верховный Суд отменил апелляционное определение Мосгорсуда, посчитавшего, что предоставленные полномочия по осуществлению защиты наряду с адвокатом, связанные с правом на проведение рабочих встреч с осужденным в месте его содержания, прекращаются после вступления приговора в законную силу
Фото: «Адвокатская газета»
По мнению юриста Владимира Шмидта, обратившегося в ВС РФ, апелляционное определение отменено на том основании, что Мосгорсуд сделал вывод, противоречащий материальному праву, будто бы если приговор вступил в законную силу, то защитник утратил свой процессуальный статус.

Юрист, помощник адвоката в АК «Реальное право» Владимир Шмидт участвовал в уголовном деле в отношении Константина Борисова в качестве защитника наряду с адвокатом. Борисов был признан виновным и направлен отбывать наказание в исправительное учреждение в Красноярский край. В дальнейшем он проходил лечение в Краевой туберкулезной больнице № 1 и Лечебном исправительном учреждении № 37 ГУФСИН России по Красноярскому краю.

Во время нахождения Константина Борисова в лечебных учреждениях ФСИН Владимир Шмидт неоднократно пытался провести с ним рабочие встречи, однако ему было в этом отказано. 

Владимир Шмидт обратился в Чертановский районный суд г. Москвы с административным иском. Суд удовлетворил требования юриста в части признания незаконными устных отказов начальника ЛИУ-37 Константина Вернера допустить его на рабочие встречи с подзащитным – осужденным Борисовым с использованием средств связи, фотоаппарата, видеокамеры и диктофона, которые были необходимы для осуществления деятельности по оказанию защиты его прав, свобод и законных интересов.

Одновременно с этим судья отказала в удовлетворении административного искового заявления в части признания незаконными устных отказов Вернера на проведение рабочих встреч между ними конфиденциально. Также было отказано в части удовлетворения требования о признании незаконными устных запретов начальника КТБ-1 ГУФСИН России по Красноярскому краю Олега Стыка посещать Борисова, а также признания незаконным решения прокурора по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях Владимира Ульянова, посчитавшего отказы должностных лиц ФСИН законными.

Московский городской суд отменил решение первой инстанции, указав, что так как приговор в отношении Константина Борисова вступил в законную силу, то предоставленные Владимиру Шмидту по постановлению Наро-Фоминского городского суда Московской области полномочия по осуществлению его защиты по уголовному делу наряду с адвокатом и связанные с правом на проведение рабочих встреч с осужденным в месте его содержания прекращены. При указанных обстоятельствах Владимиру Шмидту может быть предоставлено свидание с осужденным Борисовым исключительно на общих основаниях. 

В передаче кассационной жалобы для рассмотрения в Президиуме Мосгорсуда юристу было отказано, в связи с чем он обратился в Верховный Суд. В кассационной жалобе он указал, что в силу положений ч. 1 ст. 49 УПК РФ защитник – это лицо, осуществляющее в установленном настоящим Кодексом порядке защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и оказывающее им юридическую помощь при производстве по уголовному делу. Как установлено ч. 1 ст. 401 УПК РФ на постановление суда, вынесенное при разрешении вопросов, связанных с исполнением приговора, могут быть поданы апелляционные жалоба или представление в порядке, установленном гл. 45.1 настоящего Кодекса.

«Поскольку уголовно-процессуальным законом определен только начальный, но не конечный момент осуществления обвиняемым права на помощь защитника, включая лицо, допущенное к участию в качестве защитника наряду с адвокатом, то, учитывая положения п. 51 ст. 5 УПК РФ, в соответствии с которым под судебным разбирательством понимается судебное заседание в суде первой, второй и надзорной инстанций, реализация закрепленного права должна обеспечиваться на всех стадиях уголовного процесса, в том числе при производстве в суде надзорной инстанции и в порядке гл. 49 УПК РФ», – подчеркивалось в жалобе.

Владимир Шмидт указал, что право осужденного на рабочую встречу (свидание), связанное с получением юридической помощи, должно обеспечиваться защитнику наряду с адвокатом на всех стадиях уголовного процесса, в том числе и на стадии исполнения приговора по конкретному делу, по которому он и был допущен в качестве защитника, а также для защиты от ущемляющих его права и законные интересы действий и решений органов и учреждений, исполняющих наказание.

Юрист указал, что после вступления в законную силу Решения Верховного Суда РФ от 26 июня 2007 г. № ГКПИ07-520 была изменена редакция п. 83 ранее действующих Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, согласно которой для получения юридической помощи осужденным предоставляются свидания с адвокатами или иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи. «Какого-либо указания на необходимость предоставления отдельного заявления для свидания защитника с осужденным для оказания последнему юридической помощи данный пункт Правил не содержит. Не содержит такого указания и ныне действующий п. 79 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений», – отмечается в жалобе.

Кроме того, Владимир Шмидт сослался на Определение КС РФ от 1 апреля 2004 г. № 77-О, в котором указано, что конституционные положения о праве на получение квалифицированной юридической помощи применительно к осужденным, отбывающим наказание в виде лишения свободы, конкретизированы в ч. 4 ст. 89 УИК РФ, которая связывает предоставление свиданий с адвокатами и иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи осужденным, только с подачей осужденным соответствующего заявления. Каких-либо дополнительных, носящих ограничительный характер условий предоставления осужденному свиданий с адвокатом закон не предусматривает, из чего следует, что установленный ч. 4 ст. 89 УИК РФ порядок предоставления осужденному свиданий с адвокатом носит уведомительный, а не разрешительный характер, в связи с чем администрация учреждения, исполняющего наказание в виде лишения свободы, не вправе отказать в удовлетворении заявления осужденного о свидании с приглашенным им адвокатом.

Защитник сослался и на Определение КС РФ от 24 июня 2008 г. № 453-О-О, в котором указано, что лицо, допущенное к участию в уголовном деле в качестве защитника, сохраняет свои уголовно-процессуальные права и обязанности на всех стадиях производства по делу (в том числе до тех пор, пока судом не будет принят отказ обвиняемого от данного защитника или суд не примет решение о его отводе). Это означает, что статус защитника в стадии надзорного производства не требует дополнительного подтверждения судом. Часть 1 ст. 402 УПК РФ прямо называет защитника в числе лиц, уполномоченных ходатайствовать о пересмотре вступившего в законную силу приговора.

Владимир Шмидт отметил, что также имеются положения гл. 49 УПК РФ «Основания возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств», которыми закреплено право защитника наряду с адвокатом подавать заявления в органы прокуратуры. 

29 августа Судебная коллегия по административным делам ВС РФ рассмотрела жалобу, удовлетворила ее в полном объеме и направила дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции. Мотивированное решение на данный момент не опубликовано.

В комментарии «АГ» Владимир Шмидт пояснил «АГ», что проблем непосредственно с допуском к осужденному у него не возникало, так как его статус приравнен к статусу адвоката. «Но мы требовали, чтобы меня допускали на каждую встречу с телефоном, чтобы я мог вести аудио- и видеозапись, мог фотографировать и т.д. Заявление о том, что нам нужны конфиденциальные встречи, мы подавали в канцелярию, но и в этом нам было отказано. В ходе таких встреч я мог бы узнать, подвергался ли Борисов пыткам, а при наличии телесных повреждений – зафиксировать их. Борисов бы мог сказать, кто его пытал, однако этого не происходило, так как конфиденциальных встреч добиться не удалось», – рассказал он.

Владимир Шмидт считает, что апелляционное определение отменено на том основании, что Мосгорсуд сделал вывод, противоречащий материальному праву, что если приговор вступил в законную силу в отношении Борисова, то защитник утратил свой процессуальный статус.

В ГУФСИН России по Красноярскому краю отметили, что в связи с отсутствием текста определения ВС РФ ответ на запрос будет предоставлен после его получения.

Рассказать: