×

ВС разъяснил порядок выплат по договору страхования ответственности конкурсного управляющего

Верховный Суд пояснил, с какого момента бездействие арбитражного управляющего следует считать незаконным для определения даты наступления страхового случая
Эксперты отметили высокую значимость определения ВС РФ. Один из них указал, что разъяснения Суда призваны защитить права кредиторов должника, а также будут иметь значение для корректировки Правил страхования и уточнения момента начала действия договора страхования.

12 июля Верховный Суд вынес Определение № 305-ЭС18-2393, в котором указал нижестоящим судам, как определяется дата наступления страхового случая по договору обязательного страхования ответственности арбитражного управляющего. 

24 мая 2012 г. после признания компании банкротом и открытия конкурсного производства Александр Лютый был утвержден в качестве конкурсного управляющего должника. Его ответственность была застрахована на общую сумму около 44 млн руб. двумя договорами, которые вступали в силу с момента уплаты страховой премии.

В марте 2015 г. был утвержден новый конкурсный управляющий должника. А в конце 2015 г. определением суда с Александра Лютого в конкурсную массу должника были взысканы убытки в размере почти 2,17 млрд руб. Суд пришел к выводу, что к таким убыткам привело его бездействие в статусе конкурсного управляющего, связанное с неисполнением им обязанности по оспариванию подозрительных и преференциальных сделок общества. Кроме того, суд констатировал, что Александр Лютый способствовал выводу активов должника из конкурсной массы. 

Общество обратилось к страховщику с требованием о выплате страхового возмещения в связи с причиненными Александром Лютым убытками, а после отказа страховой компании – в суд с иском о взыскании страхового возмещения и процентов за пользование чужими денежными средствами. 

После инициирования судебного разбирательства страховая компания удовлетворила требования общества в части выплаты страхового возмещения по одному из договоров в размере 3 млн руб., и в этой части производство по делу было прекращено. Но при этом суд первой инстанции счел, что в связи с длительным неосуществлением выплаты по этому договору страхования подлежат взысканию проценты за пользование чужими денежными средствами, поскольку фактически данное требование признано страховщиком посредством добровольного исполнения обязательств. 

Разрешая требования по второму договору, суд пришел к выводу, что страховая выплата не может быть осуществлена, так как моментом неисполнения обязанности по оспариванию сделок являлась дата наделения арбитражного управляющего полномочиями, то есть 24 мая 2012 г., что произошло до вступления договора страхования в силу, поскольку страховая премия по нему была уплачена только 6 августа 2012 г. Соответствующий момент суд определил, исходя из положений Правил страхования, утвержденных страховщиком, являющихся неотъемлемой частью договора.

Сославшись на ст. 929, 943, 954 и 957 ГК РФ, суд отказал в удовлетворении требований в части второго договора в связи с тем, что на дату наступления страхового случая договор еще не вступил в силу. Выводы суда первой инстанции поддержали суды апелляционной инстанции и округа. После этого общество обратилось в Верховный Суд с кассационной жалобой.

Рассмотрев жалобу, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ указала, что судами было ошибочно определено начало периода бездействия исходя из даты наделения Александра Лютого полномочиями конкурсного управляющего. Правила страхования, направленные на конкретизацию момента формирования страхового случая, в данном случае применению не подлежали, а определение страхового случая должно было осуществляться исходя из положений Закона о банкротстве. 

Верховный Суд напомнил, что страховым случаем по договору обязательного страхования ответственности арбитражного управляющего является подтвержденное решением суда наступление его ответственности в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением им своих обязанностей в деле о банкротстве. ВС пришел к выводу, что бездействие, выражавшееся в неоспаривании сделок, начинается не ранее момента, когда истек разумный срок на получение информации о наличии у таких сделок пороков недействительности и о личности ответчика по иску, а также на подготовку документов, необходимых для предъявления соответствующих требований в суд.

Таким образом, Суд отменил судебные акты нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение. 

Партнер, руководитель практики «Страхование» АБ КИАП Дмитрий Шнайдман, комментируя определение ВС, отметил, что оно является верным по сути, поскольку примененный нижестоящими судами подход является формальным и противоречит фактическим обстоятельствам дела.

«Очевидно, что непосредственно в момент назначения конкурсный управляющий не владел и не мог владеть необходимой информацией для того, чтобы оценить, какие именно ранее совершенные сделки должника могут обладать признаками недействительности по основаниям, предусмотренным законодательством о банкротстве. Данная информация могла стать доступной ему после получения всего массива документации должника и ее анализа. Все эти процедуры требуют времени, только по истечении которого можно вести речь о бездействии конкурсного управляющего, повлекшем наступление убытков», – отметил эксперт.

Дмитрий Шнайдман обратил внимание на то, что, направляя дело на новое рассмотрение, ВС РФ дал нижестоящим судам указание определить дату наступления страхового случая исходя из того момента, когда в соответствии с положениями ст. 69.1 Закона о банкротстве конкурсный управляющий узнал или должен был узнать о наличии оснований для оспаривания сделок должника. «При этом не исключено, что, учитывая разницу более чем в два месяца между датой назначения конкурсного управляющего и датой уплаты страховой премии, суды могут вновь прийти к выводу о ненаступлении страхового случая до даты вступления договора страхования в силу», – предположил эксперт. 

Адвокат добавил, что, учитывая сложность споров, связанных со страхованием ответственности арбитражных управляющих, и противоречивость имеющейся правоприменительной практики, любая ясно выраженная позиция высших органов судебной власти имеет большое значение для установления единообразной практики. «В данном случае важно, что ВС РФ стоит на позиции того, что сама по себе дата начала исполнения конкурсным управляющим своих обязанностей не может быть признана датой совершения им нарушений, повлекших причинение убытков», – заключил Дмитрий Шнайдман. 

Аналогичной позиции придерживается член Совета по взаимодействию с институтами гражданского общества при председателе Совета Федерации Евгений Корчаго. По его мнению, суды нижестоящих инстанций неправильно определили момент начала бездействия по неоспариванию сделок. «Такие ошибки встречаются в судебной практике, но разъяснение ВС по этому вопросу окажет благоприятное воздействие для формирование единой позиции, – считает эксперт. – Больше всего от этого выиграют конкурсные управляющие, так как это даст им хороший аргумент в спорах со страховыми компаниями». 

Юрист ЮБ «Байбуз и партнеры» Иван Хорев отметил, что определение Суда призвано упорядочить понимание судами нижестоящих инстанций сразу нескольких вопросов: о том, с какого момента бездействие арбитражного управляющего, выражавшееся в неоспаривании сделок должника, следует считать незаконным для целей определения момента наступления страхового случая, а также о том, что есть страховой случай и какой норме закона должны соответствовать Правила страхования страховщика, учитывая специфику процесса банкротства.

Как рассказал Иван Хорев, обычно в Правилах страхования ответственности арбитражных управляющих указывается на «ретроактивный период» страхования. Подобные договоры страхования, как правило, содержат условие о том, что страховая премия должна быть уплачена до определенной даты, однако после этого действие договора распространяется на весь промежуток с момента его подписания до даты уплаты страховой премии. Данное условие включается для целей обеспечения непрерывности страхования ответственности арбитражного управляющего и возможности обеспечить права и законные интересы кредиторов должника. «Однако в данном случае в Правилах страхования такой пункт, по всей видимости, отсутствовал, что и привело к различному пониманию судами момента начала действия договора страхования применительно именно к ответственности арбитражного управляющего с учетом ее специфики», – предположил юрист. 

По его мнению, разъяснения Верховного Суда будут иметь значение для страховщиков для целей корректировки Правил страхования и приведения их в соответствие с Законом о банкротстве в части закрепления понятия «страховой случай». Также разъяснения важны для уточнения момента начала действия страхования, что, как считает Иван Хорев, может повлиять на стоимость страховки, особенно принимая во внимание тот факт, что в последнее время суды отказывают страховым компаниям в исках о взыскании убытков с арбитражного управляющего в порядке суброгации.

Юрист добавил, что разъяснения призваны защитить права кредиторов должника, которые вправе рассчитывать на обеспечение своих законных интересов за счет непрерывности страхования ответственности арбитражного управляющего и недопущения ситуации, в которой ответственность арбитражного управляющего застрахована лишь промежуточно.

Рассказать: