×

ВС: Самовольно реконструированное здание подлежит сносу, только если его нельзя вернуть в прежнее состояние

Сославшись на позицию КС, Суд напомнил, что в каждом конкретном деле необходимо исследовать обстоятельства создания такой постройки и устанавливать лиц, осуществлявших строительство или являвшихся его заказчиками
Фото: «Адвокатская газета»
По словам одного из адвокатов, своим определением Суд еще раз напомнил нижестоящим инстанциям о необходимости отказаться от формального подхода в отношении заявляемых органами местного самоуправления исков, касающихся объектов, имеющих признаки самовольных построек. Другой обозначил, что такие споры имеют особенности исчисления срока исковой давности, связанные с тем, что стороной по ним выступает публично-правовое образование. Третий добавил, что как суды, так и стороны в подобных спорах не всегда готовы глубоко погружаться в технические познания и детально оценивать результаты судебной экспертизы.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ рассмотрела вопрос о том, при каких условиях иск о сносе самовольно реконструированной недвижимости может быть удовлетворен (Определение № 308-ЭС19-21484 по делу № А32-30003/2018).

Три инстанции подтвердили необходимость сноса гостиницы

Администрация г. Краснодара, обратившись в Арбитражный суд Краснодарского края, потребовала обязать индивидуального предпринимателя Катрин Атаеву-Добришман снести самовольную постройку.

Администрация пояснила, что спорный объект капитального строительства расположен на земельном участке, предназначенном для индивидуального жилищного строительства. Однако при осуществлении контроля за соблюдением земельного законодательства соответствующее управление администрации города выяснило, что на участке ответчика расположено трехэтажное строение с вывеской «Бестужевъ», которое используется в качестве гостиницы. При этом разрешение на строительство гостиницы не выдавалось, а по данным ЕГРН на этом участке расположен жилой дом.

Читайте также
ВС разбирался в деле о самовольной постройке, о судьбе которой было заявлено два встречных требования
Суд указал, что отсутствие разрешения на строительство само по себе не может служить основанием для отказа в иске о признании права собственности на самовольную постройку
24 Января 2020 Новости

Истец сообщил, что участок Катрин Атаевой-Добришман расположен в зоне застройки индивидуальными жилыми домами в границах г. Краснодара, в рамках которой не предусмотрена возможность использования земли под размещение гостиниц. Дополнительно администрация указала, что объект возведен без соблюдения минимально допустимых отступов.

АС Краснодарского края признал требования о сносе спорного объекта обоснованными. Сославшись на ст. 222 ГК, он решил, что возведенное ответчиком здание является самовольной постройкой, реконструкция которого проведена без необходимого в силу ст. 49 и 51 Градостроительного кодекса РФ. Суд также учел то, что здание используется предпринимателем в качестве гостиницы, в то время как располагается оно на земельном участке, не предназначенном для этой цели. Кроме того, первая инстанция установила, что при возведении объекта были нарушены максимальный процент застройки земельного участка, минимальный отступ зданий от границы, отделяющей участок от территории общего пользования, добавив, что ступени здания расположены на землях общего пользования. Выводы АС Краснодарского края поддержали апелляционная инстанция и суд округа.

ВС напомнил о своих разъяснениях

Верховный Суд указал, что согласно п. 26 Постановления Пленума ВС и Пленума ВАС от 29 апреля 2010 г. № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» при рассмотрении исков, связанных с самовольной постройкой, суд устанавливает, допущены ли при ее возведении существенные нарушения градостроительных и строительных норм и правил, а также создает ли такая постройка угрозу жизни и здоровью граждан. Для этого при отсутствии необходимых заключений компетентных органов или при наличии сомнения в их достоверности суд вправе назначить экспертизу.

В п. 28 того же постановления указано, что положения ст. 222 ГК распространяются на самовольную реконструкцию недвижимого имущества, в результате которой возник новый объект. При этом суд обязывает снести самовольно реконструированную недвижимость лишь в том случае, если будет установлено, что объект не может быть приведен в состояние, существовавшее до проведения таких работ.

Проанализировав обстоятельства дела, Судебная коллегия по экономическим спорам пришла к выводу, что нижестоящие инстанции не оценили ряд фактических обстоятельств. Так, часть спорной постройки (одна литера) была возведена на основании разрешения на строительство и сдана в эксплуатацию в соответствии с разрешением на ввод дома в эксплуатацию. Наличие каких-либо нарушений при возведении этой литеры до проведения реконструкции дома суды не установили, подчеркнул ВС. Кроме того, добавил он, возведению другой литеры (пристройки к дому) предшествовало получение разрешения на реконструкцию, на что указывала ответчик. Между тем выданные параметры на реконструкцию жилого дома и наличие отступлений, допущенных при реконструкции, их характер не были исследованы судами, тогда как Катрин Атаева-Добришман ссылалась на возведение пристройки в соответствии с установленными для реконструкции параметрами.

Как указано в определении, эксперты установили, что расстояние между спорным объектом и строениями на соседних земельных участках не соответствует строительным правилам. Однако из заключения не следует, к какой из двух литер дома относится это нарушение.

Сославшись на утвержденный Президиумом ВС РФ 19 марта 2014 г. Обзор судебной практики по делам, связанным с самовольным строительством, коллегия заметила, что при рассмотрении таких споров судам следует применять градостроительные и строительные нормы и правила в редакции, действовавшей во время возведения самовольной постройки. Чтобы опровергнуть утверждение администрации о невозможности расположения гостиницы в зоне застройки индивидуальными жилыми домами, предприниматель ссылалась на правила землепользования и застройки на территории, действовавшие в период получения градостроительного плана своего участка и разрешений на строительство дома и пристройки. В соответствии с данным документом в числе предусмотренных для спорного земельного участка основных видов разрешенного использования указаны «гостиницы, дома приема гостей и т.п.».

Верховный Суд указал, что при ответе на вопрос о том, создает ли спорный объект угрозу жизни и здоровью граждан, эксперты выявили несоответствие посадки (размещения) относительно соседних строений, нарушающее градостроительные и противопожарные нормы и правила, а также правила землепользования. Из определения следует, что эксперты пришли к выводу: угроза жизни возможна при возникновении пожара для лиц, находящихся внутри исследуемого объекта. «Вывод о том, что сама постройка создает угрозу жизни ввиду наличия у нее признаков безопасности, экспертами не сделан», – подчеркнул Суд.

Нижестоящие инстанции исходили из отсутствия у ответчика разрешения на строительство гостиницы и согласования строительства именно такого объекта с уполномоченным органом исполнительной власти. Однако в материалах дела нет доказательств, подтверждающих невозможность использования объекта для личного проживания, указал ВС. Основания для сноса объекта в связи с использованием ответчицей постройки и земельного участка по нецелевому назначению также нельзя признать правомерными, добавил он.

ВС посчитал, что суды также не учли приведенный выше п. 28 Постановления № 10/22, поскольку вопрос о возможности приведения объекта в состояние, существовавшее до проведения работ по реконструкции в виде возведения пристройки, суды не исследовали. Более того, они обязали ответчика снести спорный объект полностью, в том числе ту часть, которая существовала до проведения реконструкции и, по выводам экспертов, имеет свои индивидуальные технико-экономические параметры.

Судебная коллегия отметила, что, как ранее неоднократно указывал КС РФ, обязанность снести самовольную постройку представляет собой санкцию за совершенное правонарушение, в каждом конкретном деле необходимо исследовать обстоятельства создания такой постройки и устанавливать лиц, осуществлявших строительство и (или) являвшихся его заказчиками.

Кроме того, добавил ВС, нельзя признать обоснованными и бесспорными выводы апелляционной и кассационной инстанций об отсутствии нарушений процессуальных норм при рассмотрении дела Арбитражным судом Краснодарского края, поскольку их должная мотивировка отсутствует.

Адвокаты прокомментировали выводы ВС

Адвокат АП Томской области Ольга Аржанникова полагает, что данным определением Верховный Суд еще раз напомнил нижестоящим инстанциям о необходимости отказаться от формального подхода в отношении заявляемых органами местного самоуправления исков, касающихся объектов, имеющих признаки самовольных построек.

Эксперт обратила внимание на три важных обстоятельства, о которых снова был вынужден говорить Суд и которые имеют важное значение при разрешении аналогичных споров. Первое – исследование наличия при возведении самовольной постройки существенных нарушений градостроительных и строительных норм и правил, создания ею угрозы жизни и здоровью граждан. «То есть наличия формальных признаков самовольной постройки недостаточно для принятия решения о ее сносе», – пояснила адвокат. Второе – применение градостроительных и строительных норм и правил в редакции, действовавшей во время возведения самовольной постройки, а не на момент рассмотрения дела. Третье – обязательный учет п. 28 Постановления № 10/22, в котором указано, что снос самовольно реконструированного недвижимого имущества может быть осуществлен лишь в том случае, если будет установлена невозможность приведения объекта в состояние, существовавшее до проведения таких работ.

«В настоящем деле суды, не исследовав возможность приведения объекта в первоначальное состояние, приняли решение о сносе, чем фактически нарушили конституционные требования справедливости и соразмерности», – подчеркнула Ольга Аржанникова.

Как отметил адвокат МГКА «Московская гильдия адвокатов и юристов» Кирилл Данилов, из определения следует, что ответчик возводила спорный объект с получением всех необходимых разрешений и согласований, единственное нарушение заключается в том, что предприниматель в полном объеме не соблюла требования, предусмотренные разрешительными документами.

«Однако нижестоящие суды не рассмотрели вопрос о том, можно ли привести спорный объект в соответствие с требованиями разрешительных документов, полученных ответчиком на этапе строительства и реконструкции. Очевидно, что если при повторном рассмотрении дела суды положительно ответят на этот вопрос, то в иске о сносе всей постройки должно быть отказано», – считает адвокат.

Читайте также
ВС указал на особенности исчисления срока исковой давности для госорганов
Суд пришел к выводу, что данный срок начинает течь со дня, когда государственный орган получил фактическую возможность узнать о нарушении своего права при помощи системы межведомственного взаимодействия
23 Января 2020 Новости

Еще один неоднозначный вопрос, по мнению Кирилла Данилова, заключается в сроке исковой давности. Адвокат пояснил, что из текста определения ВС усматривается, что, возводя постройку и проводя ее реконструкцию, ответчик действовал открыто, публично и добросовестно: ввод в эксплуатацию оформлялся постановлением главы администрации округа, департамент архитектуры и градостроительства администрации выдавал градостроительный план, право собственности на дом и пристройку было зарегистрировано, а схема планировочной организации земельного участка с обозначением места размещения жилого дома была согласована. Таким образом, истец достоверно знал о проведенном строительстве и реконструкции в момент оформления соответствующих документов, т.е. еще в 2006–2008 гг., указал адвокат.

По его словам, если спорное здание не угрожает безопасности жизни и здоровью граждан, то срок исковой давности при наличии соответствующих оснований может быть применен и по делу о сносе самовольной постройки (например, Определение от 14 июля 2015 г. № 305-ЭС14-8858).

Партнер АБ «КРП» Челябинской области Виктор Глушаков отметил, что подход, примененный судом первой инстанции в данном деле, можно назвать тенденцией. «Не могу сказать, что она носит характер абсолютной, но встречается достаточно часто. Это в целом актуально для ситуаций, когда разрешение спора зависит от специальных технических познаний. Как суды, так и стороны в подобных спорах не всегда готовы глубоко погружаться в технические познания и детально оценивать результаты судебной экспертизы», – пояснил он.

По словам Виктора Глушакова, в таких делах крайне важно оценивать не итоговые выводы эксперта и ответы на вопросы суда, а мотивировочную часть заключения. «Существенность выявленных экспертами нарушений и пороков, их влияние на предмет доказывания можно понять лишь после того, как удастся разобраться с техническими нюансами и выяснить логику экспертов, в частности порядок подхода к исследованию и порядок его проведения», – полагает адвокат.

Виктор Глушаков отметил верность вывода ВС РФ: само по себе нарушение технических норм и правил не может являться основанием для сноса постройки. «Степень и существенность нарушений можно определить, лишь смоделировав возможные последствия в рамках конкретных обстоятельств. Это невозможно сделать без глубокого погружения в экспертные познания на уровне, не ниже того, который показал носитель специальных знаний», – добавил эксперт.

Рассказать: