×

ВС предлагает увеличить срок давности привлечения арбитражных управляющих к ответственности

Верховный Суд подготовил поправки, предусматривающие продление срока давности привлечения к административной ответственности за повторное нарушение законодательства о банкротстве
Эксперты «АГ» критически отнеслись к законопроекту. По мнению одного из них, внесение предложенного изменения облегчит участникам дел о банкротстве наказание «неугодных» и постановку под контроль «строптивых» арбитражных управляющих путем инициирования ретроспективных проверок их деятельности. Второй эксперт посчитал, что правильнее уменьшить срок давности привлечения к административной ответственности в статье, в соответствие с которой планируется привести указанную в проекте норму.

27 ноября Пленум Верховного Суда принял постановление о внесении в Госдуму законопроекта, которым предлагается дополнить ч. 3 ст. 4.5 КоАП РФ «Давность привлечения к административной ответственности».

Согласно действующей редакции ч. 3 данной статьи за административные правонарушения, влекущие применение наказания в виде дисквалификации, лицо может быть привлечено к административной ответственности не позднее одного года со дня совершения правонарушения, а при длящемся правонарушении – одного года со дня его обнаружения. Законопроектом предлагается предусмотреть, что срок привлечения к ответственности за длящееся правонарушение будет равен году только в случае, если ч. 1 этой статьи не предусмотрен более длительный срок.

В пояснительной записке к проекту закона указано, что ч. 1 ст. 4.5 КоАП для ряда нарушений, в том числе для нарушений законодательства о несостоятельности, установлен срок давности привлечения к ответственности три года, в то время как в соответствии с ч. 3 данной статьи он составляет год. При этом не определяется, какая из норм является приоритетной. Это свидетельствует о наличии коллизии и влечет сложности в правоприменении.

В качестве примера приводится случай привлечения арбитражного управляющего впервые к административной ответственности в виде предупреждения или штрафа. Срок давности привлечения его к ответственности составляет три года. При этом за повторное нарушение законодательства о несостоятельности, влекущее дисквалификацию, то есть более строгое наказание, срок давности согласно ч. 3 ст. 4.5 КоАП составляет один год.

Предполагается, что изменение положений ч. 3 ст. 4.5 КоАП устранит коллизию между правовыми нормами и исключит ситуацию, позволяющую избежать административной ответственности лицам, повторно совершающим нарушение законодательства о несостоятельности.

Комментируя предлагаемое изменение, арбитражный управляющий, член Ассоциации «Московская саморегулируемая организация профессиональных арбитражных управляющих» Алексей Леонов отметил, что оно соответствует общему тренду ужесточения административного законодательства, в том числе по отношению к арбитражным управляющим.

Он добавил, что в законопроекте закрепляется правовая позиция, ранее изложенная Верховным Судом в Определении от 5 октября 2018 г. № 302-АД17-15232 по делу № А33-414/2017. Как рассказал Алексей Леонов, судебная коллегия проанализировала изменение первоначальной редакции ч. 1 ст. 4.5 КоАП и, руководствуясь положениями ч. 1 в действующей редакции и ч. 3 ст. 4.5 КоАП, отменила принятые по делу судебные акты. Коллегия пришла к выводу о том, что для определения срока, в течение которого должностное лицо может быть привлечено к административной ответственности по ч. 3.1 ст. 14.13 КоАП за повторное нарушение законодательства о несостоятельности, следует исходить из направленности внесенных в ч. 1 ст. 4.5 КоАП изменений на усиление ответственности за совершение отдельных видов правонарушений.

Судебная коллегия указала, что при повторном нарушении законодательства о несостоятельности срок давности привлечения к административной ответственности не может быть меньше, чем при первоначально совершенном правонарушении. Кроме того, коллегия судей указала, что срок давности привлечения к административной ответственности за совершение повторного нарушения законодательства о несостоятельности, предусмотренного ч. 3.1 ст. 14.13 КоАП, не зависит от субъекта, совершившего правонарушение (должностное лицо, к которому применяется наказание в виде дисквалификации, или юридическое лицо, к которому применяется наказание в виде административного штрафа), а также от назначенного вида наказания. Иное может привести к нарушению закрепленного в ч. 1 ст. 1.4 КоАП принципа равенства перед законом.

Судебная коллегия признала ошибочным вывод судов о применении к рассматриваемым правонарушениям годичного срока давности привлечения к административной ответственности.

«Правовая позиция ВС по этому делу не нашла отражения в обзорах судебной практики Верховного Суда, что может свидетельствовать об отсутствии единого подхода высшей судебной инстанции к этому вопросу, – рассказал Алексей Леонов. – В то же время данным законопроектом ВС указывает законодателю на необходимость устранения имеющихся коллизий между правовыми нормами и дальнейшего ужесточения административной ответственности арбитражных управляющих».

«Полагаю, что внесение предложенного изменения облегчит участникам дел о банкротстве наказание “неугодных” и постановку под контроль “строптивых” арбитражных управляющих путем инициирования ретроспективных проверок их деятельности, в том числе по давно завершенным процедурам, – предположил эксперт. – Находясь в течение трехлетнего срока под угрозой деквалификации, арбитражный управляющий будет утрачивать независимость в принятии решений в рамках процедуры банкротства. В этой ситуации любое новое формальное нарушение закона может фактически означать для него длительный запрет на профессию».

Алексей Леонов заключил, что принятие законопроекта не будет способствовать укреплению принципа независимости арбитражного управляющего, что негативно скажется на профессиональном сообществе.

Партнер юридической компании «Дювернуа Лигал» Александр Арбузов отметил, что позиция Пленума Верховного Суда заслуживает внимания, однако, по его мнению, с нею вряд ли можно согласиться в полной мере. «С одной стороны, авторы законопроекта правы, обращая внимание на сложность в применении судами ч. 1 и 3 ст. 4.5 КоАП в делах о банкротстве: в ч. 1 определен трехлетний срок давности привлечения к административной ответственности, в то время как ч. 3 устанавливает один год для административных правонарушений, влекущих наказание в виде дисквалификации, – пояснил он. – С другой стороны, лично я не усматриваю в этом коллизии между правовыми нормами, о которой сказано в постановлении Пленума».

Александр Арбузов пояснил свою позицию: если взглянуть на различные составы административных правонарушений в сфере банкротства, то мы увидим, что некоторые из них не предусматривают дисквалификацию – например, ч. 3 ст. 14.13 КоАП («Неисполнение арбитражным управляющим, реестродержателем, организатором торгов, оператором электронной площадки либо руководителем временной администрации кредитной или иной финансовой организации обязанностей, установленных законодательством о несостоятельности (банкротстве)»). Соответственно, по словам эксперта, для таких дел может применяться трехлетний срок, а для других, где дисквалификация присутствует, – один год.

«Такой подход может показаться неудобным, но все же разобраться в этом не так сложно, – считает он. – Со своей стороны, я бы предложил альтернативный вариант: не увеличивать годичный срок ч. 3 ст. 4.5 КоАП, а, напротив, уменьшить применительно к банкротствам установленные ч. 1 ст. 4.5 КоАП три года до одного. Дело в том, что процесс банкротства известен своими сложностями в части установления фактов, особенно когда оно длится долго и когда речь идет о привлечении кого-либо к ответственности. Поэтому вместо того, чтобы заставлять суды ретроспективно разбираться в обстоятельствах аж трехлетней давности, я бы рекомендовал сократить это время, стимулируя тем самым процесс с другой стороны».

Рассказать: