×
Ибрянова Галина
Ибрянова Галина
Адвокат АП Санкт-Петербурга

Вот уже 15 лет в России одной из мер государственной поддержки семей является материнский капитал. Казалось бы, такие меры должны укрепить семьи с детьми, но с каждым годом количество разводов в России, к сожалению, растет. По данным Росстата, в 2022 г. в России развелись 683 тыс. семей, а за первое полугодие 2023 г. – 400 тыс.

Подавляющее большинство разводов сопровождаются спорами о разделе совместно нажитого в браке имущества, значительная часть из них касаются раздела жилья, приобретенного с использованием материнского капитала.

Потребовалось десятилетие, чтобы сформировалась единообразная судебная практика по определению размера долей бывших супругов и их детей в таком жилье. Доли в праве собственности (или требования) на жилье определяются исходя из равенства долей родителей и детей на средства материнского (семейного) капитала, а не на все средства, за счет которых приобреталась жилая недвижимость. То есть в данном случае необходимо руководствоваться принципом соответствия долей – в зависимости от объема собственных средств, вложенных в покупку жилья родителями детей, а также средств материнского капитала, который должен распределяться на родителей и детей в равных долях.

Казалось бы, за 15 лет существования такой меры господдержки, как материнский капитал, суды должны были разобраться, как разрешать споры о разделе жилья, приобретенного с использованием маткапитала. Однако практика показывает, что вопросы, связанные с использованием материнского капитала, остаются актуальными и требующими разъяснений на уровне Верховного Суда РФ.

Так, 24 октября 2023 г. Верховный Суд вынес Определение Судебной коллегии по гражданским делам по делу № 2-КГ23-5-К3, отменив решения судов трех инстанций, неправильно разрешивших спор о разделе жилого помещения, приобретенного с использованием материнского капитала.

Суть спора заключалась в следующем. В суд обратился мужчина с иском о разделе совместно нажитого в браке имущества, в том числе квартиры, приобретенной до заключения брака на имя бывшей супруги с использованием кредитных средств, по которой кредит погашался в браке. Поскольку у сторон имелись несовершеннолетние дети, в браке был получен материнский капитал в целях частичного погашения задолженности по ипотечному кредиту.

Истец просил суд признать за ним права на 11/25 доли материнского капитала. Бывшая супруга истца подала встречный иск со своим вариантом раздела имущества. Суд первой инстанции частично удовлетворил требования каждой из сторон и произвел раздел имущества. При этом квартира была признана личной собственностью женщины, так как была куплена на ее имя до брака. В удовлетворении требований о признании за мужчиной права на 11/25 доли материнского капитала суд отказал, указав, что материнский капитал имеет специальное целевое назначение, не является совместно нажитым имуществом супругов и потому не подлежит разделу. Суд апелляционной инстанции и кассационный суд общей юрисдикции согласились с позицией первой инстанции и оставили ее решение в силе.

Рассматривая данный спор, суды не выходили за пределы заявленных сторонами исковых требований и руководствовались общепризнанным правилами о разделе имущества, а именно – о равенстве долей бывших супругов в совместно нажитом имуществе, а также об исключении добрачного имущества из состава имущества, подлежащего разделу.

Изучив это дело, Верховный Суд усмотрел основания для отмены постановлений нижестоящих судов в части раздела квартиры и вернул дело в указанной части на новое рассмотрение в первой инстанции.

Основанием для отмены судебных постановлений стало то, что суды при разделе имущества не учли права детей на жилье, приобретенное с использованием материнского капитала. При этом ВС обосновал свою позицию системным толкованием и применением норм Конвенции ООН «О правах ребенка», Семейного кодекса РФ (об обязанности родителей обеспечивать реализацию и защиту прав своих детей), а также Федерального закона от 29 декабря 2006 г. № 256-ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей» о возникновении у детей и родителей общей долевой собственности на жилье, приобретенное с использованием материнского капитала.

Верховный Суд особо отметил, что в соответствии со ст. 38 и 39 Семейного кодекса РФ разделу между супругами подлежит только общее имущество, нажитое во время брака. К такому имуществу (общему имуществу супругов) относятся в том числе полученные каждым из них денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (п. 2 ст. 34 Кодекса).

В Определении также приводится ссылка на п. 13 Обзора судебной практики по делам, связанным с реализацией права на материнский (семейный) капитал, утвержденного Президиумом ВС 22 июня 2016 г., о том, что определение долей в праве собственности на квартиру должно производиться исходя из равенства долей родителей и детей на средства материнского (семейного) капитала, израсходованные на ее приобретение.

Какие проблемы стали очевидны при рассмотрении данного дела?

Прежде всего, это то, что законом прямо не предусмотрено право суда выйти за пределы заявленных сторонами требований в ситуации, когда требуется защита прав несовершеннолетних детей на жилье, их права собственности. Решением проблемы видится применение судами принципа наилучшего обеспечения интересов ребенка при рассмотрении споров о разделе жилья, когда затрагиваются права детей. Однако, исходя из анализа решений по подобным делам, суды зачастую не упоминают и не принимают во внимание этот принцип.

Декларация прав ребенка от 20 ноября 1959 г. (принцип 2) провозгласила принцип обеспечения наилучших интересов ребенка, также получивший закрепление в ст. 3 Конвенции ООН «О правах ребенка», в соответствии с которой во всех действиях в отношении детей – независимо от того, предпринимаются они государственными или частными учреждениями, занимающимися вопросами соцобеспечения, судами, административными или законодательными органами, – первоочередное внимание уделяется обеспечению наилучших интересов ребенка.

Данный принцип является основополагающим, базовым, из которого проистекают все остальные права детей, закрепленные как на международном, так и национальном уровнях. В соответствии с этим принципом государствами-участниками заключена Конвенция, что следует из преамбулы, устанавливающей, что государства-участники твердо убеждены в том, что интересы детей являются проблемой первостепенного значения в вопросах, касающихся опеки над ними, и именно, исходя из данного убеждения, государства-участники заключили Конвенцию, желая защитить права детей в международном масштабе.

В ситуации, когда ни один из супругов при разделе жилья, приобретенного с использованием маткапитала, не указывает в иске требований об определении долей детей, единственным способом защиты прав детей является реализация судом права выйти за пределы заявленных исковых требований при вынесении решения по делу. ГПК РФ позволяет суду выйти за пределы заявленных требований (разрешить требование, которое не заявлено, удовлетворить требование истца в большем размере, чем было заявлено) лишь в случаях, прямо предусмотренных федеральными законами.

По сути, в спорах о разделе жилья, приобретенного с использованием материнского капитала, такое право суда (ч. 3 ст. 196 ГПК), как представляется, должно быть трансформировано в его обязанность.

Законодатель предусмотрел, что в исключительных случаях, требующих защиты прав детей, суд обязан выйти за пределы заявленных исковых требований. В частности, п. 2 ст. 24 Семейного кодекса установлены ситуации, когда суд не вправе, а обязан выйти за пределы заявленных требований, – в том числе при рассмотрении дела о расторжении брака суд должен указать в решении, с кем остаются проживать несовершеннолетние дети, а также решить иные вопросы, затрагивающие права детей.

К сожалению, ВС пока не разъяснил, как поступать судам, если ни один из супругов не указал в своих исковых требованиях на необходимость определить доли несовершеннолетних детей в жилье, приобретенном с использованием маткапитала.

Представляется, что до внесения изменений в законодательство или до прямого указания Верховного Суда по этому вопросу суды должны определять доли несовершеннолетних детей в таком жилье по собственной инициативе, используя право выйти за пределы заявленных исковых требований при вынесении решения. Основанием для таких действий суда должна быть необходимость соблюдения принципа обеспечения наилучших интересов ребенка, предусмотренного ст. 3 Конвенции ООН «О правах ребенка».

Рассказать:
Другие мнения
Бабинцева Ирина
Бабинцева Ирина
Патентный поверенный РФ, сооснователь юридической компании «ИНТЕЛАЙТ»
Не занижена ли цена?
Право интеллектуальной собственности
Оспаривание сделок по отчуждению исключительных прав и оценка товарного знака как нематериального актива
22 июля 2024
Владимиров Вячеслав
Владимиров Вячеслав
Адвокат АП Ставропольского края, КА «Дзалаев и Партнеры»
«Неопределенный» ущерб
Уголовное право и процесс
Кассация поддержала доводы защиты, отменив приговор и вернув дело на новое рассмотрение в первую инстанцию
19 июля 2024
Бибиков Сергей
Бибиков Сергей
Старший юрист МГКА «Бюро адвокатов "Де-юре"», преподаватель Университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА), к.ю.н.
Добросовестность – прежде всего
Третейское разбирательство
КС конкретизировал понятие публичного порядка для целей выдачи исполнительного листа по решению третейского суда
18 июля 2024
Романов Роман
Романов Роман
Адвокат АП Краснодарского края, управляющий партнер АБ «РОМАНОВ И ПАРТНЕРЫ»
Стратегии защиты по уголовным делам о мошенничестве
Уголовное право и процесс
Разграничение уголовной и гражданской ответственности
18 июля 2024
Щедрова Людмила
Щедрова Людмила
Адвокат АП Рязанской области, АБ ЕМПП
Важность превентивных мер
Уголовное право и процесс
Признаки состава мошенничества – обман, безвозмездность и направленность умысла
18 июля 2024
Шулдеев Сергей
Шулдеев Сергей
Адвокат АП Санкт-Петербурга, АБ «Q&A»
К защите с особым вниманием
Уголовное право и процесс
Привлечение к ответственности лиц, создающих инструмент для совершения иных преступлений
18 июля 2024
Яндекс.Метрика