×

Заключение эксперта по уголовному делу не влечет пересмотр судебного акта по налоговому спору

Апелляционный суд отметил, что заключение эксперта, полученное по результатам проведения внесудебной экспертизы в уголовном деле, может быть признано новым письменным доказательством, а не вновь открывшимся обстоятельством 
Адвокаты неоднозначно оценили выводы апелляции. По мнению одного из них, заключение специалиста, полученное в рамках расследования уголовного дела, в рассматриваемом случае действительно является новым письменным доказательством. Другой эксперт отметил, что суд апелляционной инстанции прав лишь формально, но нельзя руководствоваться исключительно формальным подходом в случае, когда имеются доказательства обратного. 

17 сентября Тринадцатый арбитражный апелляционный суд вынес постановление по делу № А56-50884/2017, которым отказал в пересмотре вступившего в законную силу судебного акта относительно налогового спора по вновь открывшимся обстоятельствам из-за появления в связанном уголовном деле о неуплате налогов экспертного заключения в пользу налогоплательщика.

По результатам налоговой проверки МИ ФНС России № 16 по г. Санкт-Петербургу привлекла ООО «РИА “Панда”» к ответственности за налоговое правонарушение в 2017 г. Так, налогоплательщику была доначислена недоимка по НДС и налогу на прибыль за 2013–2014 гг. в размере 1,2 млн руб., а также соответствующие суммы пени и штрафа по п. 1 ст. 122 НК РФ. Организация оспорила решение налогового органа в суде, но все три судебные инстанции отказались удовлетворять ее заявление.

В ходе расследования уголовного дела, возбужденного по признакам преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ, в отношении генерального директора ООО «РИА “Панда”», было проведено исследование документов общества. Следствие планировало установить размер НДС, неправомерно принятого к вычету в 2013–2014 гг., и не исчисленного и не уплаченного обществом суммы налога на прибыль в связи с неправомерным исчислением расходов в целях уменьшения налоговой базы. По результатам исследования было составлено заключение специалиста экспертно-криминалистического отдела от 16 мая 2018 г. Согласно ему сумма неправомерно принятого к вычету НДС составила 279 млн руб., а сумму не исчисленного и не уплаченного налога на прибыль нельзя было установить.

Тогда общество обратилось в суд с заявлением о пересмотре вступившего в законную силу судебного акта по делу об оспаривании решения ФНС по вновь открывшимся обстоятельствам. По мнению общества, поскольку сумма недоимки по НДС по заключению эксперта-криминалиста была меньше начисленной по решению налогового органа, данное обстоятельство является основанием для пересмотра на основании п. 1 ч. 2 ст. 311 АПК РФ. Арбитражный суд впоследствии отменил решение суда первой инстанции.

В апелляционной жалобе налоговая инспекция просила отменить решение суда и отказать в удовлетворении заявления о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам, ссылаясь на нарушение норм процессуального права.

В рамках судебного разбирательства по делу общество заявило ходатайство об отложении рассмотрения апелляционной жалобы для ознакомления с материалами дела, однако апелляция отклонила его в связи с отсутствием предусмотренных ст. 158 АПК РФ оснований.

Налогоплательщик также ходатайствовал о приобщении к материалам дела заключения специалиста экспертно-криминалистического отдела Управления криминалистики ГСУ СК РФ по г. Санкт-Петербургу, заключения эксперта ФБУ «Северо-Западный региональный центр судебной экспертизы» Министерства юстиции РФ, уведомления следователя об ознакомлении с экспертизами и заявления представителя потерпевшего (инспекции) об отказе от ознакомления с материалами уголовного дела. Данное ходатайство общества также было отклонено апелляционной инстанцией.

Изучив обстоятельства дела № А56-50884/2017, апелляционная инстанция отметила, что при пересмотре судебных актов по новым или вновь открывшимся обстоятельствам последние должны быть существенными, т.е. способными повлиять на выводы суда при принятии соответствующего судебного акта согласно разъяснениям п. 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 30 июня 2011 г. № 52.

Со ссылкой на п. 1 ч. 2 ст. 311 АПК РФ вторая инстанция добавила, что существенным для дела обстоятельством может быть признано указанное в заявлении вновь обнаруженное обстоятельство, которое не было и не могло быть известно заявителю, неоспоримо свидетельствующее о том, что если бы оно было известно, то это привело бы к принятию другого решения (п. 5 Постановления № 52).

Ссылаясь на вышеуказанные нормы и п. 12 Постановления Пленума ВАС РФ от 4 апреля 2014 г. № 23, апелляция сочла, что заключение эксперта не имеет для суда заранее установленной силы и подлежит оценке наряду с другими доказательствами. «Суд оценивает доказательства, в том числе заключение эксперта, исходя из требований ч. 1 и 2 ст. 71 Кодекса. При этом по результатам оценки доказательств суду необходимо привести мотивы, по которым он принимает или отвергает имеющиеся в деле доказательства (ч. 7 ст. 71, п. 2 ч. 4 ст. 170 АПК РФ). Заключение эксперта по результатам проведения судебной экспертизы, назначенной при рассмотрении иного судебного дела, а равно заключение эксперта, полученное по результатам проведения внесудебной экспертизы, не могут признаваться экспертными заключениями по рассматриваемому делу. Такое заключение может быть признано судом иным документом, допускаемым в качестве доказательства в соответствии со ст. 89 АПК РФ (п. 13 Постановления № 23). Таким образом, заключение специалиста от 16 мая 2018 г., составленное в рамках уголовного дела и полученное заявителем от адвоката, не является вновь открывшимся обстоятельством, а является новым письменным доказательством», – указано в апелляционном постановлении.

Правомерность действительных налоговых обязательств заявителя, как пояснил апелляционный суд, являлась предметом рассмотрения судами трех инстанций. На основании оценки представленных в материалы дела доказательств с учетом доводов сторон подтверждена обоснованность доначисленных сумм налогов и соответствующих пени и штрафов. «Факты, на которые ссылается заявитель, свидетельствуют о представлении новых доказательств, имеющих отношение к обстоятельствам, уже исследованным судом. Согласно п. 6 Постановления № 52 судам необходимо иметь в виду, что обстоятельства, определенные п. 2 и 3 ч. 2 ст. 311 АПК РФ, в связи с открытием которых пересматривается судебный акт, должны быть установлены вступившим в законную силу приговором суда», – отмечено в постановлении.

Тринадцатый арбитражный апелляционный суд отметил, что следственные действия по уголовному делу не завершены, факты и обстоятельства, а также лицо, совершившее преступление, в рамках уголовного дела не установлены, приговор суда либо иной акт, поименованный в абз. 2 п. 6 Постановления № 52, не вынесен. В этой связи апелляция отменила решение суда первой инстанции и отказала в удовлетворении заявления общества.

По мнению адвоката АП г. Москвы Алины Емельяновой, тот факт, что на момент вынесения итогового судебного акта по делу выводы специалиста относительно размера налогов не были известны заявителю, не означает безусловной квалификации этого факта как вновь открывшегося обстоятельства. «В п. 5 Постановления Пленума ВАС РФ № 52 от 30 июня 2011 г. указывается критерий существенного для дела обстоятельства – оно “не было и не могло быть известно заявителю”. Это подразумевает в том числе то, что заявитель принял все разумные и достаточные меры для доказывания своей позиции по делу, однако на момент представления доказательств существовали такие обстоятельства, на которые он объективно не мог сослаться в силу отсутствия осведомленности о них. Полагаю, что заявитель, будучи убежденным в неправильном исчислении размера требований налоговых органов, не был лишен возможности ходатайствовать о проведении финансово-экономической экспертизы. Однако, как следует из судебных актов по делу, судебная экспертиза по вопросу проверки правильности исчисления суммы налогов в рамках арбитражного дела не проводилась», – пояснила эксперт.

В этой связи адвокат согласилась с апелляционной инстанцией в том, что заключение специалиста, полученное в рамках расследования уголовного дела, в рассматриваемом случае является новым письменным доказательством. «Финансово-экономическое заключение содержит позицию специалиста по вопросу, который уже был исследован судами (установление обоснованного размера требований налоговых органов)», – резюмировала Алина Емельянова.

Партнер АБ «КРП» Виктор Глушаков отметил, что суд апелляционной инстанции прав лишь формально. «Подобное заключение эксперта, полученное в рамках расследования уголовного дела, не является вновь открывшимся обстоятельством по смыслу действующего процессуального закона. Опять же формально суд вправе отклонить данное заключение, так как оно действительно является новым доказательством, которое заявитель пытается приобщить в материалы дела за рамками рассмотрения дела в суде первой инстанции. Однако, по моему мнению, указанное формальное соответствие закону не означает законность решения, принятого судом апелляционной инстанции. Очевидно, что вопрос размера ответственности по данному делу является не разрешенным», – отметил адвокат. По его мнению, нельзя руководствоваться исключительно формальным подходом в случае, когда имеются доказательства обратного.

«Допускаю, что мои коллеги могут оппонировать, указывая на то, что следовало бы дождаться, пока экспертное заключение получит оценку в приговоре суда. Действительно, подобное заставит по-иному воспринимать данный вывод. Однако к моменту вынесения судебного акта в уголовном деле смысл в отмене судебного решения уже может быть утрачен», – предостерег Виктор Глушаков.

Рассказать: