×

ВС: Совместная ответственность владельца авто и лица, управляющего им без водительских прав, возможна

Как указал Суд, долевая гражданская ответственность наступает, если владелец заранее знал, что второе лицо не имеет права на управление транспортным средством, при этом доля ответственности определяется в зависимости от степени вины каждого из них
Адвокаты согласились с правомерностью привлечения к ответственности за ДТП в качестве законного владельца лица, указанного в полисе ОСАГО. Один из них обратил внимание на тот факт, что две инстанции при наличии одних и тех же оснований для компенсации морального вреда разным лицам взыскали ее только в пользу одного из них, а остальным отказали.

Нижестоящие суды взыскали компенсации морального вреда и расходы на погребение погибших в ДТП только с законного владельца, допущенного к управлению автомобилем на основании полиса ОСАГО. Однако в рамках дела № 82-КГ19-1 Судебная коллегия по гражданским делам ВС указала, что необходимо было исследовать обстоятельства, позволяющие привлечь к ответственности и непосредственного причинителя вреда (Определение от 5 августа 2019 г.).

В декабре 2016 г. на автомобильной дороге «Иртыш» Шумихинского района Курганской области произошло ДТП. Автомобилем «Мерседес Бенц Е200» управлял Артем Челноков, который находился в состоянии алкогольного опьянения. Машина выехала на встречную полосу и столкнулась с ехавшим по своей полосе «Шевроле Круз». На момент происшествия Артем Челноков был лишен права на управление транспортным средством. В результате ДТП погибли водитель «Шевроле» Сергей Осипов и пассажир Ольга Таран, здоровью пассажира «Мерседеса» Романа Путинцева был причинен тяжкий вред.

В соответствии со страховым полисом ОСАГО, оформленным с октября 2016 г. по октябрь 2017 г., собственником автомобиля, которым в момент ДТП управлял Артем Челноков, являлся Сергей Тараскин, а одним из лиц, допущенных к управлению этим транспортным средством, – пострадавший Роман Путинцев. Сам Челноков не был упомянут в полисе ОСАГО.

В июне 2017 г. Шумихинский районный суд Курганской области признал Артема Челнокова виновным в совершении двух преступлений, связанных с нарушением ПДД и управлением транспортным средством в состоянии опьянения (ч. 6 ст. 264 и ст. 264.1 УК РФ).

Обратившись в суд, изначально родственники погибших потребовали у Артема Челнокова возместить им расходы на погребение близких и компенсировать моральный вред, причиненный его преступлением. Однако позднее они уточнили исковые требования, дополнительно предъявив иски к Роману Путинцеву и Сергею Тараскину.

Обосновывая свои требования, истцы указали, что Сергей Тараскин является собственником автомобиля «Мерседес Бенц Е200», т.е. владельцем источника повышенной опасности. При этом сведения о законности или незаконности изъятия этого транспортного сведения из владения собственника отсутствуют, поэтому имеются основания для привлечения Тараскина в качестве соответчика. Относительно требований к Роману Путинцеву истцы пояснили, что в момент ДТП он фактически являлся законным владельцем автомобиля на основании полиса ОСАГО. При этом они сообщили, что Артем Челноков управлял машиной с согласия Путинцева.

Родственники погибшего Сергея Осипова просили взыскать в их пользу компенсацию морального вреда на общую сумму 3 млн руб. и расходы на погребение на сумму чуть более 21 тыс. руб. Родители Ольги Таран оценили свой моральный вред в 2 млн руб. каждый, их расходы на погребение дочери составили чуть более 24 тыс.

В суд также поступило заявление Романа Путинцева, который потребовал у находившегося за рулем Артема Челнокова компенсировать моральный вред. В качестве суммы возмещения он указал 2 млн руб., обосновав наличие физических и нравственных страданий ссылкой на тяжкий вред, причиненный его здоровью в результате ДТП.

Шумихинский районный суд Курганской области частично удовлетворил исковые требования родственников погибших. С Романа Путинцева в пользу матери и детей Сергея Осипова было взыскано по 500 тыс. руб. компенсации морального вреда каждому, а также расходы на погребение в полном объеме. Родители Ольги Таран получили по 600 тыс. руб. компенсации, а также чуть более 16 тыс. руб. на погребение. В удовлетворении остальной части требований родственников погибших суд отказал. Роман Путинцев также получил частичное возмещение морального вреда: суд обязал Артема Челнокова выплатить ему 200 тыс. руб.

Частично удовлетворяя требования, первая инстанция исходила из того, что на момент ДТП единственным законным владельцем автомобиля «Мерседес Бенц Е200» на основании страхового полиса ОСАГО являлся именно Роман Путинцев, который был допущен собственником машины к управлению ею. Поэтому, по мнению суда, именно этот гражданин должен был возместить вред, причиненный при ДТП.

Отказывая в удовлетворении исковых требований родственников погибших к водителю Артему Челнокову, Шумихинский районный суд указал, что это лицо находилось за рулем автомобиля без законных оснований, поскольку было лишено права на управление транспортным средством и не было допущено собственником автомобиля к его управлению. Суд также не усмотрел оснований для возложения ответственности по возмещению материального ущерба и компенсации морального вреда на Сергея Тараскина, поскольку отсутствовали доказательства наличия между ним и Путинцевым трудовых либо гражданско-правовых отношений.

При удовлетворении исковых требований Романа Путинцева к Артему Челнокову только в части суд, сославшись на ст. 1064, 1079 ГК, учел степень вины самого потерпевшего в причинении ему вреда. Как указано в решении, Путинцев передал управление автомобилем находившемуся в состоянии алкогольного опьянения и лишенному права управления лицу, сам он также был пьян и, кроме того, не воспользовался ремнем безопасности.

С выводами суда первой инстанции и их правовым обоснованием согласилась и судебная коллегия по гражданским делам Курганского областного суда, дополнительно высказав суждение об отсутствии допустимых доказательств противоправного завладения автомобилем «Мерседес Бенц Е200» Артемом Челноковым.

Родители Ольги Таран посчитали постановления незаконными и обратились в Верховный Суд. При первом изучении кассационной жалобы судья ВС отказал в ее передаче для рассмотрения. Истцы подали повторную жалобу, изучив которую заместитель председателя ВС пришел к выводу о необходимости ее обсуждения в заседании Судебной коллегии по гражданским делам.

Проанализировав ряд норм о возмещении вреда (ст. 151, 1064, 1100, 1101, 1079 ГК РФ), а также п. 24 Постановления Пленума ВС от 26 января 2010 г. № 1, коллегия пришла к выводу, что законный владелец источника повышенной опасности и лицо, завладевшее этим источником повышенной опасности и причинившее вред в результате его действия, несут ответственность в долевом порядке при совокупности нескольких условий. К ним относится одновременное наличие противоправного завладения источником повышенной опасности лицом, причинившим вред, и вины владельца этого источника в противоправном изъятии. ВС отметил, что перечень случаев и обстоятельств, при которых непосредственный причинитель вреда противоправно завладел источником повышенной опасности при наличии вины владельца источника повышенной опасности в его противоправном изъятии лицом, причинившим вред, не является исчерпывающим.

Применив системное толкование приведенных выше норм ГК, п. 24 Постановления № 1 и отдельных пунктов ст. 25 Закона о безопасности дорожного движения, Верховный Суд указал, что за причинение вреда при использовании автомобиля гражданином, который не имеет права на управление, владелец машины отвечает совместно с таким гражданином в том случае, если, передавая автомобиль, владелец знал, что указанный гражданин не имеет права на управление данным транспортным средством. При этом доля ответственности каждого определяется в зависимости от степени вины.

Коллегия по гражданским делам подчеркнула, что суды первой и апелляционной инстанций не определили наличие указанных условий для возложения ответственности по возмещению материального ущерба и компенсации морального вреда на водителя Артема Челнокова, являющегося непосредственным виновником ДТП. По мнению ВС, районный и областной суды неправильно определили правоотношения сторон, вследствие чего пришли к неправомерному выводу об отсутствии оснований для возложения ответственности на ответчика Челнокова.

На основании этого Верховный Суд отменил оба акта нижестоящих инстанций, указав, что при новом рассмотрении дела необходимо установить, имелись ли обстоятельства, свидетельствующие о противоправном завладении транспортным средством Артемом Челноковым и о виновном поведении владельца автомобиля Романа Путинцева, передавшего полномочия по его управлению лицу, не имеющему права на управление.

Адвокат АП Московской области, партнер юридической компании КЪЮ-Групп Кирилл Данилов обратил внимание на логическую ошибку, допущенную нижестоящими судами. «Своими действиями Челноков причинил вред как родственникам погибших, так и Путинцеву. Природа причинения вреда, противоправные действия, причинно-следственная связь являются одинаковыми и для истцов, и для Путинцева. Однако суды первой и апелляционной инстанций взыскали с Челнокова компенсацию морального вреда только в пользу Путинцева, а остальным отказали. При этом внятной правовой аргументации такого двоякого подхода они не привели», – пояснил адвокат.

По мнению Кирилла Данилова, суды правомерно отказали в удовлетворении требований к собственнику «Мерседеса» Сергею Тараскину. «Он вписал в полис ОСАГО Путинцева, тем самым наделив последнего правом владения и пользования автомобилем. В силу ст. 1079 ГК обязанность возмещения вреда возлагается на гражданина, который владеет источником повышенной опасности на любом законном основании», – напомнил эксперт.

По его словам, ВС еще в «старом» Обзоре законодательства и судебной практики за четвертый квартал 2005 г. указывал, что в таких случаях ответственность будут нести не собственники автомобиля, а законные владельцы, которые фактически им управляли в момент ДТП. Как сообщил адвокат, Суд продолжает придерживаться такой позиции, что, в частности, отражено в Определении от 14 марта 2017 г. № 37-КГ17-2.

Адвокат АП Калужской области Дмитрий Кияшко отметил, что на основании п. 1 ст. 1064 ГК по общему правилу такой вред возмещается причинителем вреда, т.е. в данном случае – водителем. При этом, по его словам, ответственность последнего перед потерпевшими лишь в исключительных случаях может быть возложена на иное лицо на основании п. 1 ст. 1068 ГК. «Законом установлена также ответственность владельцев источников повышенной опасности за вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих (ч. 1 ст. 1079 ГК РФ), которая не исключает ответственности причинителя вреда, а дополняет ее», – сообщил адвокат. По его мнению, именно это обстоятельство не учли суды первой и апелляционной инстанций, безосновательно исключив непосредственного виновника ДТП из числа лиц, отвечающих за причинение вреда.

«Владельцем автомобиля должно быть признано лицо, которое на законных основаниях осуществляет физический контроль над машиной. Поэтому признание судом Романа Путинцева владельцем правомерно с учетом конкретных обстоятельств дела (он вписан в страховой полис ОСАГО и, по всей видимости, получил от собственника ключи и документы от автомобиля)», – прокомментировал Дмитрий Кияшко. Что касается собственника транспортного средства, то, как отметил адвокат, Сергей Тараскин может быть освобожден от ответственности в силу п. 2 ст. 1079 ГК РФ.

Рассказать: