×

АГ-Ракурс

Две пары наручников и другие странности в деле Дианы Ципиновой

Как следственные органы спешат угодить полиции
Валерий Жуков
Валерий Жуков
Редактор раздела «АГ-Ракурс», ранее – главный редактор портала Legal.Report (2017–2019), заместитель главного редактора портала «Право.ru» (2009–2015). Лауреат премии Москвы в области журналистики

Ряд несуразностей, свидетельствующих о тенденциозности расследования, обнаружился в деле кабардино-балкарских адвокатов Дианы Ципиновой и Ратмира Жилокова. Наряду с традиционными шагами адвокатура намерена отреагировать на обострение отношений с правоохранителями ускорением внесения в Госдуму законопроекта об уголовной ответственности за воспрепятствование адвокатской деятельности.

Символичный сбой в карьере

Представителям адвокатской профессии, как выяснилось, во многом обязан карьерой начальник ОМВД по Урванскому району Кабардино-Балкарии Радион Шогенов, по распоряжению которого была применена сила к трем женщинам-защитникам. Напомним, что адвокаты Диана Ципинова, Наталья Магова и Людмила Кочесокова пострадали от рук полицейских, когда прибыли в офис ОМВД, чтобы встретиться со своим доверителем, задержанным коллегой Ратмиром Жилоковым.

В 2003 г. Шогенов был уволен с должности старшего оперуполномоченного ГУ МВД по ЮФО по итогам аттестации «в связи с недостаточной квалификацией». Его практически выгнали на улицу, не дав перейти в другую структуру МВД, хотя такая возможность была. Однако благодаря усилиям привлеченных адвокатов Шогенов был восстановлен на службе – по формальным основаниям. Адвокаты доказали в ВС КБР, а затем и в Верховном Суде РФ, что в отношении него были допущены процедурные нарушения. Шогенову вернули должность и выплатили почти двухмесячный заработок за время вынужденного прогула.

Продолжив благодаря помощи адвокатов карьеру в системе МВД, Шогенов в итоге занял начальственное кресло и… оказался в эпицентре общероссийского (а быть может, и международного) скандала из-за воспрепятствования адвокатской деятельности. Какая ирония судьбы!

«Сопротивление оправданно»

В делах Дианы Ципиновой и Ратмира Жилокова вообще немало странностей. Назовем некоторые из них. Какова, например, вероятность того, что два адвоката в один день, не сговариваясь, изобьют одного и того же полицейского? (Напомним, что потерпевшим по обоим уголовным делам является заместитель начальника полиции ОМВД по Урванскому району Тимур Нагоев.) Такая вероятность ничтожно мала, не правда ли? Больше ни на каких полицейских адвокаты не набрасываются, только на одного этого. Независимо друг от друга. В один день. Что-то не сходится… Может, на самом деле это с полицейским что-то не так – имеет же право на существование такая версия? Тем более, что один из адвокатов – женщина, пытавшаяся оказать юридическую помощь незаконно задержанному подзащитному, к которому ни ее саму, ни ее коллег не пустили, даже особо не утруждая себя поисками правдоподобного предлога. А затем с использованием грубой силы вышвырнули из здания полиции. И что же, сама виновата?

Как представляется, исчерпывающе высказался относительно обвинений Дианы Ципиновой в применении насилия к полицейскому вице-президент ФПА Генри Резник. «Сопротивление женщины мужчине – сотруднику полиции, первым применившему в отношении нее физическую силу, – заявил он, – считаю полностью оправданным».

Видеозапись конфликта, сделанная на телефон Дианой Ципиновой, действительно, не оставляет места двойному толкованию, на что обращает внимание вице-президент ФПА Михаил Толчеев (цитата по ТАСС): «Если по Жилокову все обвинение строится на шатких основаниях: показаниях самих сотрудников полиции, то в деле Дианы Ципиновой достаточно видеоматериалов, которые очевидно свидетельствуют о сфабрикованности претензий в отношении нее».

А был ли ордер?

Инцидент в Кабардино-Балкарии широко освещался в «АГ» (см., в частности, здесь, здесь и здесь), поэтому уточним лишь некоторые детали. Адвокат Ратмир Жилоков был задержан, когда вечером 20 мая пытался предотвратить осмотр полицейскими помещения его доверительницы на основании лишь устного распоряжения начальника Урванского ОМВД Шогенова. Следствие выдвигает версию, что адвокат ударил руководившего операцией Нагоева головой. Жилоков же утверждает, что тот, высказывая угрозы, сам уперся лбом ему в лоб. На адвоката надели наручники и доставили в отдел МВД. Здесь, как установила Комиссия по защите профессиональных прав адвокатов при Совете АП КБР, он незаконно удерживался более 6 часов без уведомления адвокатской палаты.

Около 22:00 в полицейский отдел прибыли адвокаты Наталья Магова и Людмила Кочесокова. Они предъявили ордера и удостоверения, однако сотрудники полиции в течение двух часов не пускали их к доверителю. «После разговора с Шогеновым, – рассказывает Наталья Магова, – когда мы уже поняли, что нас не допустят, мы оттуда уехали. И в межрайонном следственном отделе СКР я написала заявление о привлечении к ответственности лиц в связи с нарушением прав Жилокова и моих прав как защитника».

Вернувшись к отделу МВД, адвокаты Магова и Кочесокова вместе с присоединившейся к ним Дианой Ципиновой стали фиксировать действия полицейских на видео, чтобы приобщить запись к жалобам, которые планировали подать на следующий день в различные инстанции. У всех трех защитников были ордера, что было подтверждено впоследствии заключением комиссии по защите прав адвокатов.

«К своему заявлению в СКР я приобщила ордер, который у меня на тот момент был на руках, – говорит Наталья Магова. – Дубликат я оставила у себя – на случай, если нас в отделе все-таки допустят к осуществлению защиты. А ордер был приобщен, он имеется в материалах уголовного дела Дианы Ципиновой вместе с моим заявлением (хотя вообще-то оно было написано в интересах Ратмира Жилокова)».

Почему же республиканское СУ СКР продолжало озвучивать версию полицейских об отсутствии ордеров у адвокатов, по крайней мере, вплоть до 29 мая – до возбуждения и.о. руководителя управления уголовных дел в отношении Ратмира Жилокова и Дианы Ципиновой? Ведь к этому времени оригинал ордера находился в СУ СКР уже больше недели. Означает ли это, что решение о возбуждении уголовных дел принималось на основании недостоверной информации? Любопытно, что именно вечером 29 мая председатель СКР Александр Бастрыкин поручил взять под контроль ход расследования дел в отношении кабардино-балкарских адвокатов в центральном аппарате ведомства. Надеемся, что там смогут ответить на возникшие вопросы.

Следствие продолжает удивлять

Между тем следствие и дальше продолжило «подыгрывать» стороне полицейских. 30 мая следователь СУ СКР обратился в Нальчикский городской суд с ходатайством о заключении под стражу адвокатов Жилокова и Ципиновой, которым инкриминируется ч. 1 ст. 318 УК РФ (применение не опасного для жизни и здоровья насилия к представителю власти). Этот шаг вызвал бурю возмущения в адвокатском сообществе. По сообщению «Коммерсанта», для поддержки подследственных адвокатов в Нальчик прибыл советник ФПА Нвер Гаспарян. В итоге суд отказал в немотивированных требованиях следствия и избрал в качестве меры пресечения запрет определенных действий, впрочем, сравнимый по условиям с домашним арестом, – в частности, из-за запрета использования средств связи адвокаты лишены возможности осуществлять профессиональную деятельность.

Сейчас это решение обжалуется всеми сторонами. По словам адвоката Елизаветы Шак, защитника Ратмира Жилокова, «так называемый потерпевший Нагоев тоже подал апелляцию на меру пресечения, просит заключить адвокатов под стражу». На эту жалобу и апелляционное представление прокурора защита уже представила возражения.

Избирательное правоприменение

Между тем бойко движутся уголовные дела, возбужденные лишь по рапорту полицейских. До сих пор нет никакой реакции на заявления, которые подали в органы СУ СКР по КБР Наталья Магова – о неправомерных действиях полицейских, не допустивших адвоката к подзащитному, а затем все три женщины-адвоката – о превышении сотрудниками полиции полномочий и о применении физической силы с причинением телесных повреждений, что было зафиксировано в медучреждении.

«Заявления до сих пор не рассмотрены, – говорит Наталья Магова. – Все мыслимые сроки уже пропущены, если только их не продлили до 30 суток, нас не уведомив. Обращались с запросом о судьбе заявлений – нам ничего письменно не ответили. Пишем уже жалобу на бездействие следователя. На уровне слухов знаем, что наши заявления просто взяли и приобщили к материалам уголовного дела Дианы Ципиновой».

Двойные наручники ускоряют инициативы о поправках

И наконец, странность, на которую обратили внимание, наверное, все, кто смотрел видео конфликта в Урванском ОМВД, – на Диане Ципиновой было две пары наручников, из которых на обеих руках защелкнута только одна. «Первый раз такое вижу», – признается президент АП КБР Юрий Гегиев. «Диана противилась незаконным действиям сотрудников, и потому они первую пару наручников на обе руки не смогли надеть, – объясняет Наталья Магова. – А применив затем уже грубую физическую силу, они надели также вторую пару наручников».

О том, что конфликт в КБР отражает происходящие в последнее время изменения в отношении правоохранителей к адвокатам, говорит статс-секретарь ФПА Константин Добрынин, по чьей инициативе был направлен депутатский запрос в адрес Генпрокурора РФ Игоря Краснова с просьбой вмешаться в ситуацию. «Подавляющее большинство правоохранителей всерьез начинают рассматривать адвокатов не как процессуальных оппонентов, выполняющих конституционно-значимую функцию, а как врагов, – считает он. – Врагов, которых можно унижать, избивать, выкидывать из судов и отделов полиции, наплевав на все нормы закона».

Эту тенденцию можно преодолеть лишь одним способом, подчеркивает бывший зампред Комитета по конституционному законодательству Совета Федерации, – введением в законодательство уголовной ответственности за воспрепятствование адвокатской деятельности, чего уже несколько лет добивается корпорация. «Кабардино-балкарский инцидент, в том числе действия против Дианы Ципиновой, явился определенным детонатором осознания некоторыми парламентариями того обстоятельства, что так продолжать дальше нельзя, – отмечает Добрынин. – Мы искренне благодарны депутату Оксане Пушкиной, которая помимо обращения по нашей просьбе в генпрокуратуру с запросом решила вместе с ФПА разработать законопроект об уголовной ответственности за вмешательство в деятельность адвоката». Константин Добрынин называет и конкретные сроки подготовки законопроекта: «Мы постараемся двигаться быстро, чтобы можно было представить его экспертной общественности в летнюю парламентскую сессию».

Заместитель президента ФПА, конечно, предостерегает от иллюзий, что проведение таких поправок через Госдуму будет «легкой прогулкой». Но то, что начало этого пути может быть положено уже в ближайшие месяцы, внушает оптимизм.

P.S. Когда материал готовился к публикации, стало известно, что 19 июня Верховный суд Кабардино-Балкарии отклонил жалобу потерпевшего и апелляционное представление прокуратуры об изменении меры пресечения Ратмиру Жилокову и Диане Ципиновой на заключение под стражу.