×

ВС указал, как разобраться, возможно ли исполнение решения третейского суда

Суд пояснил, что, прежде чем отказать в выдаче исполнительного листа на решение третейского суда, необходимо разобраться, действительно ли его решение противоречит публичному порядку Российской Федерации
В комментарии «АГ» одна из экспертов отметила, что фактически проверка решения на наличие противоречия публичному порядку – это оценка решения по существу, рассмотрение фактов и материалов дела без вынесения решения о том, «кто прав в рассматриваемом споре». Другая указала, что Верховный Суд продолжил практику, запрещающую передавать на рассмотрение в третейский суд споры из договоров, при исполнении которых использовались бюджетные средства.

10 июня Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда вынесла Определение № 305-ЭС19-1212, в котором выяснила, возможно ли выдать исполнительный лист на решение третейского суда, если одна из сторон ссылается на использование бюджетных средств при заключении договора.

21 ноября 2017 г. Третейский суд строительных организаций города при АНО «Центр юридической поддержки строительных организаций города» взыскал с ЗАО «Вентинтер-монтаж» в пользу ООО «СТРОЙ МОНТАЖ» около 9 млн руб. задолженности, 446 тыс. руб. неустойки по договору подряда, проценты в размере более 625 тыс. руб. и 60 тыс. руб. расходов по оплате арбитражного сбора.

Так как решение «Вентинтер-монтаж» не исполнил, «СТРОЙ МОНТАЖ» обратился в арбитражный суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.

Арбитражный суд г. Москвы в удовлетворении заявления отказал. Данное решение было оставлено без изменения постановлением Арбитражного суда Московского округа. Руководствуясь ст. 238, 239 АПК, суды указали, что спор не мог быть предметом третейского разбирательства, а решение третейского суда нарушает основополагающие принципы российского права, поскольку договор заключен сторонами в целях реализации инвестиционной программы для обеспечения государственных и муниципальных нужд, объект строительства – НИУ «Высшая школа экономики».

«СТРОЙ МОНТАЖ» подал кассационную жалобу в Верховный Суд.

Рассмотрев дело, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС отметила, что в соответствии с ч. 4 ст. 238 АПК при рассмотрении дела арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие оснований для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, предусмотренных ст. 239 данного кодекса, путем исследования представленных в суд доказательств обоснования заявленных требований и возражений, но не вправе переоценивать обстоятельства, установленные третейским судом, либо пересматривать его решение по существу.

ВС также сослался на п. 2 ч. 4 ст. 239 АПК, в соответствии с которым в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда может быть отказано в случае, если приведение в исполнение его решения противоречит публичному порядку Российской Федерации.

«Указанное основание подлежит проверке судом по собственной инициативе на любой стадии рассмотрения дела, независимо от доводов и возражений сторон», – отметил Верховный Суд. При этом он добавил, что участники спора вправе приводить доводы, свидетельствующие о наличии вышеуказанных оснований отказа в исполнении третейского решения (п. 3 Обзора практики рассмотрения арбитражными судами дел о применении оговорки о публичном порядке как основания отказа в признании и приведении в исполнение иностранных судебных и арбитражных решений, утвержденного Президиумом ВАС, Информационное письмо от 26 февраля 2013 г. № 156).

ВС указал, что заинтересованное лицо реализовало указанное право, поскольку приводило доводы о возможном нарушении исполнением решения третейского суда публичного порядка, в соответствии с которыми договор был заключен за счет средств бюджета и направлен на удовлетворение публичных нужд посредством расходования бюджетных средств в рамках инвестиционной программы.

«Между тем при рассмотрении настоящего дела в судах заявитель указывал на то, что ЗАО “Вентинтер-монтаж” не представило в материалы дела доказательства, подтверждающие его правовую позицию, в том числе доказательства того, что в рамках исполнения договора сторон расходовались средства указанной инвестиционной программы. Суды не исследовали, каким образом стороны спора участвовали в реализации указанной инвестиционной программы, являлись ли они получателями бюджетных средств», – отметил Верховный Суд.

Кроме того, Экономколлегия ВС обратила внимание: заявитель указывал на то, что спорный договор, учитывая характер правоотношений, сложившихся между «СТРОЙ МОНТАЖ» и «Вентинтер-монтаж», а также правовую природу договора, не предполагает использование бюджетных средств, а факт наличия инвестиционной программы сам по себе не может свидетельствовать о том, что при реализации договора были использованы средства бюджета.

Указанные обстоятельства, как отметил Суд, подлежали проверке арбитражными судами при рассмотрении дела в соответствии с нормой п. 2 ч. 4 ст. 239 АПК в целях установления справедливого баланса прав и интересов сторон. В связи с этим судебные акты арбитражных судов первой и кассационной инстанций были отменены на основании ч. 1 ст. 291.11 АПК как принятые с существенными нарушениями норм процессуального права, повлиявшими на исход дела, а дело – направлено на новое рассмотрение в Арбитражный суд г. Москвы.

В комментарии «АГ» юрист КА «Тимофеев, Фаренвальд и партнеры» Изабелла Прусская отметила, что фактически проверка решения на наличие противоречия публичному порядку – это оценка решения по существу, рассмотрение фактов и материалов дела без вынесения решения о том, «кто прав в рассматриваемом споре».

Эксперт указала, что ситуация, в которой суды отказываются выдавать исполнительный лист на решение третейского суда, – явление нечастое. «Общая правоприменительная тенденция – автономизация третейского разбирательства и ограничение судебной компетенции по пересмотру решений третейских судов. Однако практике известны подобные случаи. В большинстве из них причины носят процессуальный характер: недействительность третейского соглашения, отсутствие эффективного уведомления стороны об избрании третейских судей или о третейском разбирательстве, принятие решения по спору, не предусмотренному третейским соглашением, и др. Данный блок причин носит сугубо процессуальный характер, и суды, как правило, даже не затрагивают фактическую сторону спора», – указала Изабелла Прусская. Однако, отметила она, если суды отказывают в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения в случае, когда спор, рассмотренный третейским судом, не может быть предметом третейского разбирательства в соответствии с законодательством РФ или его решение нарушает основополагающие принципы российского права (публичный порядок), они вникают в суть спора и оценивают его предмет и фактическую составляющую.

Юрист юридической фирмы «Кульков, Колотилов и партнеры» Анна Чепурная указала, что в определении Верховный Суд продолжил практику, запрещающую передавать на рассмотрение в третейский суд споры из договоров, при исполнении которых использовались бюджетные средства. Подобный подход неоднократно проводился экономической коллегией (Определение от 28 июля 2017 г. № 305-ЭС15-20073, Определение от 27 декабря 2017 г. № 310-ЭС17-12469, Определение от 11 июля 2018 г. № 305-ЭС17-7240).

«В приведенной практике Верховный Суд рассматривал споры из договоров, связанных с бюджетным финансированием, как неарбитрабельные, а соглашения о передаче таких споров в арбитраж – как неисполнимые. Целью такого подхода являлось обеспечение прозрачности расходования бюджетных средств, что невозможно в условиях конфиденциальности третейского разбирательства. В комментируемом определении судебная коллегия также указала, что рассмотрение подобного спора в третейском суде нарушает публичный порядок, что едва ли соответствует доктринальным позициям, так как влечет искусственное расширение категории “публичный порядок”», – отметила Анна Чепурная.

При этом эксперт отметила, что подход к подобным спорам как неарбитрабельным имеет под собой гораздо большее теоретическое обоснование, нежели вовлечение категории публичного порядка. Это, по мнению Анны Чепурной, создает значительные риски для развития арбитража, поскольку, во-первых, возлагает на арбитров не свойственную им обязанность проверять, задействованы ли в споре бюджетные средства, а во-вторых, как показывает пример развития инвестиционного арбитража, в котором одной из сторон всегда является государство, указывает, что бюджетные средства и третейское разбирательство могут сосуществовать под одной крышей.

Рассказать: