×

ВС разъяснил особенности доказывания в деле о взыскании неосновательного обогащения

Как указал Суд, нижестоящими инстанциями не исследовался значимый вопрос о квалификации возникших между сторонами правоотношений, притом что истец ссылался на наличие заемных правоотношений, а ответчик – алиментных обязательств
Один из адвокатов считает, что сложность участия в подобных спорах выражается в том, что довольно трудно установить реальную суть отношений сторон. Другая отметила, что при наличии в материалах дела такого доказательства, как алиментное соглашение, нижестоящими судами не было установлено, действительно ли между сторонами существовали какие-либо обязательства, что имеет значение для правильного рассмотрения дела. Третья выразила надежду, что определение ВС создаст положительную динамику в развитии института неосновательного обогащения и его инструменты не смогут применяться сторонами для решения межличностных и корпоративных конфликтов.

Верховный Суд опубликовал Определение № 44-КГ21-14-К7 от 19 октября, в котором разъяснил правила доказывания в деле о неосновательном обогащении.

Суды посчитали перевод средств неосновательным обогащением

С июня по декабрь 2017 г. Евгений Лось перечислял со своих банковских карт денежные средства Любови Захожей. Позднее мужчина обратился в суд с иском к женщине, указав, что между ними был заключен договор займа, в связи с чем он и перечислил в указанный период сумму около 133 тыс. руб., однако долг Любовь Захожая не возвратила. Полагая данную сумму неосновательным обогащением, Евгений Лось просил суд взыскать ее, а также проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 11 тыс. руб.

В свою очередь Любовь Захожая, не оспаривая факт получения денежных средств, указала, что истец являлся бывшим работодателем ее бывшего супруга Олега Дурбайло, заработной платой которого и являлись все перечисленные денежные средства. Она пояснила, что денежные средства Евгений Лось переводил на ее карту по устной договоренности с ее бывшим мужем в счет погашения задолженности последнего по алиментам.

Решением Краснокамского городского суда Пермского края от 8 сентября 2020 г. исковые требования удовлетворены частично: взысканы неосновательное обогащение в размере 119 тыс. руб., проценты за пользование чужими денежными средствами – 10 тыс. руб., а также расходы на уплату государственной пошлины; в удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

Суд проанализировал соглашение об уплате алиментов от 12 апреля 2017 г., из которого следует, что Олег Дурбайло имеет обязательство перед Любовью Захожей по уплате средств на содержание их ребенка и обязуется их выплачивать. По условиям соглашения алименты могут быть уплачены путем безналичного перевода на карту или счет либо путем передачи наличных денежных средств; денежные средства также могут быть перечислены Евгением Лосем как работодателем Олега Дурбайло. При этом в документе отмечалось, что любые платежи, поступившие от Евгения Лося, признаются платежами Олега Дурбайло в счет исполнения обязанности по уплате алиментов.

Установив получение Любовью Захожей от Евгения Лося денежных средств на общую сумму 119 тыс. руб., суд исходил из того, что между сторонами отсутствуют какие-либо гражданско-правовые отношения, а также безусловные доказательства перечисления указанной суммы на банковский счет ответчика. По мнению суда, указание ответчика на перечисление денежных средств во исполнение алиментного соглашения не свидетельствует о том, что истец изначально имел намерение безосновательно перечислять ответчику денежные средства. Суд обратил внимание, что Евгений Лось стороной данного соглашения не является, соглашение об уплате алиментов им не подписано.

21 декабря 2020 г. Пермский краевой суд апелляционным определением отменил решение первой инстанции в части взыскания с Любови Захожей процентов за пользование чужими денежными средствами, в этой части постановлено новое решение, которым в удовлетворении данных исковых требований отказано; решение суда также изменено в части снижения размера взысканной госпошлины. Седьмой кассационный суд общей юрисдикции также согласился с взысканием неосновательного обогащения с Любови Захожей в размере 119 тыс. руб.

Верховный Суд направил дело на новое рассмотрение

Читайте также
КС не усомнился в действующем порядке начисления процентов на сумму неосновательного обогащения
Суд заключил, что обязанность определять момент начала начисления процентов за пользование чужими деньгами, отталкиваясь от того, когда стало или должно было стать известно о неосновательности получения средств, не нарушает конституционных прав заявителя
03 Марта 2021 Новости

Любовь Захожая обратилась с кассационной жалобой в Верховный Суд. Рассмотрев ее, Судебная коллегия по гражданским делам ВС напомнила, что лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество за счет другого лица, обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество, за исключением случаев, предусмотренных ст. 1109 ГК РФ.

Исходя из этого, заметил Суд, для возникновения обязательства из неосновательного обогащения необходимо одновременное наличие трех условий: наличие обогащения; обогащение за счет другого лица; отсутствие правового основания для такого обогащения. Он обратил внимание, что юридическое значение для квалификации отношений, возникших из неосновательного обогащения, имеет не всякое обогащение за чужой счет, а лишь неосновательное обогащение одного лица за счет другого.

Верховный Суд указал, что в соответствии с особенностью предмета доказывания по делам о взыскании неосновательного обогащения на истца возлагается обязанность доказать факт приобретения (сбережения) ответчиком имущества за счет истца и отсутствие правовых оснований для такого обогащения, а на ответчика – обязанность доказать наличие законных оснований для приобретения (сбережения) такого имущества либо наличие обстоятельств, при которых неосновательное обогащение в силу закона не подлежит возврату. При этом согласно ч. 1 ст. 56 ГПК каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. Суд же определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, тем самым формируя по нему предмет и распределяя бремя доказывания.

ВС подчеркнул, что в рассматриваемом случае для правильного разрешения спора суду следовало установить, существовали ли между сторонами какие-либо отношения или обязательства, знал ли истец о том, что денежные средства им передаются в отсутствие каких-либо обязательств в случае, если их наличие не установлено. Кроме того, необходимо было установить, доказано ли ответчиком наличие законных оснований для приобретения этих денежных средств либо предусмотренных ст. 1109 ГК РФ обстоятельств, в силу которых эти денежные суммы не подлежат возврату.

Читайте также
ВС разъяснил, являются ли денежные средства, внесенные одним бывшим супругом на счет другого, неосновательным обогащением
Как указано в определении, денежные средства не подлежат возврату, если установлено, что они передавались лицом в отсутствие какого-либо обязательства – то есть безвозмездно и без встречного предоставления
02 Сентября 2021 Новости

Обращаясь к ч. 1 ст. 196 ГПК РФ, ВС отметил, что при принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению.

ВС обратил внимание на то, что в апелляционной и кассационной жалобах Любовь Захожая ссылалась на то, что судом не был вынесен на обсуждение сторон как юридически значимый вопрос о квалификации возникших между ними правоотношений, притом что истец ссылался на наличие заемных правоотношений, а ответчик – алиментных обязательств. Кроме того, ответчик также обращала внимание на то, что суд неправомерно возложил на нее обязанность по доказыванию правомерности получения денежных средств.

Также ВС принял во внимание пояснение ответчика о том, что в действиях истца усматриваются признаки недобросовестности, поскольку обращение в суд с иском имело место на фоне конфликта Евгения Лося с Олегом Дурбайло как работодателя и работника. В нарушение положений ст. 67, 198 и 329 ГПК изложенные обстоятельства не были предметом исследования и оценки судебных инстанций.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам ВС посчитала, что имеющиеся судебные акты вынесены с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, вследствие чего отменила их, направив дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Адвокаты оценили выводы Верховного Суда

Читайте также
ВС напомнил правила доказывания в иске о неосновательном обогащении
Суд обратил внимание, что нижестоящая инстанция, установив факт перечисления истцом денег ответчику, переложила обязанность доказать отсутствие оснований их получения ответчиком на самого истца
16 Марта 2021 Новости

Адвокат МКА «ГРАД» Александр Базыкин отметил, что определение отражает подходы, которые сложились при рассмотрении подобных споров: «Нам приходилось на практике сталкиваться с такими случаями, и результат был таким же: истец должен доказать, что не злоупотребляет правами».

Он указал, что сложность участия в таких спорах выражается в том, что довольно трудно установить реальную суть отношений сторон. «Это как раз тот случай, когда в подавляющем большинстве случаев обе стороны пытаются придумать версию, которая соответствовала бы их интересам. В рассматриваемом случае у нас нет доступа ко всем материалам дела, в связи с чем сложно говорить о том, насколько указанное решение соответствует фактическим обстоятельствам дела», – пояснил адвокат.

На практике переводы по банковским картам осуществляются по любым основаниям без указания какого-то конкретного назначения, заметил эксперт. Он предположил, что в данном случае была такая же ситуация, поскольку между участвующими в правоотношениях лицами существовали доверительные отношения. «Именно чрезмерное доверие приводит впоследствии к сложным спорам в судах. Почему так происходит? Кто-то не уделяет должного внимания правовой составляющей назначения платежа, кто-то пытается “оптимизировать” налоговое бремя, кто-то вообще не знает, что нужно указывать назначение платежа. В рассматриваемом случае, возможно, были некие трудовые отношения, которые не были оформлены надлежащим образом, в связи с чем приходилось прибегать к таким схемам расчетов, а возможно, был и заем исходя из неких доверительных отношений», – разъяснил Александр Базыкин.

Адвокат КА г. Москвы «Гильдия Московских адвокатов “Бурделов и партнеры”» Наталья Кузьмина указала, что отмена Верховным Судом судебных постановлений нижестоящих инстанций по рассматриваемому делу обусловлена прежде всего тем, что при наличии в материалах дела такого доказательства, как алиментное соглашение, нижестоящими судами не было установлено, действительно ли между сторонами существовали какие-либо обязательства и договоренности, что имеет большое значение для правильного рассмотрения дела.

Наталья Кузьмина полагает, что периодичный характер переводов истца ответчице, само алиментное соглашение, установленный в нем ежемесячный размер алиментов, а также наличие между истцом и бывшим мужем ответчицы трудовых отношений указывают на то, что денежные средства, возможно, переводились действительно на содержание ребенка. При этом адвокат обратила внимание, что указанные обстоятельства, безусловно, подлежат подробному исследованию и установлению в целях недопущения злоупотреблений.

Руководитель семейной практики КА г. Москвы № 5 Татьяна Сустина подчеркнула, что в настоящее время суды стали более тщательно исследовать фактуру, а не формально ссылаться на ст. 161, 166 ГК РФ, взыскивая средства как неосновательное обогащение. «Тенденция плачевная, учитывая, что использование онлайн-переводов в настоящее время только увеличивается. Да, безусловно, оплата куртки на рынке переводом на карту продавцу действительно нарушает законодательство, однако когда покупатель выходит в суд иском о взыскании этой суммы как неосновательного обогащения, имея на руках эту куртку, ситуация выходит в плоскость морально-этическую, недобросовестную и сама по себе угрожает основам правопорядка», – прокомментировала адвокат.

В данной ситуации, предположила Татьяна Сустина, действия правоприменителей должны быть направлены на легитимизацию имеющихся фактических отношений, а не на формализацию, поскольку зачастую в подобных спорах все обстоятельства легко устанавливаются. «Надеюсь, что определение ВС создаст положительную динамику в развитии института неосновательного обогащения и его инструменты не смогут применяться сторонами для решения межличностных и корпоративных конфликтов», – заключила адвокат.

Рассказать:
Яндекс.Метрика