×

«Жертвы» транзитной зоны

ЕСПЧ признал нарушение прав беженцев, которым пришлось много месяцев провести в аэропорту Шереметьево
Представители заявителей в Европейском суде прокомментировали «АГ» решение и особое мнение одного из судей, а также указали, как российские власти могли избежать нарушения прав беженцев.


28 марта ЕСПЧ вынес решение по объединенным в одно дело жалобам четырех беженцев из Ирака, Сирии, Палестины и Сомали, которым пришлось провести от 6 до 23 месяцев в транзитной зоне Шереметьево без отдельного помещения, спальных мест, душа, доступа к свежему воздуху, горячей еде, медицинской и юридической помощи. Суд признал нарушение положений Европейской конвенции со стороны российских властей и присудил заявителям крупные денежные компенсации.

Как пояснила «АГ» юрист Элеонора Давидян, представлявшая интересы заявителей, суд  пришел к выводу, что, несмотря на то, что беженцы формально не пересекли российскую границу, они находились в юрисдикции Российской Федерации, и государство несло ответственность за нарушение их прав. Суд подчеркнул: нельзя считать, что заявители находились в транзитной зоне добровольно, поскольку они не имели возможности ни уехать в какую-либо другую страну, ни вернуться туда, откуда бежали из-за преследований и военных действий.

Таким образом, заявители фактически были лишены свободы, и это происходило вне каких-либо правовых рамок, произвольно и абсолютно незаконно, в нарушение гарантий ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, гарантирующей право на личную неприкосновенность. Не вызвало у суда сомнений и то, что условия, в которых заявители содержались столь длительные сроки, были бесчеловечными и унизительными, несовместимыми с требованиями ст. 3 Конвенции, запрещающей бесчеловечное или унижающее достоинство обращение.

Элеонора Давидян подробно остановилась на особом мнении судьи Дмитрия Дедова, который обвинил ЕСПЧ в неолиберализме. Он указал, что беженцы не должны перекладывать на другое государство ответственность за свое благополучие, а должны попытаться устроить жизнь у себя на родине.

«Меня удивляет такая неосведомленность о том, что происходит в странах, сотни тысяч беженцев из которых, рискуя жизнью, пытаются спастись в Европе. Решить свои проблемы самостоятельно он предлагает и четырем заявителям по делу, ставя им в пример героя Тома Хэнкса из фильма “Терминал”, который никому не жаловался, а устраивал быт своими силами. Завершает судья свое особое мнение вдохновляющим призывом развивать свою личность, создавать новые возможности, быть активными, ведь свобода может быть ограничена только нашими способностями и навыками. Подобный взгляд на реальность через киноэкран мне тоже кажется не очень уместным, будь то взгляд из кресла арбитражного судьи или судьи по правам человека», – подчеркнула юрист.

Партнер АБ «Мусаев и партнеры», адвокат Дарья Тренина, также представлявшая всех заявителей по этому делу, остановилась на том, что могли сделать российские власти, чтобы не допустить подобного нарушения. Так, по ее словам, вначале нужно было принять у четверых заявителей ходатайства о предоставлении статуса беженца, как того требует Закон «О беженцах». Далее выдать соответствующие свидетельства, как того требует этот же закон, и пропустить людей в страну, разместив их в ЦВР (гуманный вариант) или в СУВСИГ по судебному решению (обычный вариант). «Все это можно делать сейчас в отношении всех будущих искателей убежища без необходимости принятия общих мер, если действовать по закону», – указала эксперт.


Рассказать: