×
Скугаревский Дмитрий
Скугаревский Дмитрий
Ph.D., ведущий научный сотрудник Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге

Любому практикующему адвокату известно, насколько важна стадия доследственной проверки сообщения о преступлении. Исследования коллег показывают, что решение о возбуждении уголовного дела чаще принимается в случае, если следователь (дознаватель) уверен, что собранных оперативных материалов достаточно для того, чтобы убедить прокурора и судью в виновности обвиняемого. Получается, что досудебное следствие в реальности проходит на стадии, предшествующей возбуждению уголовного дела. В бесперспективных с точки зрения следствия случаях, если нет очевидных признаков преступления – например, трупа с явными следами насильственной смерти или настойчивого потерпевшего – выносится постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. В итоге до суда доходят в основном очевидные, удобные следствию дела, по которым гарантирован обвинительный приговор.

Сторона защиты может посчитать это наблюдение трюизмом, а сторона обвинения – отвергнуть, сославшись на высокую раскрываемость особо тяжких преступлений – больше 90% убийств в стране раскрывается. Приглашаю оппонентов подумать, почему в России количество зарегистрированных преступлений в пять раз меньше на душу населения, чем в Германии. Конечно, отчасти различие объясняется разницей в принципах криминализации деяний. Так, вождение в нетрезвом виде в Германии – уголовное преступление. Но даже если учесть это, Россия остается страной с поразительно малым числом зарегистрированных преступлений.

Когда реальное решение по выявленному преступлению принимается в «серой зоне» доследственной проверки, критичным становится надзор за работой правоохранительных органов на этой стадии. Прокурор может пролистать книгу учета сообщений о происшествиях (КУСП) в отделе полиции и увидеть отдельные нарушения, но сложно представить, что человек способен каждый раз выявлять все проблемы с регистрацией сообщений. Поэтому с 2013 г. Генеральная прокуратура внедряет государственную автоматизированную систему правовой статистики. КУСПы ведутся в электронном виде уже почти в 30 регионах страны с переменным успехом. Помимо сообщений о происшествиях, в системе учитываются решения по ним: возбуждение уголовного дела, постановление об административном правонарушении, отказной материал или списание в архив (которые для краткости на рисунке ниже обозначим как «ничего»).

Институт проблем правоприменения при Европейском университете ведет при поддержке Российского научного фонда (грант 17-18-01618) работу по анализу около 16 млн сообщений о происшествиях, собранных в ГАС ПС в 2013 г. – первом полугодии 2017 г. и предоставленных Генеральной прокуратурой. Эти данные ценны тем, что позволяют приподнять вуаль неизвестности над стадией доследственной проверки. Если основные решения действительно принимаются на данном этапе, это должно отражаться в сведениях, собранных до возбуждения уголовных дел.

На рисунке ниже показано количество дней, прошедших с момента регистрации сообщения о происшествии до принятия решения по нему. Статья 144 УПК РФ дает 3, 10 или 30 суток на это решение. Каждый столбец показывает количество решений, принятых по сообщениям, с указанным исходом в каждый из дней в промежутке 0...30 суток.

Распределение времени принятия процессуального решения по сообщениям о происшествиях

Данные 4,4 млн уникальных сообщений о происшествиях, зарегистрированных в пилотной зоне внедрения ГАС ПС в 2015 г. – первом полугодии 2017 г.

Как бы выглядел график в случае регистрации правоохранителями всех сообщений и расследования после возбуждения уголовного дела? Мы бы увидели всплеск в первые дни после регистрации – принятие решений по сообщениям, которые, очевидно, не являются преступлениями, – и постепенное уменьшение количества решений по дням далее. Именно это наблюдается на графике, показывающем число решений о возбуждении дел об административных правонарушениях, – такие сообщения признаются непреступлениями в первые же дни.

Но почему для сообщений, повлекших возбуждение уголовных дел, мы видим иной временной профиль? Были зафиксированы три пика: первый – спустя несколько дней после регистрации, а второй и третий – к моменту истечения предельных сроков в 10 и 30 суток. В статистике такое распределение называется бимодальным и обычно указывает на наличие двух групп. Как доследственная работа правоохранительных органов может приводить к такому распределению решений во времени?

Сейчас стоит вспомнить о нашей рабочей гипотезе: реальная работа правоохранителей проходит на стадии до возбуждения уголовного дела. Тогда первый пик на графике отражает очевидные преступления с установленным лицом (например, кража, снятая на камеру), по которым на основании рапорта сразу принимается решение о возбуждении уголовного дела. Второй и третий пик занимают сложные случаи, когда требуются консультация оперативных и следственных работников и понимание перспектив дела в прокуратуре и суде. Бимодальность распределения отказов в возбуждении уголовных дел во времени свидетельствует о том же (см. подграфик «Ничего»).

«Гидравлическая» теория дискреции говорит, что если «выдавить» дискрецию из одной стадии уголовного процесса, то она обязательно появится на другой стадии, подобно жидкости в закрытой гидравлической системе. Избыточная формализация досудебного следствия и власть показателей по доведенным до суда делам при оценке работы следователей привели к тому, что реальное решение и дискреция правоохранителей были «выдавлены» на стадию доследственной проверки. Репертуар решений о прекращении дел на стадии досудебного следствия, доступный следователям и прокуратуре по УПК РФ, не используется. Органы стараются отфильтровать очевидные дела еще до включения машинерии уголовной репрессии.

В чем же проблема, которую мы обнаружили в объективных данных? Пятикратное различие в регистрируемой преступности в России и Германии говорит, что правоохранители не очень успешны в своей фильтрации, вынося крайне много ложноотрицательных решений (отказ в возбуждении уголовного дела, хотя было совершено преступление). В этом случае не работает советская процессуальная идея дублирования следствия («на судебном следствии исправят ошибки досудебного»), ведь преступления не добираются до суда из-за фильтрации очевидных дел на доследственной стадии.

Как решить эту проблему? Некоторые правоведы предложили бы деформализовать досудебное следствие, отменив стадию возбуждения уголовного дела. Это расширило бы дискрецию полицейского следствия. Другой путь – снизить дискрецию на доследственной стадии с помощью новых технологий. Цифровизация всего уголовного процесса и надзора за ним позволит увидеть проблемы правоохранительной системы, но для их решения нужен сильный судебный контроль за следствием, ныне отсутствующий.

Рассказать:
Другие мнения
Подколзина Вера
Подколзина Вера
Адвокат Московской коллегии адвокатов «РОСАР»
Как вернуть деньги за ремонт, произведенный в чужой квартире
Гражданское право и процесс
ВС: Безосновательное приобретение имущества за счет другого лица недопустимо
17 Января 2019
Насонов Сергей
Насонов Сергей
Советник ФПА РФ
Нужна специальная судебная процедура проверки фактов воздействия на присяжных
Международное право
ЕСПЧ признал имеющийся в России механизм проверки неэффективным
16 Января 2019
Смеречинская Екатерина
Смеречинская Екатерина
Адвокат Ульяновской областной коллегии адвокатов (Филиал № 1 по Железнодорожному району г. Ульяновска)
Нетрезвый водитель стал потерпевшим, а не обвиняемым
Уголовное право и процесс
Обвинительный приговор удалось отменить, доказав многочисленные процессуальные нарушения
16 Января 2019
Исаев Игорь
Исаев Игорь
Адвокат АП Московской области, МОКА «Демиург»
Невнятный язык КС затрудняет доступ к правосудию
Конституционное право
Решения КС обязательны для всех, но их разъяснение могут получить лишь участники по делу в КС
15 Января 2019
Попков Александр
Попков Александр
Адвокат Международной правозащитной группы «Агора»
Число разоблачителей системы выросло вдвое
Уголовное право и процесс
О докладе «Российские разоблачители – 2018»: новые явления и тенденции
11 Января 2019
Трунов Игорь
Трунов Игорь
Адвокат АП Московской области, д.ю.н., профессор
Сочинская авиакатастрофа: компенсация в 2 миллиона вместо 23
Гражданское право и процесс
В Мещанский районный суд г. Москвы подан иск о возмещении вреда родственникам погибших
11 Января 2019