×

ВС пояснил, как наказывать за небезопасные товары и услуги

Принято Постановление Пленума Верховного Суда по вопросам судебной практики по преступлениям, предусмотренным ст. 238 УК РФ
Ранее один из экспертов «АГ» отмечал, что разъяснения помогут исключить формальный подход к квалификации соответствующих деяний. Другой указал, что неоправданно «расширительные» рекомендации проекта по оценке субъекта вызывают возражения. Третий же высказал мнение, что только комплексное изменение данной нормы позволит исключить случаи необоснованного уголовного преследования.

25 июня Пленум Верховного Суда РФ утвердил Постановление о судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 238 УК РФ. В первом чтении проект документа рассматривался 28 мая – тогда текст проекта был направлен на доработку, по итогам которой в него был внесен ряд корректировок.

Содержание документа

В п. 1 документа отмечено, что ст. 238 УК РФ предусматривает ответственность за производство, хранение, перевозку в целях сбыта либо сбыт товаров и продукции, а также выполненные работы и оказанные услуги, которые по составу, конструкции, свойствам или качеству не отвечают требованиям российского и международного законодательства, а также опасны для жизни или здоровья человека.

Читайте также
ВС разъяснит вопросы ответственности за несоответствие товаров, работ и услуг требованиям безопасности
Пленум Верховного Суда отправил на доработку проект постановления по вопросам судебной практики, касающейся преступлений, предусмотренных ст. 238 УК РФ
29 Мая 2019 Новости

В п. 2 указано, что уголовная ответственность наступает только в случае реальной опасности жизни или здоровью, о чем может свидетельствовать наличие веществ или конструктивных недостатков, которые при употреблении или использовании этих товаров (продукции) могли повлечь смерть или тяжкий вред здоровью. Признаком реальной опасности работ и услуг является такое их качество, которое в обычных условиях могло привести к указанным последствиям. Пленум ВС также добавил, что, если для установления характера опасности требуются специальные знания, суды должны располагать заключениями экспертов или специалистов.

В п. 3 постановления отмечено, что в случае нарушений требований технических регламентов и других действий, связанных с оборотом товаров, работами и услугами, не соответствующими требованиям нормативных правовых актов, а также с недостоверным декларированием соответствия продукции, необходимо отграничивать деяния, предусмотренные ст. 238 УК, от административных правонарушений.

После доработки второй абзац этого пункта подвергся незначительной корректировке и теперь выглядит следующим образом: «Если лицо при производстве, хранении или перевозке в целях сбыта либо сбыте товаров и продукции, выполнении работ или оказании услуг, а также при декларировании соответствия продукции допустило нарушения, ответственность за которые предусмотрена статьями КоАП РФ, и указанные товары, продукция, работы, услуги не представляли реальную опасность причинения тяжкого вреда здоровью или смерти человека, то такое деяние не образует состава преступления, предусмотренного ст. 238 УК РФ».

Потерпевшим по делу о преступлении по данной статье УК может быть признано физлицо, которому причинен соответствующий вред, вне зависимости от наличия договорных отношений с причинителем вреда (п. 4).

Субъектом производства, хранения, перевозки и сбыта товаров, а также работ и услуг, не отвечающих требованиям безопасности, неправомерного использования официального документа, удостоверяющего соответствие требованиям безопасности, может выступать как руководитель организации, независимо от организационно-правовой формы, ИП или их работник, так и лицо без соответствующей регистрации (п. 5).

После доработки первый абзац п. 6 выглядит так: «Деяния, перечисленные в ст. 238 УК РФ, характеризуются умышленной формой вины. В связи с этим, при решении вопроса о наличии в действиях (бездействии) лица состава такого преступления суду необходимо устанавливать, что несоответствие товаров и продукции, выполнения работ или оказания услуг требованиям безопасности охватывалось его умыслом».

Если в результате производства, хранения, перевозки и сбыта товаров (выполнения работ, оказания услуг), а также неправомерных выдачи или использования документа, удостоверяющего соответствие требованиям безопасности, по неосторожности причиняется тяжкий вред здоровью либо смерть, такое преступление квалифицируется как совершенное умышленно (ст. 27 УК РФ).

В п. 7 подчеркивается, что необходимым условием наступления уголовной ответственности за производство, хранение и перевозку товаров является совершение этих деяний в целях сбыта. Об этом должны свидетельствовать не только количество (объем) товара, но и совершение действий, подтверждающих намерение лица сбыть его (предпродажная подготовка, реклама, наличие договоренности о реализации, размещение в местах торговли и т.п.). А в п. 8 отмечается, что официальным документом в данном случае является тот, который согласно закону или иному нормативному правовому акту призван удостоверять соответствие требованиям безопасности. К ответственности за неправомерную выдачу официального документа по ст. 238 УК может быть привлечено лицо, уполномоченное выдавать такой документ от имени компетентного органа. Подделка указанного документа квалифицируется по ч. 1 ст. 237 УК.

После доработки п. 9 документа выглядит следующим образом: «Под неправомерным использованием официального документа, удостоверяющего соответствие товаров, работ или услуг требованиям безопасности, в ст. 238 УК РФ следует понимать умышленные действия держателя такого документа, которые состоят в его предъявлении с целью подтверждения соответствия требованиям безопасности товаров, работ, услуг, не отвечающих этим требованиям. При этом неправомерным признается использование, в частности: незаконно полученного официального документа; официального документа, действие которого приостановлено или прекращено уполномоченным на то органом».

В свою очередь, если лицо произвело в целях сбыта товары или продукцию, не отвечающие требованиям безопасности, а затем осуществило их перевозку в целях сбыта и сам сбыт, неправомерно использовав официальный документ, содеянное не образует совокупности преступлений и самостоятельной квалификации каждого деяния по ст. 238 УК не требуется (п. 10 документа).

Кроме того, Пленум ВС предложил разъяснение, что, если уголовная ответственность за нарушение специальных требований или правил установлена в иных статьях особенной части УК, содеянное не должно квалифицироваться по ст. 238 (п. 11 постановления).

Из финальной версии этого пункта исчезла следующая формулировка: «Вместе с тем, если нарушение водителем ПДД или эксплуатации транспортных средств при оказании услуги по перевозке пассажиров, повлекшее тяжкие последствия, было связано, к примеру, с нахождением водителя в состоянии опьянения или отсутствием у него необходимой профессиональной подготовки, то руководитель организации или работник, ответственный за обеспечение требований безопасности, допустивший такого водителя к оказанию услуг, не отвечающих требованиям безопасности, несет уголовную ответственность по ч. 1 или п. “а”, “б” ч. 2 ст. 238 УК РФ, а водитель – по соответствующей части ст. 264 УК РФ».

Также отмечается, что незаконные производство и (или) оборот этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции стоимостью более 100 тыс. руб., представляющей опасность жизни и здоровью, образуют совокупность преступлений по ст. 171.3 и 238 УК (п. 12).

В п. 13 документа подчеркивается, что в итоговом решении по такому уголовному делу – вне зависимости от порядка рассмотрения – суд обязан привести не только нормативные правовые акты, в которых закреплены соответствующие требования, но и их конкретные нормы, а также указать, в чем именно выразилось несоответствие требованиям безопасности, в чем заключалась опасность для жизни и здоровья, а в случаях причинения тяжкого вреда или смерти – наличие причинной связи между действиями (бездействием) виновного и наступившими последствиями.

Рекомендовано при выявлении обстоятельств, способствовавших совершению преступления, нарушений прав и свобод граждан и иных нарушений, допущенных в ходе дознания, предварительного следствия или судебного рассмотрения нижестоящим судом, выносить частные определения или постановления, обращая внимание соответствующих организаций и должностных лиц на указанные обстоятельства и факты нарушений закона, требующие принятия необходимых мер для их устранения (п. 14).

Как указано в п. 15 документа, в связи с его принятием признаются недействующими постановления Пленума ВС СССР от 5 апреля 1985 г. № 1 и от 16 августа 1984 г. № 20.

Адвокаты ранее поддержали подготовку разъяснений Пленума

Ранее комментируя «АГ» проект постановления Пленума ВС РФ, управляющий партнер АБ «ЕМПП» адвокат Сергей Егоров оценил его положительно. «Полагаю, данные разъяснения должны устранить противоречия в квалификации, в частности исключить формальный подход и не допустить расширительного толкования диспозиции данной нормы», – пояснил он.

По мнению эксперта, поводами для подготовки разъяснений явились несколько громких уголовных дел по ст. 238 УК, получивших широкий общественный резонанс, – в частности дело в отношении владельца аэропорта «Домодедово» Дмитрия Каменщика в связи с терактом в 2011 г., а также дело, возбужденное в 2019 г. после ДТП на трассе М4 «Дон», повлекшего смерть шестерых человек.

Адвокат добавил, что ВС сделал важное уточнение, указав, что ст. 238 УК является общей применительно к случаям ДТП. «Лицо, непосредственно управляющее транспортным средством, по чьей вине произошло ДТП, может быть привлечено только по ст. 264 УК, которая является специальной нормой по отношению к ст. 238. При этом, например, медработник, необоснованно допустивший нетрезвого водителя к рейсу, может быть привлечен по ч. 1 или п. “а”, “б” ч. 2 ст. 238 УК», – подчеркнул Сергей Егоров.

По мнению адвоката АБ «Забейда и партнеры» Николая Яшина, в п. 3 документа ВС попытался разрешить давно назревший вопрос отграничения административных правонарушений о нарушении правил безопасности от преступлений, предусмотренных ст. 238 УК РФ, основанием чего предлагается считать характер допущенных нарушений безопасности. «Так, если товары, продукция, работы, услуги не представляли реальную опасность, то такое деяние не образует состава преступления, – пояснил он. – Между тем ч. 2 ст. 14.43 КоАП предусматривает ответственность за нарушение технических регламентов, создавшее угрозу причинения вреда жизни и здоровью. В данном случае категория “реальная опасность” не позволяет отграничить преступление от административного правонарушения».

Эксперт полагает, что попытки устранить конкуренцию норм в отношении ст. 238 УК не приведут к успеху в виде исключения ошибок правоохранительных органов при квалификации деяний как преступных. «Указанная статья в своей диспозиции закладывает большое количество случаев, при которых практически любой предприниматель может быть привлечен к уголовной ответственности, что оставляет место для судебного усмотрения», – подчеркнул Николай Яшин. Только комплексное изменение данной нормы УК, считает адвокат, позволит исключить случаи необоснованного уголовного преследования.

Партнер АБ «КРП» Михаил Кириенко отметил, что разъяснения Пленума ВС весьма своевременны, так как чрезмерно широкое толкование отдельных признаков состава преступления, предусмотренного ст. 238 УК, всегда способствовало «безграничности» уголовного преследования.

По словам эксперта, правоприменительная практика оставалось нестабильной, несмотря на разъяснения КС РФ о том, что ответственность за предусмотренное ст. 238 УК РФ преступление возможна лишь при условии доказанности не только самого факта производства, хранения или перевозки в целях сбыта либо сбыта товаров и продукции, выполнения работ или оказания услуг, но и опасности этих действий для жизни или здоровья потребителей, а также наличия у совершившего их лица, независимо от организационно-правовой формы его деятельности, осознания характера своих действий и их несоответствия требованиям безопасности (Определение КС от 15 ноября 2007 г. № 805-О-О).

В связи с этим, подчеркнул адвокат, ценен тот факт, что ВС заострил внимание на необходимости доказывания и оценки реальности опасности товаров, продукции, работ или услуг для жизни или здоровья. «Главное, чтобы правоприменители услышали эту рекомендацию и ушли от формализма при оценке объективных признаков ст. 238 УК», – отметил Михаил Кириенко.

Из плюсов документа адвокат отметил разъяснение признаков потерпевшего, а также содержания субъективной стороны. Однако в целом такие разъяснения, по его мнению, существенно не скажутся на правоприменительной практике в части определения этих признаков. В то же время, полагает Михаил Кириенко, вызывают возражения неоправданно «расширительные» рекомендации по оценке субъекта. «Соглашусь с существующей доктринальной позицией, что субъектом должно быть лицо, принимающее управленческое решение, но не рядовые работники, если не имеется признаков соучастия. Но тогда важно определять их функциональную роль, о чем в проекте постановления не указано», – заключил он.

Рассказать: