×

ВС разбирал спор по неоплате услуг адвоката

Верховный Суд указал, как нужно рассчитывать стоимость услуг адвоката, если в соглашении с доверителем цена не оговорена полностью
Истец – адвокат Галина Калинченко сообщила «АГ», что она не согласна с мнением Суда и собирается его обжаловать. Один из экспертов считает, что при разборе этого спора Верховный Суд не учел того обстоятельства, что стороной в соглашении выступал адвокат, и не принял во внимание положения Закона об адвокатской деятельности.

Потерпевшая в результате ДТП заключила с адвокатом Галиной Калинченко соглашение на оказание юридических услуг на срок до принятия следствием решения по материалам проверки и предварительного следствия в РОВД. По условиям соглашения доверитель должна была уплатить адвокату 250 тыс. руб.

После этого по соглашению сторон Галина Калинченко продолжала оказывать доверителю юридическую помощь на протяжении всего судебного разбирательства и до вступления приговора в отношении виновника ДТП в законную силу. При этом доверитель гарантировала адвокату полную оплату услуг, оказанных в большем объеме, чем было установлено предыдущим соглашением, однако точная сумма заранее оговорена не была.

На момент вынесения приговора, которым также был удовлетворен и гражданский иск о выплате потерпевшей компенсации морального вреда в размере 2 млн руб., адвокату за услуги было выплачено лишь 80 тыс. руб. Галина Калинченко неоднократно направляла письменные уведомления о необходимости произвести оплату в полном объеме, но, так и не добившись этого, обратилась в суд.

В исковом заявлении адвокат просила взыскать 915 тыс. руб. за оказанные услуги, неустойку, проценты за пользование чужими деньгами, компенсацию судебных расходов, а также компенсацию морального вреда, связанного с тем, что ее бывший доверитель неоднократно подавала на нее жалобы в адвокатскую палату. Ответчик иск не признала.

Суд удовлетворил требования адвоката частично, придя к выводу, что она в полном объеме исполнила обязательства по изначальному соглашению сторон. Поэтому с ответчика подлежат взысканию сумма, установленная этим соглашением, за вычетом ранее уплаченного, и проценты за пользование чужими денежными средствами, уменьшенные до суммы, соразмерной последствиям нарушения ответчиком обязательства перед истцом. При этом суд указал, что правовых оснований для удовлетворения остальной части исковых требований не имеется.

Это решение было отменено судом апелляционной инстанции, который вынес новое решение, полностью удовлетворив требования истца, но сократив в десять раз размер компенсации морального вреда. Ответчик подала кассационную жалобу в Судебную коллегию по гражданским делам ВС РФ, которая в итоге направила дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Верховный Суд указал на то, что суд апелляционной инстанции, вынося решение, не принял во внимание п. 3 ст. 424 ГК РФ, согласно которому в случаях, когда в возмездном договоре цена не предусмотрена и не может быть определена исходя из условий договора, исполнение договора должно быть оплачено по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары, работы или услуги.

Касательно неустойки Суд разъяснил, что она не является мерой ответственности должника за неисполнение или ненадлежащее исполнение принятого на себя обязательства. Более того, ВС РФ подчеркнул, что у суда апелляционной инстанции отсутствовали правовые основания для одновременного взыскания истребуемых истцом сумм неустойки и процентов за пользование чужими денежными средствами. Судебная коллегия напомнила, что согласно ст. 395 ГК РФ кредитор вправе предъявить требование о выплате только неустойки или только процентов, потому что их одновременное взыскание запрещено.

Верховный Суд также пояснил, что законодательством не предусмотрена возможность компенсации морального вреда в связи с нарушением имущественных прав исполнителя по договору возмездного оказания услуг из-за несвоевременного исполнения заказчиком обязательства по оплате. А обращение ответчика в адвокатскую палату с критикой в адрес адвоката не является поводом для привлечения этого лица к гражданско-правовой ответственности. Таким образом, апелляция вынесла решение, нарушающее разъяснения Пленума ВС РФ от 24 февраля 2005 г.

Не комментируя решение Верховного Суда по существу, адвокат Галина Калинченко сообщила «АГ», что она не согласна с изложенными в нем выводами и намерена обжаловать его.

Управляющий партнер МАБ «Проценко и партнеры» Татьяна Проценко считает понятной позицию ВС РФ с точки зрения определения цены по правилам п. 3 ст. 424, на что указано и в п. 54 Постановления Пленума ВС РФ от 1 июля 1996 г.: «Когда в договоре нет прямого указания о цене и она не может быть определена из условий договора, оплата должна производиться по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары, работы или услуги. При этом наличие сравнимых обстоятельств, позволяющих однозначно определить, какой ценой необходимо руководствоваться, должно быть доказано заинтересованной стороной».

 «Однако, на мой взгляд, Верховный Суд не учел того обстоятельства, что это не просто договор оказания юридических услуг: стороной в соглашении по данному делу выступает адвокат. В соответствии с п. 4 ст. 25 Закона об адвокатской деятельности условия и размер выплаты доверителем вознаграждения за оказываемую юридическую помощь являются существенными условиями соглашения. Таким образом, соглашение считается незаключенным, поскольку не достигнуто согласие сторон по всем существенным условиям. То есть закон обеспечивает такое положение, при котором споры доверителя и адвоката о цене оказанных услуг исключаются», – пояснила эксперт.

Президент Российско-швейцарской юридической ассоциации, председатель Совета молодых адвокатов АП Воронежской области Евгений Панин отметил, что рассматриваемая ситуация еще раз дает понять, что к заключению соглашения об оказании юридической помощи, а также к содержанию данного соглашения необходимо подходить серьезно и ответственно.

Рассказать: