×

ВС указал, как квалифицировать требования к привлеченному к субсидиарной ответственности лицу

Верховный Суд разъяснил, с какого момента у бывшего руководителя, привлеченного к субсидиарной ответственности по долгам компании-банкрота, возникают обязательства по компенсации причиненного им вреда
Фото: «Адвокатская газета»
Как пояснил один из экспертов «АГ», ВС сформулировал вывод о квалификации требования к лицу о привлечении его к субсидиарной ответственности в качестве текущего или реестрового в зависимости от момента причинения вреда. Другой отметил, что решение Суда будет способствовать правильному и скорейшему рассмотрению аналогичных заявлений арбитражных управляющих.

В июне 2012 г. компания «ВеГа-Риэлти» была признана банкротом, в ее отношении открыто конкурсное производство. По решению суда руководитель компании Гуланда Дубровина должна была передать конкурсному управляющему бухгалтерскую и иную документацию ООО, печати, штампы, материальные и иные ценности в трехдневный срок. Однако это сделано не было.

Спустя три года, 25 июня 2015 г., конкурсный управляющий общества подал в суд заявление о привлечении Дубровиной к субсидиарной ответственности. В своем заявлении он указал, что непередача ею всей необходимой документации общества помешала ему должным образом формировать конкурсную массу. В частности, для госрегистрации вновь возведенных объектов по инвестиционным контрактам строительства жилых комплексов, по которым должник выступал в качестве застройщика, требовались подлинники документов, а из-за их отсутствия не удалось зарегистрировать права на возведенные здания.

Между тем 1 декабря 2015 г. Арбитражный суд Московской области возбудил дело о банкротстве Гуланды Дубровиной, а 30 июня 2016 г. ввел в отношении нее процедуру банкротства – реализацию имущества.

В рамках дела о банкротстве «ВеГа-Риэлти» 15 декабря 2016 г. Арбитражный суд г. Москвы привлек Гуланду Дубровину к субсидиарной ответственности на сумму 61,6 млн рублей. Суд исходил из доказанности вины бывшего руководителя общества в непередаче конкурсному управляющему необходимых бухгалтерских документов и отчетности, что воспрепятствовало формированию конкурсной массы. При этом суд руководствовался ст. 9, 10, 129 Закона о несостоятельности (банкротстве). Апелляция оставила решение суда без изменения. 14 марта 2017 г. конкурсный управляющий «ВеГа-Риэлти» обратился в АС Московской области с заявлением о включении этой суммы в реестр требований кредиторов Гуланды Дубровиной.

Арбитражный суд Московской области 12 мая 2017 г. прекратил производство по этому заявлению, решение устояло в апелляции и кассации. Суды квалифицировали обязательство по выплате заявленной задолженности в качестве текущего платежа. Свою позицию они мотивировали тем, что дело о банкротстве Гуланды Дубровиной было возбуждено 1 декабря 2015 г., а  само обязательство возникло 2 марта 2017 г., в момент вступления в законную силу судебного акта о привлечении ее к субсидиарной ответственности. Правила исчисления момента наступления субсидиарной ответственности руководителя отличны от правил определения даты события, с которым связывается причинение руководителем убытков должнику. Суды руководствовались ч. 1 ст. 5, ст. 32 Закона о банкротстве, п. 1 ч. 1 ст. 150, ст. 223 АПК РФ, а также приняли во внимание разъяснения, содержащиеся в п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 23 июля 2009 г. № 63 и п. 39 Постановления Пленума ВАС РФ от 15 декабря 2004 г. № 29.

В кассационной жалобе в ВС РФ конкурсный кредитор Гуланды Дубровиной Сергей Щербин просил отменить обжалуемые судебные акты в связи с существенным нарушением судами норм права и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Он настаивал на том, что бывший руководитель «ВеГа-Риэлти» причинила вред своим бездействием до возбуждения против нее дела о банкротстве, следовательно, ее обязательства являются реестровыми.

Его доводы сводились к тому, что ответственность, предусмотренная ст. 10 Закона о банкротстве, является разновидностью гражданско-правовой ответственности, выражающейся в возмещении вреда, причиненного имущественным правам кредиторов. При ее применении учитываются общие нормы об ответственности за нарушение обязательств и об обязательствах вследствие причинения вреда. В связи с этим заявитель полагал, что при рассмотрении спорного требования следует учитывать положения ст. 15, 1064 ГК РФ и разъяснения, изложенные в п. 10 Постановления ВАС РФ № 63.

Рассмотрев материалы дела № А41-94769/2015, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ вынесла Определение № 305-ЭС18-1058, которым удовлетворила жалобу заявителя.

По мнению ВС РФ, разногласия лиц, участвующих в обособленном споре, сводились к решению вопроса о том, с какого момента у бывшего руководителя, привлеченного к субсидиарной ответственности по долгам должника-банкрота, возникло обязательство по компенсации причиненного им вреда. Учитывая период спорных правоотношений, к ним применимы нормы ст. 10 Закона о банкротстве, действовавшей в редакции Закона от 28 апреля 2009 г. № 73-ФЗ. Указанная статья обязывала руководителя должника, нарушившего положения действовавшего законодательства, возместить вред, причиненный кредиторам в результате такого нарушения. Ответственность, предусмотренная ст. 10 Закона о банкротстве, являлась гражданско-правовой, и при ее применении должны были учитываться общие положения гл. 25 и 59 ГК РФ в части, не противоречащей специальным номам Закона о банкротстве.

По общему правилу ст. 1064 ГК РФ ответственность за причинение вреда возникает с момента его причинения вне зависимости от того, в какие сроки состоится исчисление размера вреда или вступит в законную силу судебное решение, подтверждающее факт причинения вреда и ответственность должника. Это правило применимо для квалификации платежей как текущих или реестровых (п. 10 Постановления № 63). Закрепленные в ст. 10 Закона о банкротстве специальные правила привлечения бывшего руководителя к субсидиарной ответственности имеют отношение к порядку расчета и возмещения вреда, причиненного конкурсной массе должника, но не влияют на дату возникновения обязанности причинителя вреда предоставить потерпевшему равноценную компенсацию.

Правонарушение, за которое Гуланда Дубровина привлечена к субсидиарной ответственности, окончено до возбуждения дела о ее банкротстве. Соответственно, и обязательство по возмещению причиненного вреда возникло в тот же период. Судебными актами от 15 декабря 2016 г. и от 2 марта 2017 г. по делу № А40-115962/2009 лишь подтверждены факт правонарушения и его размер. ВС РФ установил, что нет оснований для квалификации взысканной с Гуланды Дубровиной суммы в качестве текущего платежа, и отменил решения нижестоящих судов, направив дело на новое рассмотрение в АС Московской области.

Юрист по проектам в области банкротства VEGAS LEX Валерия Тихонова пояснила, что ВС РФ сформулировал вывод о квалификации требования к лицу о привлечении его к субсидиарной ответственности в качестве текущего или реестрового в зависимости от момента причинения вреда, а не даты принятия судебного акта, подтверждающего его причинение. Определением раскрыты гражданско-правовая природа требования по субсидиарной ответственности и необходимость распространения на данное требование положений об ответственности за причинение вреда. «В ранее сложившейся правоприменительной практике был распространен подход о дополнительном характере субсидиарной ответственности по отношению к ответственности основного должника,  а также о разграничении субсидиарной ответственности и обязанности возместить причиненные убытки», – отметила она.

Как считает эксперт, после принятия этого определения можно ожидать изменения позиции судов при разрешении аналогичных споров. «Несмотря на то что в рассматриваемом споре при разрешении вопроса о привлечении к субсидиарной ответственности подлежала применению ст. 10 Закона о банкротстве, имевшая иную формулировку по сравнению с ныне действующими положениями закона, сформулированный в определении подход соответствует разъяснениям Постановления Пленума ВС РФ от 21 декабря 2017 г. № 53 о необходимости применения общих положений ГК РФ об обязательствах вследствие причинения вреда», – считает юрист.

По словам юриста Dentons Анны Свиридовой, в соответствии с ч. 6 ст. 61.16 Закона о банкротстве арбитражный управляющий обязан в установленный законом срок от имени должника предъявлять в деле о банкротстве бывшего руководителя должника требование о включении в реестр требований кредиторов, основанное на заявлении о привлечении к субсидиарной ответственности.

Как пояснила Анна Свиридова, в рассматриваемом деле суды неправильно квалифицировали заявленные требования в качестве текущих платежей и не учли важное для рассмотрения дела обстоятельство, а именно что правонарушение, за которое бывший руководитель должника был привлечен к субсидиарной ответственности, было окончено до возбуждения дела о его банкротстве.

Эксперт отметила, что на практике нередко возникают ошибки при квалификации платежей как текущих или реестровых, и указанным определением ВС РФ призвал суды нижестоящих инстанций внимательнее рассматривать требования при их заявлении в деле о банкротстве бывшего руководителя должника. По ее мнению, позиция Суда будет способствовать правильному и скорейшему рассмотрению аналогичных заявлений арбитражных управляющих, ведь временной фактор в делах о банкротстве является важной составляющей. Примечательно, что Арбитражный суд Поволжского округа при рассмотрении жалобы по делу со схожими обстоятельствами уже принял во внимание позицию ВС РФ, отраженную в обсуждаемом определении (Постановление от 17 июля 2018 г. по делу № А12-63914/2016).

Рассказать: