×

ВС разъяснил оспаривание крупных сделок и сделок с заинтересованностью

Постановление Пленума ВС РФ, согласно которому бремя доказывания совершения крупной сделки при ее оспаривании лежит на истце, принято с незначительными правками
Один из экспертов пояснил, что изменения не коснулись самых важных вопросов применения нового законодательства: по-прежнему не разъясняется понятие «обычной хозяйственной деятельности организации» для целей оспаривания крупных сделок. Другой позитивно оценил лишь уточнение в положение о капитализированных платежах. При этом второй ранее отмечал, что не решается проблема достаточно широких формулировок: «изменение вида деятельности общества или существенное изменение масштабов» и «ущерб интересам общества».

26 июня Пленум ВС РФ принял постановление с разъяснениями применения норм законодательства при оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность. Проект постановления рассматривался 14 июня и был направлен на доработку, однако в итоге документ претерпел лишь незначительные стилистические и редакционные изменения.

Ранее «АГ» писала, что в документе разъясняется порядок исчисления срока давности по требованиям о признании крупных сделок и сделок с заинтересованностью недействительными и порядок определения момента начала их течения. Даны указания судам о том, что́ нужно учитывать при оценке соблюдения правил совершения крупной сделки или сделки с заинтересованностью. 

После доработки в п. 2 постановления было внесено изменение, в котором уточняется, что если лицо, которое самостоятельно или совместно с иными лицами осуществляет полномочия единоличного исполнительного органа, находилось в сговоре с другой стороной сделки, то срок исковой давности исчисляется со дня, когда о соответствующих обстоятельствах узнало или должно было узнать лицо, которое самостоятельно или совместно с иными лицами осуществляет полномочия единоличного исполнительного органа, иное, чем лицо, совершившее сделку.

Помимо этого, в документе указано, что́ нужно учитывать при квалификации сделки как крупной. Так, отмечается, что любая сделка общества считается совершенной в пределах обычной хозяйственной деятельности, пока не доказано иное. При этом подчеркивается, что бремя доказывания совершения оспариваемой сделки за пределами обычной хозяйственной деятельности лежит на истце. 

Кроме того, в постановлении приведены особенности порядка утверждения крупной сделки и ее одобрения, тонкости определения, отвечает ли сделка, состоящая из нескольких взаимосвязанных сделок, критерию крупных сделок. Разъясняется, что на истца возлагается бремя доказывания того, что другая сторона знала о том, что сделка является крупной для общества и не было согласия на ее совершение. 

В итоговой версии документа в п. 13 уточнен срок действия договора, предусматривающего обязанность производить периодические платежи, в частности, страхования. Эти договоры признаются отвечающими количественному (стоимостному) критерию крупных сделок, если сумма платежей за период его действия составляет более 25% балансовой стоимости активов общества.

Также дано разъяснение, согласно которому заведомая осведомленность о том, что сделка является крупной, предполагается, пока не доказано иное, только если контрагент, контролирующее его лицо или подконтрольное ему лицо является участником (акционером) общества или контролирующего лица общества или входит в состав органов общества или контролирующего лица общества. «Отсутствие таких обстоятельств не лишает истца права представить доказательства того, что другая сторона сделки знала о том, что сделка являлась крупной, например письмо другой стороны сделки, из которого следует, что она знала о том, что сделка является крупной», – указано в постановлении. 

Пленум ВС предложил ряд разъяснений о порядке признания лиц заинтересованными в совершении обществом сделки, порядке квалификации сделки как сделки с заинтересованностью, порядке ее одобрения. При этом отмечается, что решение об одобрении сделки с заинтересованностью не является основанием для отказа в удовлетворении требования о признании ее недействительной. В таком случае бремя доказывания того, что сделка причинила ущерб интересам общества, возлагается на истца.

В постановлении разъяснены особенности доказывания того, что сторона знала или должна была знать о наличии элемента заинтересованности или отсутствии согласия на совершение такой сделки. 

В комментарии «АГ» старший партнер группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С Роман Речкин пояснил, что изменения не коснулись самых важных вопросов применения нового законодательства: по-прежнему не разъясняется понятие «обычной хозяйственной деятельности организации» для целей оспаривания крупных сделок. «Осталась без изменения очень спорная, на мой взгляд, презумпция совершения сделки в рамках обычной хозяйственной деятельности, с возложением бремени доказывания обратного на участника корпорации», – указал эксперт. 

Он отметил, что внесенные изменения незначительны. «Например, в п. 2 постановления, разъясняющем течение исковой давности по оспариванию сделок, совершенных в результате сговора руководителя корпорации с другой стороной сделки, предложено исключить упоминание о “явной недобросовестности” такого лица. Изменение, на мой взгляд, по существу стилистическое, поскольку сговор руководителя организации со стороной сделки в любом случае является недобросовестным», – посчитал Роман Речкин.

Остальные изменения, по его мнению, представляют собой небольшие уточнения по отдельным специфическим ситуациям, которые в целом разумны, но вряд ли как-то существенно повлияют на практику рассмотрения таких споров.

Читайте также
ВС: Бремя доказывания совершения крупной сделки при ее оспаривании лежит на истце
Пленум Верховного Суда направил на доработку проект постановления об оспаривании крупных сделок и сделок с заинтересованностью
14 Июня 2018 Новости

Управляющий партнер АБ «Бартолиус», к.ю.н., член Совета АП г. Москвы Юлий Тай указал, что изменения в п. 13 постановления, уточняющие капитализированные платежи, носят позитивный характер. Ранее он отмечал, что споров подобной категории по ряду причин и, прежде всего, из-за изменений в ГК и отраслевые законы за последние два года стало намного меньше, поэтому постановление не будет иметь такого эпохального характера, как в свое время Постановление Пленума ВАС РФ № 19. «Что касается содержания, то, конечно, в тексте даются важные ответы на вопросы применения норм о крупных сделках и сделках с заинтересованностью с учетом изменений в регулировании данного института корпоративного права, сделанных Законом № 343-ФЗ, включая вопросы переходных положений и вступления в законную силу», – отметил Юлий Тай.

Эксперт указал, что не решается проблема достаточно широких (почти литературных) формулировок: «изменение вида деятельности общества или существенное изменение масштабов», «ущерб интересам общества»; «причем попытка делается, но вряд ли указанное разъяснение решает проблему двусмысленности – скорее, усугубляет ее», – пояснил Юлий Тай.

Рассказать: