×

ВС пояснил, когда заказчик не вправе взыскивать убытки с подрядчика свыше общей стоимости работ

Суд отметил, что необходимо давать правовую оценку возможности и необходимости возложить на ответчика ответственность в виде взыскания убытков, включающих стоимость работ и материалов, отличных от предусмотренных условиями договора
Одна из экспертов «АГ» напомнила, что законодатель не ограничивает размер убытков пределом цены договора, однако такое ограничение может быть установлено сторонами добровольно в условиях заключаемого ими договора. Другой отметил, что ВС лишний раз подчеркнул необходимость более тщательного изучения судами всех фактических обстоятельств дела. Третий эксперт назвал логичным вывод о том, что восстановление прав кредитора должно быть в том объеме, в каком это закреплял спорный договор.

21 августа Верховный Суд РФ вынес Определение № 307-ЭС19-5190 по спору о взыскании заказчиком с подрядчика убытков по договору строительного подряда, состоящих из расходов на устранение недостатков выполненных работ и издержек на проведение строительно-технической экспертизы.

В июле 2017 г. ООО «Тич Ми Плиз Рус» (заказчик) и предприниматель Юлия Кузнецова (подрядчик) заключили договор строительного подряда, общая стоимость которого составила 400 тыс. руб. Согласно условиям договора общество перечислило предпринимателю предоплату на сумму 220 тыс. руб. В предусмотренный договором срок согласованные сторонами работы не были выполнены подрядчиком, а выполненные имели дефекты. Подрядчик не устранил недостатки, несмотря на просьбы заказчика, поэтому последний обратился в суд с иском о взыскании с ИП расходов на устранение недостатков выполненных им работ (свыше 692 тыс. руб.) и издержек на проведение строительно-технической экспертизы (25 тыс. руб.).

Арбитражный суд удовлетворил иск в полном объеме, взыскав с Юлии Кузнецовой все вышеуказанные денежные суммы. Далее апелляционный суд отказал в принятии жалобы ИП в связи с отказом в восстановлении пропущенного срока на ее подачу. Впоследствии кассационная инстанция оставила в силе решение суда первой инстанции.

Удовлетворяя требования общества в полном объеме, суды исходили из доказанности факта возникновения дефектов в пределах гарантийного срока. Суд первой инстанции признал некачественный характер выполненных ответчиком работ, оценив представленное истцом экспертное заключение ООО «Лаборатория строительной экспертизы». Выводы данного экспертного заключения были положены судом в основу решения об определении размера убытков в виде предстоящих расходов на устранение выявленных недостатков.

Тогда Юлия Кузнецова обратилась с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ, ссылаясь на нарушения норм материального и процессуального права.

Изучив обстоятельства дела № А56-88551/2017, высшая судебная инстанция со ссылкой на п. 13 Постановления Пленума от 23 июня 2015 г. № 25 разъяснила, что в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права (п. 2 ст. 15 ГК РФ).

ВС также указал, что если для устранения повреждений имущества истца используются новые материалы, то (за исключением установленных законом или договором случаев) расходы на такое устранение включаются в состав реального ущерба истца полностью, даже если стоимость имущества увеличится по сравнению с его стоимостью до повреждения. Размер подлежащего выплате возмещения может быть уменьшен, если ответчик докажет или из обстоятельств дела следует с очевидностью, что существует иной, более разумный и распространенный в обороте, способ исправления подобных повреждений аналогичного имущества.

Со ссылкой на п. 5 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. № 7 Суд отметил, что по смыслу ст. 15 и 393 ГК РФ кредитор доказывает наличие у него убытков, а также обосновывает их размер и причинную связь между неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником и такими убытками. Должник вправе возражать относительно размера причиненных кредитору убытков и предъявлять доказательства о том, что кредитор мог уменьшить такие убытки, но не принял для этого разумных мер (ст. 404 ГК РФ).

В рамках рассматриваемого дела, как пояснил Верховный Суд, основанием для удовлетворения иска явилось нарушение ответчиком качества выполненных работ по обустройству пола, что было подтверждено заключением эксперта. Содержание экспертного заключения рекомендовало демонтировать напольное покрытие по всей площади до основания, обеспылить поверхность и выполнить укладку ПВХ-покрытия. В подготовленной экспертом смете на устранение недостатков стоимость оклейки полов плиткой ПФХ превысила 396 тыс. руб. Смета также предусматривала работы по разборке цементных полов на сумму свыше 71 тыс. руб.

Таким образом, сумма убытков, необходимая для устранения недостатков выполненных ответчиком работ, превысила согласованную сторонами цену всего договора (400 тыс. руб.). ВС РФ также подчеркнул, что в соответствующем приложении к договору стороны согласовали создание наливного бетонного пола, и такие работы подлежали выполнению из материала заказчика.

«Удовлетворяя иск в заявленной сумме, состоящей в большей части из расходов на приобретение плитки ПВХ, не согласованной сторонами в качестве материала при выполнении работ, суды не дали должной правовой оценки возможности и необходимости в целях восстановления права истца возложить на ответчика ответственность в виде взыскания убытков, включающих стоимость работ и материалов, отличных от предусмотренных условиями договора. Исходя из абз. 2 п. 2 ст. 393 ГК РФ, кредитор не вправе требовать возмещения убытков в размере большем, чем ему был причинен вред, и необходимом для восстановления его прав нарушением обязательства ответчиком, кредитор должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы обязательство было исполнено надлежащим образом», – отмечено в определении ВС РФ. Таким образом, Суд заключил, что судебные акты нижестоящих инстанций нельзя признать законными и обоснованными в отсутствие правового обоснования взыскания убытков в сумме, превышающей цену договора.

В связи с этим ВС отменил нижестоящие судебные акты и отправил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. При новом рассмотрении дела суду следует учесть приведенные в определении положения о толковании и применении ст. 15, 393 ГК РФ, а также установить разумный размер расходов, необходимых на устранение недостатков выполненных ответчиком работ.

Комментируя определение, адвокат АК «Бородин и Партнеры» Олеся Спиричева отметила, что законодатель не ограничивает размер убытков пределом цены договора, однако такое ограничение может быть установлено сторонами добровольно в условиях заключаемого ими договора, что встречается достаточно часто.

«Основанием для отмены судебных актов нижестоящих инстанций послужил не сам по себе факт превышения размера убытков над ценой договора, а возмещение убытков истцу в размере большем, чем размер причиненного ему вреда (нарушение абз. 2 п. 2 ст. 393 ГК РФ), – пояснила эксперт. – Сторонами договора было согласовано выполнение работ гораздо более дешевыми строительными материалами (бетон), чем те материалы, которые были взяты экспертами для расчета размера убытков (плитка ПВХ)».

Юрист Бюро присяжных поверенных «Фрейтак и Сыновья» Екатерина Хазова полагает, что определение ВС РФ не ограничивает возможность заявлять убытки в размере больше стоимости работ по договору: «Оно лишь устанавливает необходимость полного выяснения всех обстоятельств дела для его правильного рассмотрения, в том числе досконального изучения условий спорного договора».

По словам эксперта, размер убытков в рамках рассматриваемого дела по большей части складывался из стоимости материалов для проведения работ. «В смете к договору не был согласован ни данный вид материала, так как его приобретение входило в обязанности заказчика, ни вид работ, для которого нужно было бы закупить этот вид материала. Соответственно, суду первой инстанции теперь предстоит дать оценку, возможно, посредством проведения еще одной, уже судебной, экспертизы, проведение каких видов работ и с использованием каких материалов могло бы восстановить нарушенное право заказчика в связи с ненадлежащим качеством выполнения работ», – предположила Екатерина Хазова.

Юрист полагает, что ВС подчеркнуто не ограничивает размер убытков в виде расходов для восстановления нарушенного права размером указанной в договоре стоимости и не исключает возможность увеличения стоимости имущества лица, которому причинен ущерб, за счет взыскания размера реального ущерба. «Суд лишь устанавливает, что такие убытки должны быть обоснованы исходя из всех условий соответствующего договора и всех обстоятельств его исполнения. Можно предположить, что взыскание убытков в размере большем, чем стоимость работ по договору, возможно, например, когда посредством некачественного выполнения работ были причинены существенные повреждения имуществу, устранение которых потребует несения значительных расходов», – пояснила она.

По мнению Екатерины Хазовой, определение Суда не создает новых постулатов, которые бы изменили принципы или порядок взыскания убытков, а лишь лишний раз подчеркивает необходимость более тщательного изучения нижестоящими судами всех фактических обстоятельств дела при вынесении решения.

Партнер «Law & Commerce Offer» Антон Алексеев отметил, что ВС РФ сделал логичный и законный вывод о том, что в рассматриваемом случае восстановление прав кредитора должно быть в том объеме, в каком это закреплял спорный договор. «На практике не исключены попытки ограничить размер убытков, понесенных кредитором, ценой договора подряда, однако при этом нельзя исключать из суммы убытков и расходы кредитора, связанные с устранением (демонтажом) некачественных работ», – считает он. Эксперт добавил, что ВС определил для подрядчиков некоторые границы, в рамках которых с них могут быть взысканы убытки при некачественном выполнении работ.

Рассказать: