×

ВС пояснил, может ли обращение физлица в госорганы вредить деловой репутации тех, на кого он жалуется

Как указал Суд, жалоба гражданина в органы госвласти по поводу предполагаемых нарушений закона управляющей компанией сама по себе не является основанием для удовлетворения иска последней о защите деловой репутации
Один из экспертов «АГ» отметил, что определение ВС в очередной раз подтверждает, что важным составляющим по делам о диффамации является предмет доказывания. Другой заметил, что Суд подробно обосновал свою позицию, в частности указав на невозможность принудить лицо отказаться от своего мнения, даже на основании судебного решения. Третий эксперт заметила, что в ситуации, когда информация распространялась путем направления сведений в органы власти, поиск баланса между правами и интересами противоположных сторон осложняется.

23 апреля Верховный Суд РФ вынес Определение № 18-КГ19-27 по спору о защите деловой репутации между управляющей компанией и гражданином, критиковавшим ее деятельность в своих письмах в региональные органы власти.

УК предъявила иск к гражданину из-за его жалобы

В июле 2017 г. житель Туапсе Артур Чолокьян пожаловался губернатору Краснодарского края и в краевую прокуратуру на обслуживание многоквартирных жилых домов ООО УК «Жилкомсервис». В своих письмах он просил региональные госорганы проверить деятельность данной управляющей компании.

Впоследствии организация обратилась в суд с иском к гражданину о защите деловой репутации. В обоснование своих требований УК утверждала то, что в письме, направленном ответчиком в региональные органы власти, содержались не соответствующие действительности и порочащие сведения. В уточнении к иску позднее было указано, что спорные сведения стали известны горожанам, которые написали заявления об их лживости в поддержку ООО УК «Жилкомсервис». С учетом изложенного истец просил суд обязать ответчика разместить на информационных стендах названных им многоквартирных домов письмо с опровержением этой информации и направить письменные извинения компании.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска. Однако апелляция отменила решения и полностью удовлетворила требования. Суд апелляционной инстанции указал, что сведения, содержащиеся в спорном письме ответчика, не соответствуют действительности и порочат деловую репутацию управляющей компании, а кроме того, они стали известны жителям ряда домов в г. Туапсе.

Ссылаясь на незаконный характер судебного акта второй инстанции, Артур Чолокьян обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ, Судебная коллегия по гражданским делам которого нашла ее обоснованной.

Верховный Суд пояснил, почему действия ответчика не нарушили права истца

Со ссылкой на разъяснения Постановления Пленума ВС РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 высшая судебная инстанция отметила, что при разрешении споров о защите чести, достоинства и деловой репутации должен соблюдаться баланс между правом граждан на указанные блага, с одной стороны, и иными гарантированными конституционными правами и свободами (в том числе свободой мысли, слова, массовой информации, правом на обращение в госорганы и органы местного самоуправления), с другой стороны.

Как следует из вышеприведенного Постановления Пленума ВС РФ, если гражданин обращается во властные структуры с заявлением, но изложенные в нем сведения в ходе их проверки не подтверждаются, данное обстоятельство само по себе не может служить основанием для привлечения этого лица к ответственности по ст. 152 ГК РФ. Ведь в указанном случае гражданин реализовал свое конституционное право на обращение в органы, которые по закону обязаны проверять поступившую информацию, а не распространял не соответствующие действительности порочащие сведения.

Кроме того, как указано в разъяснениях Пленума ВС РФ, злоупотребление правом имеется лишь в тех случаях, когда обращение в указанные органы носило безосновательный характер и было продиктовано не намерением исполнить свой гражданский долг или защитить права и охраняемые законом интересы, а исключительно целью причинения вреда другому лицу. Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них. Российское законодательство не предусматривает извинение как способ судебной защиты чести, достоинства и деловой репутации, поэтому суд не вправе обязывать ответчиков по данной категории дел приносить истцам извинения в той или иной форме.

«Из приведенных выше положений Конституции РФ, норм материального права и разъяснений Пленума ВС РФ следует, что обращение гражданина в органы государственной власти, в правоохранительные органы по поводу предполагаемых нарушений закона в целях проведения проверки и устранения нарушений само по себе не является основанием для удовлетворения иска о защите деловой репутации и в том случае, если убеждения автора оказались ошибочными», – указано в определении ВС РФ. Коллегия Верховного Суда также отметила, что апелляция не установила факт злоупотребления ответчиком правом на свободу слова и свободу обращения в госорганы, равно как и то, что целью обращения ответчика во властные структуры являлось не устранение нарушений и недостатков, а причинение вреда истцу.

Помимо этого Суд установил, что вторая инстанция не указала в своем решении ни одного доказательства того, что ответчик распространял порочащие деловую репутацию истца сведения среди жителей многоквартирных домов. ВС РФ также отметил, что суд апелляционной инстанции фактически возложил на ответчика обязанность направить истцу письменные извинения, «что по существу является принуждением к отказу от собственного мнения».

С учетом изложенного Верховный Суд РФ отменил апелляционное определение и направил дело на новое рассмотрение в суд второй инстанции.

Эксперты «АГ» поддержали выводы Суда

Комментируя определение ВС, адвокат АП г. Москвы Арсен Егиазарян отметил, что оно подтверждает, что важным составляющим по делам о диффамации является предмет доказывания. «Необходимо учитывать, что в соответствии с п. 1 ст. 152 ГК РФ обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на той стороне, которая является по делу ответчиком. В то же время сторона, которая подала иск, должна доказать факт распространения лицом, к которому предъявлен иск, сведений, порочащих деловую репутацию», – пояснил эксперт.

По словам Арсена Егиазаряна, сам факт обращения в госорган не может служить основанием для автоматического привлечения заявителя к ответственности, даже если указанные в его заявлении сведения ошибочны и не соответствуют действительности: «Если по результатам проведенной проверки органом госвласти будет дан ответ заинтересованному лицу о том, что указанные в заявлении факты не были установлены, то заявитель не может в дальнейшем распространять данные сведения, ссылаться на них третьим лицам или указывать на них в рамках новых обращений в другие инстанции».

Эксперт полагает, что это определение ВС в дальнейшем защитит права лиц, которым приходится обращаться с жалобой на действия или бездействия соответствующих лиц и организаций. «Ведь порой в таких заявлениях могут содержаться эмоциональные предложения, а также сведения, которые могут не понравиться тем, в отношении кого составлена такая жалоба», – отметил Арсен Егиазарян.

В свою очередь, юрист практики по интеллектуальной собственности и информационным технологиям адвокатского бюро «Качкин и Партнеры» Андрей Алексейчук полагает, что ВС РФ принял не только верное, но и достаточно обоснованное решение: «Суд ссылается на закрепленную в Конституции РФ свободу слова и сформулированную еще в 2005 г. свою позицию о том, что жалобы в госорганы не могут сами по себе рассматриваться в контексте ст. 152 ГК РФ как порочащие деловую репутацию, а также на невозможность принудить лицо отказаться от своего мнения, даже на основании судебного решения (что было сделано судом апелляционной инстанции)».

В то же время юрист обратил внимание на некоторые нюансы дела: «УК в своем иске ссылалась на то, что заявления, содержащие порочащие сведения, стали известны жильцам многоквартирных домов, которые она обслуживает. Однако истец не представил никаких доказательств того, что именно ответчик стал распространителем порочащих сведений. В такой ситуации ответчик не может нести ответственность за ущерб, причиненный деловой репутации истца распространением порочащих сведений. Воля ответчика была направлена исключительно на то, чтобы донести важную, по его мнению, информацию до госорганов и защитить свои права».

Эксперт также с сожалением отметил, что из определения невозможно установить, какое решение было принято госорганами по заявлениям, направленным ответчиком. «Если решения были приняты не в пользу истца, то такие решения должны быть оспорены в специально установленном для них порядке, а не в соответствии со ст. 152 ГК РФ. А если решения госорганов были отрицательными, то вызывает сомнения доказанность причинения вреда деловой репутации истца, поскольку сведения, изложенные в заявлениях ответчика, уже были опровергнуты принятым актом органа госвласти», – резюмировал Андрей Алексейчук.

Партнер юридической фирмы INTELLECT Анастасия Махнёва отметила, что судебный акт соответствует устоявшейся практике российских судов, и в первую очередь позиции самого Верховного Суда.

«Полагаю, что такая позиция является справедливой и правильной. Судебное разбирательство – это поиск баланса между противоположными (сталкивающимися) интересами (свободами) истца и ответчика. Иммануил Кант говорил, что свобода размахивать руками заканчивается у кончика носа другого человека. При разрешении любого спора о диффамации суд должен найти и установить ту черту, которая разделяет пространство для “размахивания руками” одной стороны и личное пространство (“нос”) другой. Поиск баланса между правами и интересами противоположных сторон осложняется в ситуации, когда информация распространялась путем направления сведений в органы власти (жалоба на нарушения закона, сообщение о правонарушениях, совершенных определенным лицом)», – пояснила эксперт. По ее мнению, Суд верно оценил действия ответчика как реализацию конституционного права на обращение в органы власти.

Рассказать: