×

ВС разъяснил правовой статус векселя для целей налогообложения

Суд также указал на недопустимость бездействия налогового органа при проверке документального подтверждения размера переносимого налогоплательщиком убытка по налогу на прибыль
Фотобанк Лори
Один из адвокатов назвал спорным вывод Суда о том, что предъявление векселя к оплате не первоначальным векселедержателем, а лицом, получившим его в ходе последующих операций, является иным выбытием и реализацией для целей налогообложения. Другой обратил внимание на то, что ВС указал на дополнительный процедурный критерий, необходимый для правильного установления действительной налоговой обязанности плательщика в части убытка, – истребование подтверждающих документов должно соотноситься с реальной возможностью подтвердить соблюдение требований п. 4 ст. 283 НК РФ.

30 сентября Верховный Суд РФ вынес Определение № 305-ЭС19-996 по делу об оспаривании российской пивоваренной компанией «Хейнекен» результатов выездной налоговой проверки, в ходе которой ее оштрафовали за неуплату налога на прибыль в связи с расчетом за приобретение товарных знаков векселями иностранных компаний.

Российская компания расплатилась за товарные знаки векселями иностранных компаний

В 2003–2006 гг. иностранная компания «Ivan Taranov Breweries (Cyprus) Limited», будучи владельцем доли свыше 50% капитала ООО «Пивоварни Ивана Таранова», выдала последнему на безвозмездной основе свой вексель, а также передала вексель другой зарубежной фирмы «D&D Brewing Ltd».

Далее вышеуказанное российское общество, будучи единственным участником ООО «ПИТ Инвестментс», безвозмездно передало последнему один из таких векселей. В результате реорганизаций иностранных компаний обязательства векселедателя по вышеуказанным ценным бумагам перешли к компании «Barrel Holdings Limited» (Республика Кипр). Впоследствии векселя достались ООО «Объединенные пивоварни Хейнекен» в порядке правопреемства от присоединенных к нему российских обществ «Пивоварни Ивана Таранова» и «ПИТ Инвестментс».

В августе 2012 г. российская пивоваренная компания «Хейнекен» выкупила права на товарные знаки у иностранной компании «Barrel Holdings Limited» на основании договора об отчуждении исключительных прав. Общество расплатилось вышеуказанными векселями и стороны составили соглашение о зачете требований.

Налоговая инспекция доначислила компании налог на прибыль, пени и штраф

В 2016 г. межрегиональная инспекция ФНС России № 3 по крупнейшим налогоплательщикам проводила выездную налоговую проверку «Хейнекен» за период с 1 января 2012 г. по 31 декабря 2013 г. По ее результатам инспекция заключила, что при осуществлении зачета встречных требований в 2012 г. общество не отразило доход от реализации безвозмездно полученных векселей. В результате налоговая база по налогу на прибыль организаций за вышеуказанный год была занижена на сумму 729 млн руб., а российский бюджет не дополучил налог в размере 145 млн руб. Таким образом, налоговики вынесли решение о привлечении организации к ответственности, доначислив налог на прибыль, пени и штраф на общую сумму свыше 237 млн руб.

Впоследствии ФНС России лишь незначительно снизила начисленный налог и пени, оставив в силе решение нижестоящего органа. В этой связи ООО «Объединенные пивоварни Хейнекен» оспорило результаты выездной проверки в судебном порядке.

Две инстанции решили, что спорная сделка приравнивается к возврату займа, но кассация не согласилась

Суды первой и второй инстанций удовлетворили требования заявителя и признали недействительным решение налоговой инспекции. Они исходили из того, что спорные векселя были использованы обществом в качестве средства платежа при приобретении товарных знаков и общество не получило какой-либо экономической выгоды, подлежащей налогообложению. По мнению судов, погашение спорных векселей в сложившейся ситуации должно рассматриваться как возврат займа, который согласно подп. 10 п. 1 ст. 251 НК РФ не является доходом в целях налогообложения.

Кроме того, обе судебные инстанции сочли, что инспекция, начисляя недоимку, неправомерно проигнорировала накопленный налогоплательщиком убыток предыдущих налоговых периодов. Как указали суды, в ходе выездной проверки налоговый орган запросил, а общество представило документы, подтверждающие период образования и правомерность формирования соответствующего убытка, начиная с 2008 г. В этой связи суды пришли к выводу о том, что в рамках применения ст. 283 НК РФ инспекция при доначислении соответствующих налогов была обязана скорректировать доначисления на сумму сформированного убытка.

В дальнейшем окружной суд не согласился с выводами нижестоящих инстанций и частично отменил их судебные акты. Кассация отметила, что в 2012 г. у общества произошло выбытие векселей как ценных бумаг в результате их предъявления к оплате и погашения номинальной стоимости векселей. Эта операция в силу п. 2 ст. 280 НК РФ является объектом налогообложения по налогу на прибыль. Суд округа также указал на то, что материалы дела не подтверждают существование заемных отношений с участием общества, напротив, векселя получены им безвозмездно как ценные бумаги.

Кассационная инстанция добавила, что у инспекции отсутствовала обязанность по учету убытка прошлых налоговых периодов, накопленного обществом, при определении суммы недоимки по налогу за периоды, охваченные проверкой, поскольку на требование о представлении первичных документов, подтверждающих размер сформированного убытка, налогоплательщик представил только регистры налогового учета и оборотно-сальдовые ведомости, не представив при этом первичные документы. Таким образом, общество не подтвердило свое право на учет убытков.

ВС РФ лишь частично согласился с выводами окружного суда

Со ссылкой на существенные нарушения норм материального и процессуального права ООО «Объединенные пивоварни Хейнекен» направило кассационную жалобу в Верховный Суд РФ.

Изучив обстоятельства дела № А40-24375/2017, высшая судебная инстанция поддержала вывод окружного суда о наличии у инспекции правовых оснований для включения стоимости погашенных векселей в состав облагаемых налогом доходов общества. «При рассмотрении дела общество не представило доказательств, подтверждающих вступление его правопредшественников – ООО “Пивоварни Ивана Таранова” и “ПИТ Инвестментс” именно в заемные отношения с иностранными компаниями “Ivan Taranov Breweries (Cyprus) Limited” и “D&D Brewing Ltd”, выдавшими спорные векселя. Напротив, как установили суды, данные векселя переданы обществу безвозмездно на основании отдельных соглашений. Следовательно, как правильно указал суд округа, у судов первой и апелляционной инстанции отсутствовали основания для вывода о применении к спорным векселям подп. 10 п. 1 ст. 251 НК РФ и об освобождении от налогообложения дохода, полученного обществом при предъявлении векселей к погашению», – отмечено в определении Суда, который указал, что в этой части кассационная жалоба не подлежит удовлетворению.

В то же время ВС не согласился с выводом окружного суда об отсутствии у инспекции при определении окончательного размера недоимки обязанности по корректировке данного дохода на величину накопленного обществом убытка прошлых лет. Так, Суд пояснил, что при исчислении налога на прибыль налогоплательщикам предоставлено право учесть убыток при исчислении указанного налога, но при условии соблюдения установленных законом требований, в том числе при выполнении обязанности, предусмотренной п. 4 ст. 283 НК РФ. Следовательно, для отказа в применении положений вышеуказанной статьи должно быть установлено, что соответствующие расходы налогоплательщика, входящие в объем переносимого убытка, документально не подтверждены (Постановление Президиума ВАС РФ от 24 июля 2012 г. № 3546/12). Такое обстоятельство устанавливается в ходе налоговой проверки, т.е. по результатам взаимодействия налогового органа и налогоплательщика, принимая во внимание поведение сторон в рамках такого взаимодействия.

«Это означает, что при возникновении вопроса о переносе накопленного убытка прошлых лет налоговый орган в ходе проведения налоговой проверки и рассмотрения ее результатов обязан предоставить налогоплательщику реальную возможность подтвердить соблюдение требований п. 4 ст. 283 НК РФ. В данном случае, как установлено судами, в ходе налоговой проверки инспекция направила обществу требование о представлении первичных документов, подтверждающих размер сформированного убытка, в ответ на которое налогоплательщик представил регистры налогового учета и оборотно-сальдовые ведомости. Таким образом, налогоплательщик не игнорировал запрос, полученный от инспекции. Регистры налогового учета согласно положениям ст. 313–314 НК РФ предназначены для систематизации и накопления информации, содержащейся в принятых к учету первичных документах, аналитических данных налогового учета для отражения в расчете налоговой базы, и, следовательно, являются доказательством, позволяющим определить размер переносимого убытка», – отмечено в определении Суда.

Дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции

Верховный Суд отметил, что в сложившейся ситуации с учетом объема документов, подтверждающих расходы налогоплательщика, объективной сложности их единовременного представления в короткий срок, в целях обеспечения его права на перенос убытков инспекция была вправе использовать полномочия, предусмотренные п. 1 ст. 93 НК РФ. А именно истребовать у налогоплательщика документы, отсутствующие у инспекции (не представленные в ходе предыдущих проверок) и необходимые для проверки обоснованности конкретных расходов, указанных в регистрах налогового и бухгалтерского учета. Однако данным правом налоговый орган не воспользовался.

При таких обстоятельствах вывод суда округа об отсутствии у налоговиков обязанности учитывать суммы накопленного обществом убытка при определении размера недоимки по налогу на прибыль за 2012 г. не может быть признан законным. В то же время суды первой и апелляционной инстанций не установили, в части каких именно статей затрат общество заявило о переносе убытка и в каком объеме заявленный к переносу убыток в действительности подтвержден первичными учетными документами. Таким образом, ВС РФ выявил, что суды трех инстанций не дали должной оценки поведению инспекции и общества на стадии налоговой проверки при подтверждении размера переносимого убытка и не установили размер переносимого убытка, отвечающий требованиям п. 4 ст. 283 НК РФ.

В этой связи ВС отменил судебные акты нижестоящих судов в части вывода по эпизоду, связанному с налогом на прибыль, и отправил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. При новом рассмотрении дела суду следует проверить доводы общества и возражения налогового органа относительно допустимости переноса убытка с учетом поведения общества и инспекции на стадии проведении налоговой проверки и рассмотрения ее результатов, при необходимости предложить сторонам представить доказательства, подтверждающие размер убытка прошлых налоговых периодов, который может быть перенесен на 2012 г. в счет уменьшения доходов от погашения векселей.

Эксперты «АГ» неоднозначно оценили выводы ВС

Адвокат, партнер и руководитель практики «Арбитражное, налоговое и банкротное право» Коллегии адвокатов г. Москвы № 5 Вячеслав Голенев отметил, что комментируемое определение ВС РФ касается двух вопросов: соотношения векселя и займа для целей налогообложения, а также переноса убытков.

«Относительно правового статуса векселя для целей налогообложения основная мысль Суда сводится к тому, что вексель можно рассматривать в качестве займа только для первого векселедержателя, который оплатил вексель (т.е., по факту, выдал заемное финансирование). Однако в приведенном деле векселя были получены безвозмездно именно как ценные бумаги, а не как заемное финансирование на обычно существующих в практике условиях. Векселя стали передаваться от компании к компании как объект имущества, и их природа для целей налогообложения – передача ценных бумаг, а значит, форма сделки – изначально иная (не заем, а уступка прав требований по ценной бумаге). Налогоплательщик не являлся участником изначального заемного финансирования. Для любого последующего векселедержателя передача векселя будет рассматриваться как операция по купле-продаже векселя, а погашение долга по нему – как доходная операция с обложением такого дохода налогом на прибыль», – пояснил эксперт.

По словам адвоката, ВС верно подметил, что налоговая база в таком случае определяется с учетом особенностей, установленных ст. 280 НК РФ. Так, учитываются доходы налогоплательщика, в том числе от погашения или частичного погашения их номинальной стоимости и понесенные расходы, определяемые исходя из цены приобретения ценных бумаг. Поскольку реорганизация не изменяет порядок налогообложения, для определения налоговой базы налогоплательщиком может быть принята, в том числе цена приобретения ценных бумаг его правопредшественником (п. 1 ст. 277 НК РФ). «В рассматриваемом деле установлено, что векселя правопредшественниками были получены безвозмездно, значит, отсутствовали расходы, на которые можно уменьшить доход от спорной операции по погашению векселя в рамках ст. 280 НК РФ. Налогоплательщик самолично заем не выдавал (вексель не покупал), в связи с чем он не мог быть участником изначального заемного правоотношения для цели освобождения от налогообложения в рамках подп. 10 п. 1 ст. 251 НК РФ», – пояснил Вячеслав Голенев.

Касательно вопроса о переносе убытков эксперт отметил, что Верховный Суд поддержал широко известный подход о необходимости документального подтверждения убытков. «Вместе с тем Верховный Суд указал на дополнительный процедурный критерий, необходимый для правильного установления действительной налоговой обязанности налогоплательщика в части убытка, – истребование документов у налогоплательщика должно соотноситься с его реальной возможностью подтвердить соблюдение требований п. 4 ст. 283 НК РФ. В указанном деле налоговый орган запросил документы, подтверждающий размер убытка, а не его основание. Иных документов налоговый орган не запросил, тем самым отказавшись от реализации своих прав на более углубленную проверку поведения налогоплательщика в части отраженных убытков. Поэтому спорным правовым вопросом дела при новом рассмотрении будет именно размер убытка, а не правомерность его учета», – пояснил адвокат.

Адвокат, руководитель практики налоговых споров «МЭФ Аудит» Дмитрий Кириллов не согласился с выводом ВС о налогообложении векселей. «Верховный Суд пришел к выводу, что предъявление векселя к оплате не первоначальным векселедержателем, а лицом, получившим его в ходе последующих операций, является иным выбытием и реализацией для целей налогообложения. Такая позиция представляется спорной, я склонен согласиться с подходом нижестоящих судов (увы, опровергнутой в определении), которые сочли в этом случае близкой правовую природу векселя и договора займа. В этой ситуации векселедатель оформил обязательство уплатить векселедержателю или иному лицу денежные средства, последующие операции по передаче этого векселя можно было считать цессиями, а последний векселедержатель – ООО “Объединенные пивоварни Хейнекен” предъявил вексель к оплате, и векселедатель исполнил свое обязательство зачетом», – отметил он.

По словам эксперта, Верховный Суд косвенно подтвердил эту логику, указывая, что подп. 10 п. 1 ст. 251 НК РФ применим к ситуациям, когда именно налогоплательщик (его правопредшественник) выступал участником заемных отношений, оформленных выдачей векселя. «Из этого можно сделать вывод о том, что Суд был бы готов признать заемную природу этих вексельных правоотношений, если бы ООО “Объединенные пивоварни Хейнекен” было бы их непосредственным участником. К сожалению, далее Верховный Суд РФ сделал негативный для налогоплательщика вывод о налогообложении выбытия векселя налогом на прибыль согласно п. 2 ст. 280 НК РФ», – полагает адвокат.

В то же время Дмитрий Кириллов положительно оценил вывод Суда о недопустимости бездействия налогового органа при представлении ему налогоплательщиком документов, которые налоговый орган посчитал недостаточным для подтверждения убытка, переносимого на будущие периоды. «Верховный Суд верно указал, что налоговый орган был вправе воспользоваться своими полномочиями по истребованию документов и установить с их помощью основания переноса убытка, но не сделал этого, на этом основании дело было направлено на новое рассмотрение», – подытожил эксперт.

Рассказать: