×

Помочь родителям договориться

Современные пары перестали стесняться задавать вопросы о семейной жизни, разрешая конфликты между собой с помощью адвоката
Материал выпуска № 21 (206) 1-15 ноября 2015 года.

ПОМОЧЬ РОДИТЕЛЯМ ДОГОВОРИТЬСЯ

Современные пары перестали стесняться задавать вопросы о семейной жизни, разрешая конфликты между собой с помощью адвоката

На днях адвокат АП Москвы (адвокатский кабинет Пашковой В.А.) Виктория Пашкова выпустила книгу, посвященную актуальным проблемам разрешения судами споров о месте жительства ребенка. «АГ» выяснила, какие сегодня перспективы существует у семейного права в России, узнала об особенностях работы адвоката по семейным делам и собственной практике автора, включая помощь «pro bono».

– Почему именно семейные споры?
– Семейное право в России все-таки очень молодое в том виде, в котором оно сейчас есть. Раньше люди не делили имущество в суде, потому что его попросту у них не было, не говоря уже о спорах о детях, – они практически всегда оставались с матерями. Да и вообще, разводиться у нас в стране было не принято, даже стыдно. Сейчас тенденция меняется. Отцы борются за родительские права, семьи наживают капитал, заключение второго и последующих браков стало привычным делом наравне с фактическим совместным проживанием без регистрации брака. В связи c этим люди перестали стесняться задавать вопросы, касающиеся их семейной жизни, и стали искать профессиональной помощи в разрешении семейных конфликтов. Адвокат по семейным делам постепенно входит в их семейную жизнь. Как говорил мой первый наставник: «Люди всегда будут лечить зубы и разводиться».

– Какие сейчас перспективы у семейного права в России?
– Для себя я вижу их в международных семейных спорах. Россия ратифицировала две важные Конвенции: о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей и о юрисдикции, применимом праве, признании, исполнении и сотрудничестве в отношении родительской ответственности и мер по защите детей. Сейчас все границы открыты – имею в виду и юридически, и психологически. Большинство моих знакомых либо учились, либо учатся заграницей, многие не только имеют там собственность или бизнес, но и заключили брак с гражданином иностранного государства, у некоторых уже родились дети, имеющие два гражданства и фактически два места жительства.

– У Вас уже есть опыт ведения трансграничных семейных дел?
– Есть. Мне часто приходится работать с составлением брачных договоров и иных имущественных соглашений супругов, регулирующих правовой режим их иностранных активов, с предоставлением им последующей правовой защиты. Бывает, что зарубежные юридические компании привлекают к работе над их проектами в области наследования, раздела имущества в качестве консультанта по вопросам применения российского права. Немало случаев обращения российских граждан, проживающих за рубежом, состоящих в браке с иностранным гражданином, за помощью в расторжении брака и возвращении с ребенком на Родину. Был у меня международный процесс, который я даже вела публично. Спор рассматривался на территории России и был связан с местом жительства ребенка. В результате оно определено с матерью – гражданкой Бразилии, интересы которой я представляла.

– Расскажите об этом деле поподробнее.
– В январе этого года я прочитала в одной из социальных сетей (на Facebook) историю мамы- гражданки иностранного государства, у которой произошла ссора с супругом, гражданином России, в результате которой он забрал их трехмесячную дочь и увез ребенка в неизвестном направлении. Дело осложнялось тем, что моя доверительница не знала русского языка, не имела собственных средств к существованию, места проживания, все ее документы были утеряны (или уничтожены, до сих пор это до конца не выяснено). Ей требовался адвокат, на оплату помощи которого, естественно, денег не было, и был организован сбор средств в интернете. Я согласилась помочь бесплатно, потому что не смогла остаться равнодушной к ее трагедии. Собранные средства мы потратили на обеспечение жизни матери и ребенка, пока они налаживали свой быт. Вообще, в истории помощи ей была проделана огромная работа – не только правовая, но и человеческая. Собралась команда прекрасных людей, благодаря действиям которой мы восстановили все документы моей доверительницы, нашли ей квартиру для проживания, устроили ее на работу, установили место нахождения ребенка в другом городе и вернули дочь матери, вели публичные процессы в Бразилии в защиту ее интересов и прав ребенка, неоднократно ночевали по районным ОВД города Москвы и экстренно выезжали к ней, когда отец ребенка пытался забрать его обратно буквально силой. Очень много времени и сил ушло на то, чтобы собрать документы и найти свидетелей по всей стране и заграницей, подтвердивших, что он фактически не тот человек, за которого себя выдает, и оставление ребенка с ним противоречит интересам девочки.

– Вы часто помогаете людям «pro bono»?
– Я беру примерно 4–5 таких дел в год, потому что считаю, что нельзя отказывать человеку в помощи, если у него нет возможности эту помощь оплатить. Слова моей близкой подруги: «если можешь помочь – помоги и не думай о том, должна или нет, если можешь сделать – делай» стали моей совестью в этом смысле.

– Сложно вести дела публично?
– Да, сложно. Например, когда я начинала заниматься делом гражданки Бразилии, я еще не понимала, насколько психологически тяжелым будет процесс, особенно с точки зрения общественного давления на меня как на молодого адвоката. Мне много раз предлагали отказаться от защиты ее интересов, выйти из дела, убеждали, что я никогда его не выиграю, потому что мать – гражданка иностранного государства, оказавшаяся в сложной жизненной ситуации, и суд при этих условиях никогда не встанет на защиту ее права совместно проживать с дочерью, несмотря на малолетнего ребенка. Говорили, что мне не хватит сил и опыта, чтобы ей помочь. А я все равно делала свою работу, потому что верю в свою профессию и предана ей. Честному человеку в нашей стране жить очень сложно, потому что следование праву воспринимается как ошибка, как слабость, злоупотребление им зачастую остается безнаказанным. Но я не унываю, борюсь и буду бороться за правду и справедливость.

– Какими качествами должен обладать адвокат, занимающийся такого рода конфликтами?
– В семейных спорах всегда присутствует много эмоций, для доверителей их даже больше, чем права как такового. Я очень хорошо понимаю все чувства, которые испытывает человек при распаде семьи, и еще лучше понимаю, что придет время, когда они уйдут, оставив после себя только выжженное поле. Именно поэтому свою задачу как адвоката вижу не только в том, чтобы разрешить конфликт, но и в том, чтобы не дать ему разгореться. Я всегда стараюсь донести до своих доверителей главную мысль, что как бы психологически это ни было тяжело, при переходе на новый этап вашей жизни постарайтесь достойно закрывать ее предыдущую главу, думать не только о своих амбициях, но и о том, как они отразятся на жизни тех, кто от вас зависит, в первую очередь – ваших детей. То, какими они станут завтра, зависит от того, каким мы будем примером для них сегодня.

– То есть адвокат по семейным делам – это еще и семейный психолог?
– В некотором роде. Очень важно суметь спрогнозировать возможное развитие конфликта не только с правой точки зрения, но и с психологической, чтобы суметь предотвратить наступление неблагоприятных последствий. Поэтому в таких спорах ты не должен становиться жилеткой для доверителя, ты должен быть его ушами и глазами, пока они залиты слезами либо пылают от гнева, в то же время не потакая его прихотям. Я всегда остаюсь честной с доверителем, отказываюсь вести процессы ради процессов или достижения результатов, не связанных с предметом спора. Всегда настаиваю на мирном урегулировании спора, если это возможно, до последнего стараюсь построить между спорящими супругами или родителями диалог. Конечно, меня трудно воспринимать как авторитет, потому что я – молодая, у меня нет детей, хорошо, что замужем. Даже от коллег чувствуется недоверие, когда мы ведем переговоры.

– Как Вы думаете, любой адвокат сможет заниматься семейным правом?
– Думаю, что не любой. В таких спорах многое зависит от тебя как от человека, от твоего терпения, рассудительности, понимания ситуации, следования главной цели – защите семьи, прав ребенка. Когда вопросы о праве превращаются в вопросы о человеке, трудно оставаться беспристрастным. Большую роль играет усмотрение суда, много оценочных, неправовых категорий, на основании которых, однако, разрешается спор о праве. Поэтому ты как адвокат должен не только хорошо понимать суть происходящего с правовой точки зрения, но и стоять на защите правды и справедливости, искать и предлагать наиболее оптимальное фактическое решение проблемы, зачастую намного более эффективное, чем многие юридические решения. Не каждый адвокат это понимает, еще меньшее количество может объяснить это доверителю. Желание выиграть дело – это, конечно, хорошо, но не в семейном праве. Никогда не пойму коллег, которые в буквальном смысле «зарабатывают» на доверителе, подстрекают его к конфликту, потому что размер их гонорара зависит от количества судебных заседаний и продолжительности рассмотрения дела в суде. Хотелось бы, конечно, чтобы таких адвокатов в семейном праве было как можно меньше, потому что нельзя ставить успешность разрешения конфликта для доверителя и качество твоей работы в зависимость от ее стоимости. Тем более, когда это касается семейных вопросов, занимающих первое место в жизни каждого человека. Здесь главным должно быть желание реально помочь, в этом смысле мировое соглашение – это тоже победа. Я писала об этом в своей книге.

– Кстати о книге, расскажите о ней.
– Монография посвящена анализу актуальных проблем, связанных с разрешением споров родителей о месте жительства ребенка в суде, и представляет собой обобщение судебной и моей собственной шестилетней практики по этой категории дел. Когда я начала работу над книгой, я поставила перед собой цель – создать некое методическое пособие, пошаговую инструкцию по организации юридического сопровождения ведения дела о месте жительства ребенка с позиции защиты прав самого несовершеннолетнего, о котором порой забывают участники процесса, хотя именно исходя из его интересов должны разрешаться подобные конфликты. Книга вышла буквально на днях, и я волнуюсь, будет ли она полезна для коллег.

 – Какие практические советы Вы можете дать адвокатам, занимающимся или решающим заняться ведением дел, связанных с воспитанием детей?
– Адвокат – это не только профессиональный защитник, но еще и человек. Нужно всегда помнить о том, что все споры о детях должны разрешаться в интересах детей, и лучше родителей никто эти интересы не знает, не понимает и не защитит, тем более адвокат. Наша задача – объяснять доверителям, что поход в суд – это не выход, что судебное решение может не устроить каждого из них в равной мере, что нужно искать компромисс, что мировое соглашение – это взаимные шаги навстречу друг другу. Цель нашей работы – помочь родителям договориться, но при этом они должны сами этого хотеть и к этому стремиться. А если судебного процесса не миновать, играйте честно, защищайте ребенка и его права. Сумейте вовремя остановиться в поисках нестандартных решений.

Беседовала Марина СИЛАНОВА,
корр. «АГ»