×
Костанов Юрий
Костанов Юрий
Советник ФПА РФ, член СПЧ
Юбилей – повод привлечь внимание к наболевшим проблемам. Изменилось ли, а если изменилось, то в лучшую сторону или наоборот? Или адвокаты продолжают оставаться пасынками правосудия?

Вопросы, вопросы, вопросы…

Адвокатура – институт гражданского общества? Как тогда объяснить, что реестр адвокатов ведет Минюст, удостоверения нам выдает тоже Минюст, на обложке наших удостоверений и на печатях внутри них – изображения государственного герба?

Даже в насквозь тоталитарном советском государстве вели списки адвокатов и выдавали удостоверения сами коллегии адвокатов. И что, что-нибудь плохое от этого произошло? По моим сведениям, советская власть рухнула не из-за этого.

Почему в работе наших квалификационных комиссий представители судейского корпуса участвуют, а наших представителей в квалификационные коллегии судей не допускают?

Зачем вообще Минюст наделен контрольными полномочиями по отношению к адвокатуре (это у них называется «контроль и надзор в сфере адвокатуры»)? Какая польза от этого контроля? Как могут контролировать адвокатов сотрудники, не отваживавшиеся на попытку сдать квалификационный экзамен?

Почему у адвокатов в СИЗО до сих пор, несмотря на известные решения Конституционного Суда и президиума Верховного Суда, для получения свидания с подзащитным требуют предъявить разрешение следователя якобы для того, чтобы подтвердить допуск адвоката к участию в уголовном деле, – может быть, адвокат от участия в деле отведен? Почему у следователей в СИЗО не требуют подтверждения того, что у них дело арестанта, на свидание с которым он пришел в СИЗО, находится в производстве? Разве следователю не может быть заявлен отвод? Разве дело не может быть передано другому следователю? У них, в СИЗО, в карточках чаще всего указывается наименование следственного органа, а не фамилия следователя, между прочим. А теперь еще и досматривать адвокатов собираются.

В связи с этим вспоминаю, как в 2001 г. на заседании Судебной коллегии Верховного Суда по гражданским делам, рассматривавшей жалобу на правила внутреннего распорядка в СИЗО (единственный на тот момент предусматривавший предъявление адвокатом разрешений следователя либо суда), представитель ГУИН (так называлась тогда эта служба), возражая против доводов жалобы, заявил, что адвокатов в СИЗО без разрешения следователя допускать никак нельзя, ибо они проносят туда чай, деньги, наркотики и даже оружие. Я в реплике ответил, что насчет чая, наркотиков и денег и говорить не хочу – все и без меня знают, что основные поставщики проникновения всего этого в изоляторы – сами сотрудники этих учреждений, а вот по поводу оружия должен напомнить: такой случай все-таки имел место, пронесен был пистолет, заключенный бежал и по пути кого-то застрелил. Даже кинофильм об этом был снят. Только пронесен пистолет в СИЗО был не адвокатом, а следователем.

Сейчас чуть ли не каждый день мы слышим об арестах следователей и оперработников разных рангов за взятки и злоупотребления. Адвокаты грешат редко. Может быть, сменить парадигму? Вот уже и до самой верхушки СКР и антикоррупционеров центрального МВД докатилось. Может быть, с учетом последних отставок и «посадок» в следственных органах и спецслужбах усиливать контроль нужно за ними, а не за адвокатами?

Рассказать: