×
Медведко Сергей
Медведко Сергей
Адвокат АП Приморского края

24 января 2017 г. прокурор Приморского края обратился с иском в Арсеньевский городской суд к бывшему депутату Думы Анучинского муниципального района Приморского края Георгию Кристову об обращении в доход государства его имущества на основании положений ст. 235 ГК РФ и Федерального закона от 3 декабря 2012 г. № 230-ФЗ «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам» (далее – Закон № 230-ФЗ).

 У ответчика предполагалось изъять здание магазина, земельный участок и два автомобиля, так как, по мнению прокурора, ответчик, будучи на момент подачи налоговой декларации в 2016 г. субъектом Закона № 230-ФЗ, не смог подтвердить законность доходов, на которые было приобретено данное имущество.

20 марта 2017 г. суд вынес решение об удовлетворении исковых требований прокурора в полном объеме. Однако 13 июня оно было отменено судом апелляционной инстанции, вынесшим решение о частичном удовлетворении иска, в соответствии с которым здание магазина, земельный участок и один из автомобилей остались у ответчика, а в доход государства суд постановил изъять автомобиль ТOYOTA LAND CRUISER-200 2015 г. выпуска.

В апелляционном определении суд указал, что «приведенные в жалобе доводы о том, что все спорное имущество было приобретено до утверждения Георгия Кристова в статусе депутата, соответственно, в его действиях отсутствует коррупционная составляющая, не исключают его обязанность предоставить сведения о доходах, расходах и имуществе за 2015 г., поскольку закон не содержит исключений в отношении лиц, замещающих муниципальную должность менее календарного года, предоставлять такие сведения пропорционально отработанному времени».

Президиум краевого суда Приморского края и Судебная коллегия Верховного Суда РФ отказали заявителю в рассмотрении его жалобы в кассационном порядке.

Ответчик с решением и апелляционным определением в части обращения в доход государства указанного автомобиля не согласился, посчитав их незаконными и принятыми с нарушением норм материального права.

По нашему мнению, суды допустили ошибку в применении положений Закона № 230-ФЗ, а также не учли разъяснения Постановления КС РФ от 29 ноября 2016 г. № 26-П «По делу о проверке конституционности подпункта 8 пункта 2 статьи 235 ГК РФ и статьи 17 Федерального закона “О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам в связи с запросом Верховного суда республики Башкортостан”» (далее – Постановление КС № 26-П).

Читайте также
Пределы конфискации
Конституционный Cуд РФ разрешил судам обращать в доход государства только ту часть имущества чиновников, законность приобретения которой не доказана
01 Декабря 2016 Новости

Так, по смыслу Закона № 230-ФЗ, его цель заключается в создании бесперспективности коррупционного поведения чиновника, который должен понимать, что если он, используя свое должностное положение, получает коррупционные доходы и приобретает на них дорогостоящее имущество, то у государства имеется возможность его изъять.

Согласно ст. 4 Закона № 230-ФЗ «… основанием для принятия решения об осуществлении контроля за расходами лица, замещающего (занимающего) одну из должностей, указанных в пункте 1 части 1 статьи 2 настоящего Федерального закона, а также за расходами его супруги (супруга) и несовершеннолетних детей является достаточная информация о том, что данным лицом, его супругой (супругом) и (или) несовершеннолетними детьми в течение отчетного периода совершены сделки (совершена сделка) по приобретению земельного участка, другого объекта недвижимости, транспортного средства на общую сумму, превышающую общий доход данного лица и его супруги (супруга) за три последних года, предшествующих отчетному периоду». 

Как отмечено в п. 4.2 Постановления КС № 26-П, «В контексте особых мер, связанных с ограничением (прекращением) права собственности на имущество, принадлежащее государственному (муниципальному) служащему и членам его семьи, приобретение им как лицом, выполняющим публичные функции, имущества, превышающего по стоимости доходы за предшествующие три года, рассматривается федеральным законодателем в качестве признака коррупционных проявлений в деятельности этого лица. Изъятие такого имущества, по существу, призвано выступать в качестве неблагоприятного последствия получения государственным (муниципальным) служащим, иным лицом доходов от коррупционной деятельности…»

В п. 5 Постановления КС № 26-П отмечено, что данная мера заключается в безвозмездном изъятии такого имущества у собственника по решению суда в связи с предполагаемым и не опровергнутым совершением государственным (муниципальным) служащим, а также иным лицом неправомерного деяния коррупционной направленности.

Таким образом, и в Законе № 230-ФЗ, и в Постановлении КС № 26-П прямо указано, что сделки по приобретению земельного участка, другого объекта недвижимости, а также транспортного средства должны быть совершены лицом, замещающим одну из должностей, перечисленных в ст. 2 Закона, именно в период нахождения в этой должности, поскольку только в указанный период лицо имеет возможность получать коррупционные доходы в результате совершения им предполагаемого правонарушения. 

В ст. 1 Федерального закона от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» законодательно закреплено понятие коррупции как злоупотребления служебными полномочиями либо иного использования физическим лицом его должностного положения. 

Мой доверитель был избран депутатом 13 сентября 2015 г. На тот момент муниципальные депутаты не были субъектами Закона № 230-ФЗ (соответствующие изменения в Закон были внесены Федеральным законом от 3 ноября 2015 г. № 303-ФЗ). Декларация была им подана за 2015 г. – в указанном году он лишь три с половиной месяца являлся лицом, замещающим муниципальную должность, на непостоянной основе – без оплаты. До избрания депутатом он никогда не был государственным или муниципальным служащим, а также публичным лицом и не занимал должностей, перечисленных в ст. 2 Закона № 230-ФЗ, – то есть не имел возможности заниматься коррупционной деятельностью или совершать деяния коррупционной направленности и соответственно получать с этого доходы. 

Автомобиль ТOYOTA LAND CRUISER был приобретен моим доверителем по договору купли-продажи от 28 августа 2015 г. на доходы, которые не могут быть отнесены к коррупционным по смыслу Закона № 230-ФЗ. Отмечу, что суды в своих решениях не дали оценки указанным доводам ответчика и не обосновали возможность совершения им какого-либо коррупционного правонарушения, а также получения каких-либо коррупционных доходов, на которые он мог приобрести данную машину.

Основанием для обращения в Конституционный Суд РФ послужила правовая неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции РФ (ст. 8 и 35, ч. 1 ст. 54, ч. 3 ст. 55) примененные судами положения ст. 16 и 17 и ч. 2 ст. 18 Закона № 230-ФЗ, нарушающие конституционные права заявителя как не соответствующие положениям ст. 49, ч. 1 ст. 54 Конституции РФ, поскольку позволяют обращать в доход государства его имущество, приобретенное до получения статуса государственного или муниципального служащего, и без учета конституционного запрета на придание обратной силы закону, устанавливающему и отягчающему юридическую ответственность.

Напомню, что в силу ст. 35 Конституции РФ право частной собственности охраняется законом. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Предусмотренная ст. 17 Закона № 230-ФЗ, а также п. 8 ст. 235 ГК РФ возможность обращения в доход государства имущества, в отношении которого государственным или муниципальным служащим не представлены доказательства их приобретения на законные доходы, является, по сути, особой мерой государственного принуждения, применяемой в случае нарушения лицами, выполняющими публичные функции, антикоррупционного законодательства.

Полагаю, что прекращение права собственности в отношении имущества, приобретенного лицом до поступления на госслужбу, или, как в рассматриваемом случае, – до избрания депутатом, не отвечает требованиям закона и является нарушением Конституции РФ. 

Предусмотренное Законом № 230-ФЗ право прокурора в целях борьбы с коррупцией предъявлять иски в интересах государства, по моему убеждению, не должно трактоваться как допускающее такие действия независимо от того, когда приобреталось данное имущество и в каком статусе на тот момент находился его приобретатель.

На это же обратил внимание КС РФ, который в п. 4 Постановления № 26-П подчеркнул, что при определении критериев допустимости ограничений конституционных прав и свобод с учетом требований ч. 3 ст. 17 и ч. 1 и 2 ст. 19 Конституции РФ цели таких ограничений должны быть не только юридически, но и социально оправданы, а сами ограничения – адекватны этим целям и отвечать требованиям справедливости. Кроме того, при допустимости ограничения федеральным законом того или иного права в соответствии с конституционно одобряемыми целями следует использовать не чрезмерные, а только необходимые и строго обусловленные этими целями меры. Применительно к праву собственности это также означает, что ограничения, вводимые законодателем, должны отвечать требованиям справедливости, разумности и соразмерности (пропорциональности) и не могут затрагивать существо данного права.

В жалобе в КС РФ заявитель просит признать ч. 1 ст. 16, а также ст. 17 Закона № 230-ФЗ не соответствующими положениям ст. 49, а также ч. 1 ст. 54 Конституции РФ в той мере, в которой они допускают обращение в доход государства земельных участков, других объектов недвижимости, транспортных средств, ценных бумаг, акций (долей участия, паев в уставных (складочных) капиталах организаций), в отношении которых лицом, замещающим муниципальную должность, не представлено сведений, подтверждающих их приобретение до избрания на муниципальную должность на законные доходы.

Полагаю, что правоприменители – прежде всего, представители прокуратуры, – в нарушение Конституции РФ чрезмерно широко трактуют возможность применения положений Закона № 230-ФЗ, распространяя его действие на все приобретенное чиновником имущество, в том числе до получения соответствующего статуса, при этом не учитывая смысл закона и цели его принятия. На мой взгляд, суды, к большому сожалению, критически не оценивают доводы прокуроров и применяют закон формально. 

Надеюсь, КС РФ даст соответствующее конституционно-правовое толкование по данному вопросу и у заявителя появится возможность пересмотра его дела в соответствии с положениями гл. 42 ГПК РФ. 

Рассказать:
Другие мнения
Данилов Кирилл
Данилов Кирилл
Адвокат АП Московской области, партнер юридической компании «КЪЮ Групп»
Долевая ответственность за ДТП: разъяснения ВС
Гражданское право и процесс
Суды не пояснили, почему взыскали компенсацию морального вреда в пользу только одного лица
19 Сентября 2019
Тарасова Наталья
Тарасова Наталья
Адвокат МКА «ГРАД»
Не каждый участок, который нельзя приобрести в собственность, ограничен в обороте
Земельное право
ВС разъяснил условия льготной арендной платы за землю
17 Сентября 2019
Зайцев Роман
Партнер Dentons, к.ю.н.
В порядке дискуссии
Гражданское право и процесс
О роли института свидетельских показаний в цивилистическом процессе
16 Сентября 2019
Молчанов Валерий
Д.ю.н., профессор кафедры гражданского процесса юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова
Под различным углом зрения
Гражданское право и процесс
О свидетельских показаниях в гражданском судопроизводстве
16 Сентября 2019
Подшивалов Тихон
Подшивалов Тихон
Член Научно-консультативного совета АП Челябинской области, к.ю.н.
Правосудие вдали от народа
Гражданское право и процесс
О причинах недоверия к институту допроса свидетелей
16 Сентября 2019
Тай Юлий
Тай Юлий
Управляющий партнер АБ «Бартолиус», к.ю.н.
Порочный круг
Гражданское право и процесс
О применении института допроса свидетелей
16 Сентября 2019