×

Яростный спор за Исаакий

КС РФ посчитал преждевременной жалобу на еще не осуществленную передачу Исаакиевского собора РПЦ, но один из судей не согласился с этой позицией
Один из экспертов «АГ» согласился с доводами Конституционного Суда РФ о том, что на данный момент нарушение прав граждан фактом передачи собора еще не произошло. Другой отметил, что определение имеет позитивное содержание, так как КС РФ обратил внимание на принципиальную возможность обжалования перспективных решений публичной власти.

Конституционный Суд РФ вынес определение об отказе в принятии к рассмотрению жалобы о неконституционности ч. 3 ст. 9 Федерального закона от 30 ноября 2010 г. № 327-ФЗ «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности», согласно которой физические и юридические лица, полагающие, что их права нарушены в связи с передачей религиозной организации имущества религиозного назначения, вправе обратиться в суд за защитой своих прав и (или) законных интересов.

Поводом для обращения послужил отказ Василеостровского районного суда г. Санкт-Петербурга в принятии административного искового заявления группы граждан к Комитету имущественных отношений Санкт-Петербурга. Истцы просили признать распоряжение комитета, касающееся проведения мероприятий, связанных с передачей Исаакиевского собора Русской православной церкви, и плана этих мероприятий, незаконным и не действующим с момента принятия, а также обязать административного ответчика устранить нарушение прав путем отмены данного распоряжения.

Свой отказ суд объяснил тем, что оспариваемое распоряжение является лишь решением о подготовке предложений о включении соответствующего имущества в план передачи религиозной организации и не влечет саму передачу, в связи с которой граждане вправе обратиться в суд за защитой своих прав и законных интересов в силу ч. 3 ст. 9 Федерального закона № 327-ФЗ. Данный судебный акт был оставлен без изменения судом апелляционной инстанции.

По мнению заявителей, применение судами данного законоположения противоречит Конституции РФ в той мере, «в какой оно – в интерпретации судебных органов – препятствует физическим лицам обращаться в суд за защитой своих прав и интересов, нарушенных иными, нежели принятием собственно решения о передаче имущества религиозного назначения религиозной организации, действиями органов государственной власти или местного самоуправления, связанными с передачей (подготовкой к передаче) такого имущества».

Изучив материалы дела, КС РФ пришел к выводу, что норма федерального закона не препятствует оспариванию в судебном порядке действий субъектов публичной власти, связанных с передачей религиозной организации имущества религиозного назначения.  Суд подчеркнул, что распоряжение комитета о подготовке предложений о включении Исаакиевского собора в план передачи Церкви не подменяет и не может подменять собой решение о передаче соответствующего имущества и само по себе не порождает юридически значимых последствий.

Тем не менее с выводами, изложенными в определении, не согласился судья КС РФ Юрий Данилов. В своем особом мнении он указал на то, что оспариваемая норма стала неконституционной в том смысле, в каком по ней сложилась правоприменительная практика.

Судья КС РФ пояснил, что суды вынесли свое решение без проведения судебных слушаний: «Суд первой инстанции принял решение об отказе в рассмотрении дела без вызова сторон, суд апелляционной инстанции также провел слушания в так называемом упрощенном порядке, не выслушав непосредственно ни доводы истцов, ни возражения ответчиков. Этим были нарушены положения ч. 3 ст. 123 Конституции РФ о том, что судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон, а также принципы административного судопроизводства, изложенные в п. 6 и 7 ст. 6 Кодекса административного судопроизводства РФ, о непосредственности судебного разбирательства и о состязательности и равноправии сторон в административном судопроизводстве при активной роли суда».

Также Юрий Данилов указал на другую причину необоснованности решений, вынесенных судами: «Отсутствие необходимого и обязательного условия рассмотрения вопроса о передаче имущества религиозного назначения, т.е. наличие соответствующего обращения об этом со стороны религиозной организации, оказалось не установленным и не исследованным как судами общей юрисдикции, так и Конституционным Судом Российской Федерации в рамках предварительного изучения соответствующего обращения». А без исследования этого фактического обстоятельства и его оценки в рамках полноценной судебной процедуры суды не были в состоянии прийти к обоснованному выводу о наличии или отсутствии нарушения прав и законных интересов заявителей, считает судья КС РФ.

Адвокат АП Санкт-Петербурга Константин Ерофеев, комментируя определение, напомнил, что с начала существования законодательства о «церковной реституции» и до возникновения ситуации с Исаакиевским собором положения законодательства о возвращении религиозным организациям имущества религиозного назначения таких яростных споров не вызывали. «Широкий политический резонанс, подвигнувший петербургских оппозиционеров заявить о своем нежелании возвращать собор Церкви, не может поставить под сомнение тот факт, что нарушение их личных прав и законных интересов на данном этапе не имеет места быть», – считает адвокат.

Он также отметил: в своем особом мнении судья КС РФ Юрий Данилов указал – факт того, что затронуты права и законные интересы заявителей, должен рассматриваться в суде по существу. «Однако отказ в рассмотрении коллективного административного искового заявления был принят судом со ссылкой на действующее процессуальное законодательство. Такого рода отказы по процессуальным причинам нередки, и вряд ли их конституционность может быть оспорена», – считает Константин Ерофеев.

Адвокат, руководитель конституционной практики адвокатской конторы МГКА «Аснис и партнеры» Дмитрий Кравченко отметил, что КС РФ в данном случае вынес «определение с позитивным содержанием».

По его словам, в этом определении важно, что КС РФ обратил внимание на принципиальную возможность обжалования перспективных решений публичной власти и на то, что судам в каждом конкретном случае необходимо выяснять обстоятельства, с возникновением которых связано право лица на обращение в суд. «Другой вопрос, что оценка того, нарушает ли перспективное решение публичной власти права конкретного заявителя именно на данном этапе и необходимо ли незамедлительное восстановление права, зачастую проводится судами недостаточно глубоко. Итогом таких правоприменительных недостатков нередко становится то, что граждане лишены возможности оспаривать запланированные решения власти заблаговременно и вынуждены пытаться остановить уже реализуемые решения», – считает Дмитрий Кравченко.

По мнению адвоката, эту практику необходимо пересматривать, поскольку декларирование властью «плана» на потенциальное нарушение того или иного права граждан не способствует правовой определенности и ставит под сомнение это право. «Но это все же находится за пределами ответственности КС РФ, хотя он и пытается подобными определениями сориентировать других правоприменителей», – резюмирует Кравченко.

Рассказать: