×

ВС пояснил, когда активы, полученные от взаимозависимого лица, не облагаются налогом на имущество

Верховный Суд истолковал норму НК РФ об установлении налоговой льготы по налогу на имущество организаций в системной взаимосвязи с общими принципами налогового законодательства
Фотобанк Лори
Эксперты «АГ» положительно оценили определение ВС. По мнению одной из них, глубокий подход Суда изменит негативную судебную практику по указанному вопросу. Как отметил второй эксперт, Верховный Суд подал нижестоящим судам положительный пример по рассмотрению спора без формального подхода к делу. Третий полагает, что данный судебный акт оздоровит инвестиционный климат.

Верховный Суд РФ Определением от 16 октября по делу № А68-10573/2016 отменил судебные акты нижестоящих судов и признал незаконным решение налогового органа, отказавшего налогоплательщику в применении льготы по налогу на имущество организации в соответствии с п. 25 ст. 381 НК РФ.

Межрайонная инспекция ФНС № 9 по Тульской области провела камеральные проверки уточненной налоговой отчетности по налогу на имущество организаций за 2015 г. и 1 квартал 2016 г., представленной АО «Новомосковская акционерная компания “Азот”». В представленных расчетах по авансовым платежам и налоговой декларации налогоплательщик применил налоговую льготу в соответствии с п. 25 ст. 381 НК РФ в отношении оборудования, приобретенного в 2014–2015 гг. у взаимозависимого лица ООО «Новомосковск-ремстройсервис».

По результатам камеральных проверок инспекция указала на необоснованность применения указанной налоговой льготы и вынесла пять решений об отказе в привлечении общества к ответственности за совершение налогового правонарушения с предложением уплатить в общей сложности 744,5 тыс. руб. доначисленных налогов. УФНС по Тульской области оставило жалобы компании на данные решения без удовлетворения, после чего она обратилась в суд.

Арбитражный суд Тульской области отказал в удовлетворении искового заявления, апелляция и кассация оставили указанное решение без изменения. Суды отметили необоснованность применения спорной льготы, поскольку способ получения имущества путем его приобретения у взаимозависимого лица не соответствует установленным в п. 25 ст. 381 НК РФ условиям. При этом суды указали, что по буквальному содержанию данной нормы освобождение от налогообложения движимого имущества не распространяется на объекты, принятые на учет в результате приобретения имущества между взаимозависимыми лицами. Названные положения, с точки зрения судов, не имеют иного толкования и в них отсутствуют какие-либо неустранимые неясности и противоречия, которые могли бы толковаться в пользу налогоплательщика.

Впоследствии общество подало кассационную жалобу в Верховный Суд РФ, ссылаясь на существенные нарушения судами норм материального права.

В судебном заседании налоговый орган ходатайствовал о приостановлении производства по делу до окончания рассмотрения Конституционным Судом РФ жалоб ряда налогоплательщиков, оспаривающих конституционность п. 25 ст. 381 НК РФ. Однако Верховный Суд отклонил указанное ходатайство, отметив, что нахождение жалоб на стадии предварительного изучения в КС не свидетельствует о невозможности рассмотрения дела по существу.

Со ссылкой на ст. 3 НК РФ Суд пояснил, что нижестоящие суды не учли, что положения Кодекса по конкретным налогам толкуются в системной взаимосвязи с основными началами законодательства о налогах и сборах, согласно которым оно основывается на признании всеобщности и равенства налогообложения, недопустимости дискриминационного налогообложения.

Также Верховный Суд сослался на позицию КС РФ, согласно которой равенство в налогообложении понимается, прежде всего, как равномерность, нейтральность и справедливость налогообложения. Принцип равенства налогового бремени нарушается, если отдельные налогоплательщики безосновательно попадают в иные условия по сравнению с другими  (постановления от 13 марта 2008 г. № 5-П и от 22 июня 2009 г. № 10-П; определения от 17 июля 2014 г. № 1579-О и от 17 июля 2014 г. № 1578-О).

Как указал ВС, цель освобождения от налогообложения движимого имущества, принятого к учету после 1 января 2013 г., состояла в поощрении инвестиций в новое оборудование, что при сохранении налогообложения уже введенного в эксплуатацию оборудования позволило бы реализовать стимул к обновлению основных средств без существенных потерь для бюджетов. В свою очередь, установленное с 1 января 2015 г. ограничение возможности применения спорной налоговой льготы в случаях получения имущества от взаимозависимых лиц было направлено на предотвращение уклонения от налогообложения и исключение ситуаций, когда объектом налогообложения не признавалось бы старое оборудование, вновь принятое на учет. Соответственно, ограничение, установленное п. 25 ст. 381 НК РФ, должно толковаться в контексте целей введения налоговой льготы и установления ограничений в ее применении исходя из Основных направлений налоговой политики РФ на 2016 г. и плановый период 2017 и 2018 гг.

Со ссылкой на п. 1 ст. 105.1 НК РФ Верховный Суд отметил, что сама по себе взаимозависимость участников сделки не может свидетельствовать о необоснованности полученной в связи с ней налоговой выгоды (п. 6 Постановления Пленума ВАС РФ об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды от 12 октября 2006 № 53). Поэтому предусмотренное п. 25 ст. 381 НК РФ ограничение права на применение налоговой льготы не распространяется на ситуации, когда операции между взаимозависимыми лицами не могли повлечь неблагоприятные налоговые последствия в виде вывода из-под налогообложения основных средств, принятых на учет до 1 января 2013 г.

Применительно к рассматриваемому делу Суд указал, что спорное оборудование изначально не могло выступать объектом налогообложения у общества «Новомосковск-ремстройсервис», поскольку оно не существовало по состоянию на 1 января 2013 г. В силу этого освобождение соответствующих объектов от налогообложения не является следствием передачи этого имущества между взаимозависимыми лицами. Соответственно, отказ в предоставлении налоговой льготы поставил налогоплательщика, инвестировавшего средства во вновь создаваемые производственные объекты, в худшее положение по сравнению с иными налогоплательщиками.

По мнению адвоката, партнера юридической фирмы «Тиллинг Петерс» Екатерины Болдиновой, в рамках данного дела ВС сделал важные выводы о применении налоговой льготы по налогу на имущество, предусмотренной п. 25 ст. 381 НК РФ, который подвергся буквальному толкованию нижестоящими судами без учета всех нюансов. «Верховный Суд РФ детально изучил ситуацию и обратился к общим принципам налогообложения и системному толкованию НК РФ, – отметила адвокат. – В силу этого Суд пришел к выводу о том, что предусмотренное ограничение на применение освобождения от налогообложения движимого имущества, полученного от взаимозависимых лиц, должно толковаться в контексте вышеуказанных целей введения налоговой льготы и установления ограничений в ее применении».

По словам эксперта, такой глубокий подход ВС РФ к рассматриваемой ситуации является позитивным и дает налогоплательщикам надежду на толкование спорной нормы в свою пользу. При этом Екатерина Болдинова пояснила, что судебная практика по применению рассматриваемой нормы в части получения имущества от взаимозависимых компаний была скорее негативной, поэтому, возможно, следует ожидать «потепления» в указанном ключе.

Старший юрист Бюро присяжных поверенных «Фрейтак и Сыновья» Андрей Белик назвал определение ВС интересным не столько своими итоговыми выводами, связанными с вопросом применения льготы по движимому имуществу, сколько самой мотивировкой и обоснованием этих итоговых выводов. «Из описательной части определения видно, что, анализируя п. 25 ст. 381 НК РФ, судьи полностью отринули формальный подход, которым руководствовались инспекция и суды нижестоящих инстанций, – пояснил эксперт. – Во главу угла ВС РФ поставила два простых, но, к сожалению, не всегда поднимаемых судами и проверяющими вопроса: “какую цель преследовал законодатель, вводя анализируемую норму права?” и “какая трактовка анализируемой статьи соответствует принципу справедливости налогообложения?”». По мнению юриста, именно через ответы на данные вопросы Суд и пришел к выводу о недействительности оспариваемых решений инспекции.

«Данное дело станет своеобразным триггером для нижестоящих судов, и они все чаще будут выходить за рамки формального подхода при анализе применения норм НК РФ и рассматривать их, в том числе, через призму соответствия действительной воли законодателя и справедливости налогообложения», – заключил Андрей Белик.

Адвокат АП г. Москвы Иван Белов назвал решение ВС значимым для бизнеса, поскольку оно устраняет появившуюся по вине законодателя проблему налогообложения нового движимого имущества, купленного у взаимосвязанных лиц. «Крайне неудачная техника правок НК РФ, ограничивших применение льготы по движимому имуществу, признавалась всеми. Предприятия были вынуждены избегать обновления основных фондов через внутригрупповые сделки, что в некоторых случаях создавало им массу неудобств», – пояснил эксперт.

Он с сожалением констатировал, что буквальное прочтение введенных в 2015 г. спорных норм не оставляло возможностей налогоплательщикам действовать иным образом. «Верховный Суд РФ использовал телеологическое толкование ограничений на применение налоговой льготы, указав на то, что истинные цели таких ограничений были совсем иными, а потому их не следует понимать буквально, – заключил Иван Белов. – Смелое решение Суда хотя и незначительно, но оздоровит инвестиционный климат и позволит налогоплательщикам оставаться в рамках закона, не прибегая к искусственным схемам закупок оборудования».

Рассказать: