×

Защита доказала незаконность вседозволенности в ходе обыска у адвоката

Апелляция напомнила, что изъяты могут быть только те предметы, которые имеют отношение к возбужденному в отношении адвоката уголовному делу
Фото: «Адвокатская газета»
Первый заместитель председателя Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП Санкт-Петербурга Владислав Лапинский отметил: часто следователи и судьи уверены, что если в отношении адвоката возбудили уголовное дело, то все ограничения перестают действовать, однако в данном деле удалось опровергнуть это ошибочное мнение.

27 июля 2018 г. были проведены обыски в новгородской квартире адвоката АП Санкт-Петербурга Светланы Родионовой и в офисе юридического бюро Великого Новгорода, который она, согласно оперативной справке, использовала для осуществления адвокатской деятельности. Следственные действия производились в связи с возбуждением в отношении Родионовой уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 159 УК РФ («Мошенничество»).

Суд санкционировал обыски  

С ходатайством о производстве обысков в Новгородский районный суд Новгородской области обратилась следователь следственного отдела по г. Великий Новгород СУ СК РФ по Новгородской области Е.А. Косулимова.

Как следует из постановлений суда (имеются в распоряжении редакции), в ходатайстве следователь указала, что Светлана Родионова, будучи представителем интересов Ч., приняла от последней деньги для уплаты госпошлины при подаче искового заявления в суд, однако обязанность эту она не исполнила. Чтобы скрыть хищение денежных средств, адвокат представила в суд подложный чек.  

В ходатайстве также было отмечено, что в ходе расследования уголовного дела проверяются обстоятельства представления Родионовой в суды подложного чека об оплате госпошлины от имени другого доверителя и различных платежных поручений.

Следствие указало, что по месту проживания Родионовой и в служебном помещении могут находиться предметы и документы, имеющие значение для расследования. Суд разрешил производство обысков с целью обнаружения и изъятия электронных носителей информации, на которых имеются сведения об изготовлении подложных чеков и платежных поручений, технических средств изготовления платежных документов, доверенностей, соглашений об оказании юридической помощи и документов об оплате услуг Родионовой.

Обыскали с учетом требований УПК, а Закон об адвокатуре не соблюли

30 июля президент АП Новгородской области Юрий Зотов направил письма президенту ФПА РФ Юрию Пилипенко и президенту АП Санкт-Петербурга Евгению Семеняко, в которых сообщалось о производстве обыска в жилище Светланы Родионовой.

Читайте также
Как обжаловать обыск у адвоката
Защита доказала, что установленные законом ограничения действуют, даже если в отношении адвоката возбуждено дело
18 Сентября 2018 Мнения

Первый заместитель председателя Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП Санкт-Петербурга Владислав Лапинский рассказал «АГ»: «Мы узнали о возбуждении уголовного дела в отношении Родионовой и обыске после того, как в адрес палаты пришло письмо от президента АП Новгородской области». Представители петербургской палаты связались с адвокатом и выяснили, что в ходе обыска были нарушены ее профессиональные права.

В комментарии «АГ» Юрий Зотов рассказал о событиях того дня: в постановлении суда было указано, какие предметы подлежат выемке. Следователь действовала согласно предписанию. В ходе обыска были изъяты электронные носители информации, против чего адвокат выразила возражения, которые были отражены в протоколе. Эти возражения поддержал представитель АП Новгородской области Сергей Левченко, который присутствовал при проведении обыска.

Сергей Левченко сообщил «АГ», что процессуальные права адвоката нарушены не были: обыск производился в соответствии с требованиями УПК, выемка осуществлялась только в отношении тех предметов, которые были указаны в судебном постановлении. Однако, по его словам, можно говорить о нарушении профессиональных прав адвоката. Он пояснил: в постановлении суда были указаны электронные носители информации, которые могли быть изъяты, потому Родионова выдала их, однако в протоколе было отмечено, что она возражает против изъятия, поскольку на носителях содержались все адвокатские досье.  

«Я считаю, что неправильно был выбран механизм изъятия. Так, во время обыска технический эксперт обнаружил на ноутбуке адвоката файлы, которые интересны следователю, при этом он пришел к выводу, что на компьютере могли быть удаленные файлы, которые также подлежат изъятию. Но определить это возможно только в лабораторных условиях. Следователь принял решение снять копии файлов на отдельный носитель и оставить его адвокату. С изъятых же носителей не указанные в постановлении файлы удалены не были. Эксперт пояснил, что в этом нет смысла, поскольку он, даже удалив файлы, смог бы их потом восстановить. И все же, поступи они иначе, формально был бы соблюден порядок», – рассказал Сергей Левченко. Он добавил, что неверный выбор механизма изъятия привел к доступу посторонних лиц к сведениям, составляющим адвокатскую тайну.

Адвокат обжаловала постановления суда и действия следователя

Судебные постановления и действия следователя Светлана Родионова обжаловала при поддержке АП Санкт-Петербурга.

В жалобе на незаконные действия следователя адвокат указала, что в ходе обыска были изъяты ноутбук, жесткий диск и два флеш-накопителя, при этом они содержат адвокатские производства, включающие сведения, которые являются адвокатской тайной. Также она отметила, что выемка осуществлялась следователем «с целью дальнейшего использования данной информации как компрометирующей». Более того, в жалобе указано, что эксперт ЭКЦ УМВД получил доступ к файлам с изъятых носителей без их предварительного изучения представителем адвокатской палаты. «При обыске были изъяты все адвокатские производства, в том числе относящиеся к лицам, не указанным в постановлении суда», – отметила адвокат и просила признать незаконными действия следователя Е.А. Косулимовой.

В жалобе на постановление о производстве обыска в жилище адвокат указала, что суд самостоятельно не мотивировал принятое решение, а лишь привел в обоснование ходатайство следователя. Между тем следствие не доказало, что в квартире могут находиться вещи, имеющие значение для расследования уголовного дела, а суд не установил необходимость производства обыска. Более того, в нарушение ч. 1 ст. 450.1 УПК РФ суд проигнорировал то обстоятельство, что уголовные дела по факту представления подложных платежных документов, за исключением одного – от имени Ч., не возбуждались. «Данный обыск был использован следственным органом только в целях получения информации относительно моих доверителей, составляющей адвокатскую тайну», – указала адвокат. Она просила признать постановление суда незаконным и отменить.

Аналогичные доводы были изложены в жалобе на постановление о производстве обыска в офисе юридического бюро. Кроме того, адвокат отметила, что его она никогда не арендовала. «Указание данного помещения в справке ОРМ является заведомо ложным с целью отыскания подложных предметов, документов и иных объектов для возможности их последующего использования в качестве вещественных доказательств вменяемого мне преступления», – предположила Светлана Родионова и добавила, что суд был введен в заблуждение следователем и УФСБ по Новгородской области. Данное постановление адвокат также просила отменить.

Позиция судов

Новгородский областной суд отметил, что, вопреки доводам жалобы, материалы дела содержат сведения о том, что Родионова использует нежилое помещение, в котором был произведен обыск. Кроме того, было указано, что выводы суда о необходимости производства обыска мотивированы и основаны на материалах дела, подтверждающих обоснованность принятого решения.

Вместе с тем апелляция постановила исключить из постановлений суда указание на разрешение изъятия электронных носителей информации, технических средств и документов, не имеющих отношения к возбужденному уголовному делу. В остальной части постановления были оставлены без изменения.

Владислав Лапинский выразил сожаление в связи с тем, что судьи больше доверяют оперативным справкам, а потому позволили обыскивать помещения юридического бюро, несмотря на доводы о том, что Светлана Родионова в нем адвокатскую деятельность не ведет.

При этом он заметил: «Судебная практика по ст. 450.1 УПК РФ только вырабатывается. Часто следователи уверены, что уж если в отношении адвоката возбудили уголовное дело, то все ограничения перестают действовать. Такого же мнения придерживаются некоторые судьи. На этот раз нам удалось опровергнуть ошибочное мнение о наступающей в таких случаях вседозволенности».

Вместе с тем Владислав Лапинский сообщил, что вчера стало известно об отказе следователя в удовлетворении ходатайств о возврате адвокату изъятых в ходе обыска электронных носителей, отыскание которых признано незаконным постановлениями Новгородского областного суда. «Отказ следователь мотивировала тем, что уже назначена техническая экспертиза данных носителей, а в том, чтобы эта экспертиза не проводилась, отказано ввиду того, что носители изъяты по постановлению судьи районного суда и поэтому следователь считает такое изъятие законным. При этом отказы в удовлетворении ходатайств умышленно датированы задним числом – якобы они подготовлены до вынесения постановлений облсуда, – рассказал он. – Следователи упорно делают то, что задумали, и получают информацию из адвокатских досье».

В заключение Владислав Лапинский отметил: «Впереди еще долгая борьба: признание действий следователя незаконными – суд каждый раз находит новые предлоги для переноса даты вынесения окончательного решения; доказывание невиновности адвоката».  

Получить комментарий Светланы Родионовой по данной ситуации, к сожалению, не удалось. Кроме того, редакция «АГ» направила запрос в СУ СК РФ по Новгородской области с просьбой пояснить, на каком основании перед судом возбуждалось ходатайство о производстве обыска в служебном помещении, в котором Родионова, по ее словам, адвокатскую деятельность не ведет, однако ответа на него не поступило.

Рассказать: