×

Защита Елены Мисюриной смогла доказать суду необходимость освобождения ее из-под стражи

Мосгорсуд отпустил в зале суда врача-гематолога, осужденную за смерть пациента, под подписку о невыезде
Фото: «Новая адвокатская газета»
Интересы Елены Мисюриной в суде сегодня представляли адвокаты Мария Зайцева и Анатолий Клейменов. По утверждениям защитников, исходя из текста приговора, который они получили, очевидно, что вряд ли он устоит в суде апелляционной инстанции.

5 февраля в Московском городском суде прошло заседание по жалобе защитников врача-гематолога Елены Мисюриной, осужденной на два года лишения свободы из-за смерти пациента через некоторое время после проведенной ею процедуры. Адвокаты просили пересмотреть выбранную для их подзащитной меру пресечения в виде содержания под стражей, которая должна была длиться до вступления приговора в законную силу.

В зале суда адвокат Мария Зайцева сослалась на позицию Конституционного Суда, согласно которой осужденным предоставлена возможность обжаловать меру пресечения, принятую до вступления приговора в законную силу. Адвокат обратила внимание на доводы, указанные в ходатайстве стороны защиты, в частности, она отметила то, что ни в резолютивной, ни в мотивировочной части решения Черемушкинского районного суда об избрании меры пресечения не содержатся доводы и обоснование ее необходимости. Кроме того, не указан там и срок, на который эта мера пресечения избрана.

«Мы полагаем, что у Черемушкинского суда, рассматривавшего это дело на протяжении практически полугода, была возможность все эти обстоятельства установить, однако они не нашли своего отражения в приговоре. Как известно, законодатель позволяет изменить меру пресечения в том случае, когда изменяются основания ее избрания. Мы же, безусловно, настаиваем на том (и это подтверждается фактическими обстоятельствами), что мера пресечения, избранная нашей доверительнице, ею не нарушалась – за весь период рассмотрения дела в суде в ходе предварительного следствия Елена Николаевна исправно являлась по первому требованию органов следствия и суда. Кроме того, как правильно отражено в приговоре, у Елены Николаевны на иждивении находятся малолетний сын и родители-инвалиды. Все эти обстоятельства явно не способствуют ее возможности и желанию скрыться от органов следствия», – констатировала Мария Зайцева.

Касательно основания, предусмотренного ст. 97 УК РФ (избрание меры пресечения для обеспечения исполнения приговора), адвокат заметила, что исходя из текста приговора, который получили защитники, очевидно, что тот вряд ли устоит в суде апелляционной инстанции. «Поэтому, уважаемый суд, исходя из того, что, по-нашему мнению, обстоятельства для изменения меры пресечения не изменились, никаких новых обстоятельств не появилось, мы полагаем возможным удовлетворить наше ходатайство, равно как и ходатайство прокурора Юго-Западного округа, и изменить нашей подзащитной меру пресечения», – заключила Мария Зайцева.

Ее доводы поддержали адвокат Анатолий Клейменов, также защищавший Елену Мисюрину, и представитель прокуратуры. В зале суда также присутствовал поручитель Елены Мисюриной – президент НИИ неотложной детской хирургии, глава Национальной медицинской палаты, доктор медицинских наук Леонид Рошаль. Он выступил с речью на заседании суда, в которой отметил обеспокоенность врачебного сообщества обстоятельствами и развитием дела Елены Мисюриной. Он просил о ее освобождении из-под стражи в зале суда. При этом Леонид Рошаль подчеркнул, что нет никаких сомнений в том, что осужденная не предпримет попытки убежать и скрыться от правосудия, так как, даже будучи за границей во время расследования, она этого не делала. Обращаясь к суду, он просил прислушаться к ходатайствам и не продлевать врачу такую суровую меру.

После получасового совещания судья Олег Гривко сообщил об освобождении Елены Мисюриной в зале суда и назначении ей меры пресечения в виде подписки о невыезде. Теперь она сможет дождаться завершения своего дела уже не в СИЗО, а дома.

Напомним, все началось 25 июля 2013 г., когда врач-гематолог провела очередному пациенту стандартную для нее диагностическую процедуру – трепанобиопсию. Впоследствии никаких нарушений техники проведения данного обследования и осложнений в состоянии пациента зафиксировано не было. Однако через несколько дней пациент поступил в стационар и в скором времени скончался, находясь в хирургическом отделении другого медицинского учреждения.

В 2015 г. против Елены Мисюриной возбудили уголовное дело, а 22 января 2018 г. Черемушкинский районный суд г. Москвы признал ее виновной по ч. 2 ст. 238 УК РФ – оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекших смерть. Ее приговорили к двум годам колонии общего режима.

Однако уже 31 января прокуратура Юго-Западного округа г. Москвы просила избрать осужденной иную меру пресечения, не связанную с лишением свободы. В представлении прокурора указано, что выводы суда, изложенные в приговоре, о виновности врача противоречат установленным в судебном заседании фактическим обстоятельствам: «Заключения судебно-медицинских экспертиз противоречат друг другу, не дана должная оценка показаниям допрошенных свидетелей и экспертов, а собранные и исследованные доказательства не позволяют сделать однозначный вывод о доказанности вины Мисюриной».

На следующий день, 1 февраля, Следственный Комитет РФ отреагировал на заявление прокуратуры. В частности, официальный представитель СК РФ Светлана Петренко отметила, что только когда приговор приобрел широкий общественный резонанс, прозвучали заявления о том, что прокуратура внесла апелляционное представление на приговор, попросив отменить состоявшееся судебное решение по причине нарушений, допущенных в ходе следствия. Эта позиция прокуратуры ставит под сомнение прежде всего компетентность ее же сотрудников, подчеркнуто в заявлении СК РФ.

Таким образом, сегодня рассматривался вопрос только о мере пресечения. Относительно того, правильно или неправильно назначено наказание – будет разбираться апелляционный суд. Дата судебного заседания пока не назначена.

Рассказать: