×

ВС вновь подтвердил право уступки взыскания судебных расходов с проигравшей стороны в пользу юрфирмы

При этом Верховный Суд напомнил, что уступка права на возмещение судебных издержек как такового допускается не только после их присуждения лицу, участвующему в деле, но и в период его рассмотрения
Фото: «Адвокатская газета»
По мнению одного из экспертов «АГ», дело интересно тем, что развивает институт судебных издержек, имеющий достаточно слабо проработанное регулирование, не всегда учитывающее их правовую природу как таковых. Другой отметил, что выводы Суда согласуются со сложившейся практикой. Третий обратил внимание на то, что ВС так и не дал четкого ответа на вопрос о том, почему в рассматриваемом деле факт несения истцом судебных издержек можно считать доказанным. Четвертый полагает, что процессуальное правопреемство после вынесения решения суда по иску не должно ограничиваться материальными требованиями.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда вынесла Определение № 305-ЭС21-2246 по делу № А40-121161/2019 касательно уступки права требования судебных расходов с проигравшей стороны юридической фирме, консультировавшей истца по данному арбитражному спору.

Читайте также
ВС пояснил нюансы порядка взыскания судебных расходов с проигравшей стороны в пользу юрфирмы
Как пояснил Суд, договор цессии может быть заключен не только в части требования, принадлежащего цеденту в момент заключения договора, но и в отношении требования, которое возникнет в будущем или будет приобретено им у третьего лица
05 Марта 2021 Новости

В октябре 2019 г. Арбитражный суд г. Москвы удовлетворил иск ООО «Сибтрансавто» к обществу «Альянс-Энерджи» о взыскании задолженности за транспортные услуги свыше 4,2 млн руб. Такое судебное решение устояло в апелляции и кассации. Юридическим сопровождением истца по данному спору занималась юрфирма «Юстиция Прайм», поскольку заключенный между сторонами договор оказания юридических услуг предусматривал консультирование заказчика, возбуждение и ведение гражданского дела в первой и апелляционной судебных инстанциях.

В феврале 2020 г. истец уступил обществу «Юстиция Прайм» по договору цессии право требования судебных расходов с проигравшей стороны на сумму в 120 тыс. руб. Далее он обратился в суд с заявлением о взыскании вышеуказанных судебных расходов и о процессуальном правопреемстве в части такого взыскания. Юрфирма также обратилась в суд с заявлением о процессуальном правопреемстве истца в части взыскания судебных расходов.

АС г. Москвы взыскал с ответчика в пользу истца лишь 50 тыс. руб. судебных издержек и заменил истца в части взыскания судебных расходов юрфирмой. Впоследствии решение устояло в апелляции. Суды сочли, что с учетом продолжительности и сложности судебного спора необходимые и разумные издержки общества «Сибтрансавто» по защите своих прав подлежат удовлетворению в вышеуказанной сумме. Далее окружной суд отменил судебные акты, отказав во взыскании судебных расходов и замене их взыскателя юрфирмой. При этом кассация исходила из недоказанности истцом фактического несения требуемых судебных издержек, а также из недопустимости уступки требования их взыскания до вынесения соответствующего судебного акта об этом.

В кассационных жалобах в ВС «Юстиция Прайм» и «Сибтрансавто» оспорили вынесенные по делу судебные акты. Со ссылкой на п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от 21 января 2016 г. № 1 они указали на допустимость уступки права на возмещение судебных издержек как такового не только после их присуждения лицу, участвующему в деле, но и в период рассмотрения дела судом. Заявители также сочли, что у судов первой и второй инстанций отсутствовали основания для снижения заявленной суммы судебных издержек.

В итоге Судебная коллегия по экономическим спорам подтвердила, что уступка права на возмещение судебных издержек как такового допускается не только после их присуждения лицу, участвующему в деле, но и в период рассмотрения дела судом (ст. 382, 383, 388.1 ГК РФ). Как пояснил Суд, заключение такого соглашения до присуждения судебных издержек не влечет процессуальную замену лица, участвующего в деле и уступившего право на возмещение судебных издержек, его правопреемником, поскольку такое право возникает и переходит к правопреемнику лишь в момент присуждения судебных издержек в пользу правопредшественника (п. 2 ст. 388.1ГК РФ).

«Ввиду того что на момент заключения заявителями договора уступки спор был рассмотрен по существу и, следовательно, имелись правовые предпосылки для удовлетворения требования выигравшей стороны о взыскании судебных расходов, а соответствующее требование было подано обществом “Сибтрансавто” одновременно с заявлением об осуществлении процессуального правопреемства в части требования судебных расходов, отказ суда округа в удовлетворении требований заявителей со ссылкой на невозможности уступки непросуженного права является ошибочным», – заключил ВС, который отменил постановление окружного суда и оставил в силе судебные акты первой и второй инстанций.

Юрист BGP Litigation Светлана Байкова полагает, что дело интересно тем, что оно развивает институт судебных издержек, имеющий достаточно слабо проработанное регулирование, не всегда учитывающее их правовую природу как таковых. «Все нормы, посвященные взысканию судебных расходов, исходят именно из того, что факт несения расходов стороной процесса является частью состава фактов, подлежащих установлению при разрешении вопроса о взыскании судебных расходов», – отметила она.

По словам эксперта, исходя из буквальной формулировки ст. 110 АПК исключается действие общей нормы ст. 313 ГК о праве должника возложить исполнение денежного обязательства на третье лицо. «Смысл института судебных расходов состоит в компенсации стороне по делу ранее понесенных ею (а не иным лицом) затрат, что подтверждается и судебной практикой. Судебная практика допускает два варианта отступления от принципа прямого несения стороной процесса судебных расходов: судебное инвестирование (предоставление целевого займа участнику процесса); оплата третьим лицом в счет исполнения денежного обязательства перед заявителем. В анализируемом деле мы видим некий третий вариант отступления от принципа прямого несения судебных расходов, когда в объективной реальности сама выплата юридическому консультанту не проведена, однако само по себе обязательство по оплате в правовой реальности возникло», – подчеркнула Светлана Байкова.

Юрист добавила, что в самом по себе взыскании судебных расходов самими юристами также не усматривается каких-либо проблем, поскольку это позволяет найти баланс между интересами истца и его представителями: представители заинтересованы в получении денежных средств за свои услуги, истец – в минимизации своего нахождения в состоянии какого бы то ни было процессуального спора. «Представляется, что для оборота такая положительная реакция Верховного Суда РФ на подходы к структурированию отношений по взысканию расходов на оплату услуг представителя никакой опасности не принесет, поскольку само по себе скорее всего либо никак, либо в совсем незначительном количестве увеличит возможность злоупотреблений в части суммы судебных расходов. В любом случае, суды все также будут исходить из критериев обоснованности, разумности и т.д. Напротив, институт судебных расходов и расходов на оплату услуг представителей в частности требует совершенствования и приведения в большее соответствие реальности как рынка юридических услуг, так и в целом инструментам бизнеса. По указанным причинам можно только положительно оценить настойчивость участников рассматриваемого дела и выводы Верховного Суда», – убеждена Светлана Байкова.

Адвокат юридической компании «Генезис» Сергей Тимошенко отметил, что аналогичная правовая позиция была ранее изложена Верховным Судом, в частности в определениях от 30 сентября 2019 г. № 305-ЭС19-15994; от 25 февраля 2019 г. № 304-ЭС19-697, поэтому его выводы согласуются с действующей судебной практикой.

«Что касается разумности пределов взыскиваемых расходов на оплату услуг представителя, понесенных лицом, в пользу которого принят судебный акт, то на сей счет существуют разъяснения п. 10, 12, 13 Постановления Пленума ВС РФ от 21 января 2016 г. № 1 и п. 2 Информационного письма ВАС РФ от 13 августа 2004 № 82 “О некоторых вопросах применения АПК РФ”. При определении разумных пределов расходов на оплату услуг представителя могут приниматься во внимание в том числе: нормы расходов на служебные командировки, установленные правовыми актами; стоимость экономных транспортных услуг; время, которое мог бы затратить на подготовку материалов квалифицированный специалист; сложившаяся в регионе стоимость оплаты услуг адвокатов; имеющиеся сведения статистических органов о ценах на рынке юридических услуг; продолжительность рассмотрения и сложность дела. Кроме того, разумность судебных издержек на оплату услуг представителя не может быть обоснована известностью представителя лица, участвующего в деле», – пояснил Сергей Тимошенко.

Адвокат АБ г. Москвы «Инфралекс» Евгений Зубков полагает, что благодаря определению ВС РФ судебную практику по данному вопросу можно считать окончательно сформированной. «Тем не менее, к большому разочарованию, это определение содержит в себе достаточно слабую мотивировочную часть. Юридическое сообщество ожидало, однако так не получило от Суда четкого ответа на вопрос о том, почему в рассматриваемом деле факт несения истцом судебных издержек можно считать доказанным – ведь именно это является обязательным и основным условием удовлетворения заявления о взыскании судебных расходов», – отметил он.

Эксперт предположил, что логика подхода, который избрал ВС РФ, может быть основана на следующем: у юридической фирмы имеются обязательства по оплате права требования на возмещение судебных расходов, перешедшего к ней от клиента. «В свою очередь, у клиента имеются обязательства по оплате юридических услуг, оказанных юридической фирмой. Происходит некий зачет, который можно приравнять к несению судебных расходов с учетом того, что у клиента прекращается право требования к юрфирме», – резюмировал Евгений Зубков.

Адвокат АП Свердловской области Андрей Саунин положительно оценил выводы Верховного Суда. «Действительно, процессуальное правопреемство после вынесения решения суда по иску не должно ограничиваться правом требования по материальным требованиям. Никаких экономико-правовых препятствий для правопреемства по судебным расходам в рассматриваемом случае я не вижу. Тем самым подтверждается возможность уступки права требования по всем денежным требованиям независимо от оснований их возникновения у бизнеса», – подчеркнул он.

Рассказать:
Яндекс.Метрика