×

КС признал наличие проблемы нарушения прав залоговых кредиторов

Однако выводы, изложенные в постановлении, требуют дополнительных разъяснений
Мадатов Яков
Мадатов Яков
Кандидат юридических наук, доцент

Конституционный Суд РФ опубликовал Постановление от 21 июля 2022 г. № 34-П (далее – Постановление № 34-П), которым были признаны неконституционными нормы законодательства о прекращении залоговых прав кредиторов, не являющихся участниками строительства, при передаче земельного участка и объекта незавершенного строительства созданному для защиты прав дольщиков фонду – приобретателю объектов застройщика в рамках дела о банкротстве. Постановление принято по итогам рассмотрения запроса Верховного Суда РФ и жалобы залогового кредитора Анны Шалимовой.

Читайте также
КС не допустил нарушения прав залоговых кредиторов, финансировавших застройщика, признанного банкротом
Суд обязал внести в правовое регулирование изменения, предусматривающие гарантии прав кредиторов, не являющихся участниками строительства и приобретших права залогодержателей
25 Июля 2022 Новости

Анна Шалимова, интересы которой я представлял в КС, в рамках дела № А32-36020/2017 (обособленный спор 267/17) обратилась в Арбитражный суд Краснодарского края с отзывом на заявление Фонда защиты прав граждан – участников долевого строительства, намеревающегося приобрести объект незавершенного строительства и исполнить обязательства застройщика.

Основанием для подачи отзыва послужило нарушение права Анны Шалимовой на охрану частной собственности, предусмотренного ст. 35 Конституции РФ, в результате лишения ее права обеспечения исполнения обязательств по договору долевого участия от 4 июня 2016 г. № М/Л2/ОД236/К.6/ЭТ1/2016 по причине предусмотренного ч. 1 ст. 13 Закона об участии в долевом строительстве погашения прав залога на объекты строительства, а также на участок, принадлежащий застройщику на праве собственности, или право аренды (субаренды) на указанный участок и строящиеся (создаваемые) на нем многоквартирный дом и (или) иной объект недвижимости.

Определением суда от 10 июня 2021 г. возражения залогового кредитора были отклонены – Анна Шалимова была лишена залоговых прав, на что прямо указано в резолютивной части определения: «Настоящее определение является основанием для погашения Управлением Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Краснодарскому краю регистрационных записей в ЕГРН о залоге прав застройщика в пользу залоговых кредиторов, не являющихся участниками строительства, на земельный участок площадью 35 861 кв. м. с кадастровым номером 23:43:0118001:2960, в пределах которого размещены следующие объекты незавершенного строительства: “Многоквартирный жилой комплекс “МИР” на участке по ул. Западный обход в г. Краснодар” – 16-этажные жилые дома со встроенно-пристроенными помещениями – первый этап – жилые дома 1, 2, 3, 5 и подземная автостоянка 4».

При этом в описательной части определения отсутствовали юридические основания для обязания краевого Управления Росреестра погасить в ЕГРН регистрационные записи залога прав застройщика в пользу залоговых кредиторов, не являющихся участниками строительства, что не позволило установить позицию суда по лишению моего доверителя залоговых прав.

Данное определение АС Краснодарского края свидетельствовало, на мой взгляд, о неопределенности судебной практики, связанной с применением норм, касающихся защиты конституционных прав участников строительства при обеспечении исполнения обязательств по договору участия в долевом строительстве в случае банкротства застройщика и передачи его прав и имущества региональным фондам защиты прав «дольщиков». Эта неопределенность не позволила арбитражному суду первой инстанции обосновать его правовую позицию.

Постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 31 августа 2021 г. № А32-36020/2017 (15АП-13245/2021, 15АП-13248/2021) определение было оставлено без изменения, а апелляционные жалобы – без удовлетворения.

В описательной части постановления указывалось: «Согласно пункту 11 статьи 201.15.2 Закона о банкротстве прекращается залог (выделено мной. – Я.М.) по обязательствам, не связанным с обеспечением прав участников строительства по договорам участия в долевом строительстве в соответствии с законодательством об участии в долевом строительстве многоквартирных домов.

Таким образом, названная норма прямо указывает на то, что применительно к вопросу сохранения (и прекращения) залога принимается во внимание понятие “участника строительства”, содержащееся в законодательстве об участии в долевом строительстве многоквартирных домов, а не в положениях пункта 1 статьи 201.1 Закона о банкротстве. Соответственно, участниками строительства являются лица, заключившие с застройщиком договоры о приобретении как жилого, так и нежилого помещения.

По смыслу пункта 2 статьи 2, статьи 4 Федерального закона от 30.12.2004 г. № 214-ФЗ “Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации” участниками долевого строительства (далее – участники строительства, дольщики) являются лица, перед которыми у застройщика возникла обязанность передать в будущем как жилые, так и нежилые помещения.

Аналогичная правовая позиция изложена в Определении Верховного Суда Российской Федерации от 29.06.2021 № 308-ЭС21-1224(2,3) по делу № А32-53835/2018, Постановлении Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 06.08.2021 № Ф08-7249/2021 по делу № А32-8916/2017».

Решение апелляционной инстанции, на мой взгляд, также свидетельствовало о неконституционности ряда норм Закона о банкротстве, нарушающих права залоговых кредиторов, а именно:

  • п. 11 ст. 201.15-2 закона, который послужил основанием для прекращения прав залога;
  • п. 1 ст. 201.1 закона, на основе которого Анна Шалимова не была признана участником строительства, результатом чего стала невозможность получения в ходе процедуры банкротства нежилого помещения в натуре.

Поскольку дальнейшая защита прав в рамках арбитражного процессуального законодательства была невозможна, мы обратились в Конституционный Суд.

Рассмотрев жалобу, КС Постановлением № 34-П фактически признал наличие проблемы нарушения прав залоговых кредиторов. Вместе с тем предложенный в постановлении подход, на мой взгляд, вряд ли поможет защитить права таких кредиторов.

Так, в соответствии с абз. 3 и 4 п. 4 резолютивной части постановления «…данные требования подлежат удовлетворению фондом в следующем порядке: посредством распределения между лицами, ранее являвшимися залоговыми кредиторами, обязательства перед которыми к этому моменту не погашены, пропорционально размеру этих обязательств части выручки от реализации фондом помещений в объекте незавершенного строительства, кроме подлежащих передаче участникам строительства в соответствии с принятыми на себя фондом обязательствами; размер соответствующей части выручки устанавливается судом с учетом совокупного размера требований лиц, ранее являвшихся залоговыми кредиторами, к фонду, объема работ, необходимых для введения объекта незавершенного строительства в эксплуатацию, и иных обстоятельств, влияющих на расходы фонда в связи с участием в правоотношениях по поводу данного объекта…».

Исходя из буквального толкования приведенного положения, с экономической точки зрения обязательства ранее являвшихся залоговыми кредиторами лиц, обязательства перед которыми к этому моменту не погашены, вообще не могут быть удовлетворены, так как денежных средств от реализации фондом помещений в объекте незавершенного строительства в большинстве случаев (за редким исключением) для введения объекта в эксплуатацию и оплаты иных нужд, влияющих на расходы фонда по этому объекту, будет недостаточно. Следовательно, указанные лица не получат возмещения.

При этом необходимо отметить, что ст. 13 Федерального закона от 29 июля 2017 г. № 218-ФЗ «О публично-правовой компании “Фонд развития территорий” и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее – Закон № 218-ФЗ) предусмотрена выплата за счет имущества Фонда возмещения гражданам – участникам строительства, имеющим требования о передаче жилых помещений, машино-мест, а также нежилых помещений, определенных подп. 3.1 п. 1 ст. 201.1 Закона о банкротстве, при несостоятельности (банкротстве) застройщика, в том числе жилищно-строительного кооператива.

Более того, имущество Фонда формируется не за счет государственного, регионального или местного бюджетов, а за счет обязательных отчислений (взносов) застройщиков в компенсационный фонд, размер которых составляет 1,2% от согласованной сторонами цены договора долевого участия, предусматривающего передачу жилого (нежилого) помещения, а также машино-места (ч. 1 ст. 10 Закона № 218-ФЗ). Соответственно, обязательства перед участниками долевого строительства должны возмещаться в том числе за счет средств компенсационного фонда.

Однако в Постановлении № 34-П средства компенсационного фонда в порядке удовлетворения требований лиц, ранее являвшихся залоговыми кредиторами, обязательства перед которыми к моменту передачи имущества Фонду не погашены, не были учтены. Кроме того, словосочетание «части выручки от реализации фондом помещений в объекте незавершенного строительства» подразумевает, что помещения должны отчуждаться на стадии строительства – когда их стоимость существенно ниже, чем после его завершения, – зачастую наносит материальный ущерб бывшим залоговым кредиторам. Более того, отсутствие прозрачной процедуры реализации имущества по стоимости, срокам и порядку создает существенные коррупционные риски.

Вызывает практические сложности и толкование понятия «объект» в словосочетании «в связи с участием в правоотношениях по поводу данного объекта». Так, в законодательстве о банкротстве под объектом понимается юридическое лицо – застройщик. Законодательство об участии в долевом строительстве в качестве объекта залога указывает земельный участок – независимо от количества находящихся на нем многоквартирных домов. При этом в рамках банкротства одного застройщика могут быть несколько участков с расположенными на них многоквартирными жилыми комплексами.

В связи с этим мы обратились в Конституционный Суд с просьбой о разъяснении Постановления № 34-П. Надеемся, данное разъяснение будет иметь важное значение как для защиты конституционных и гражданских прав залоговых кредиторов, так и для совершенствования правоприменительной практики в целом, а также найдет отражение при внесении изменений в действующее законодательное регулирование в соответствии с п. 4 данного постановления.

Рассказать:
Другие мнения
Русакомский Климент
Русакомский Климент
Управляющий партнер Юридической группы «Парадигма»
Права и правовой интерес субординированных кредиторов в банкротстве
Арбитражный процесс
Почему они предпочитают не занимать активную позицию в рамках банкротных дел
04 Октября 2022
Лямин Алексей
Лямин Алексей
Адвокат АП г. Москвы, АБ «Китсинг и партнеры»
Стража в кассации: «альтернативный» подход
Уголовное право и процесс
О допустимости выхода за пределы обжалуемых судебных актов
03 Октября 2022
Первунин Максим
Первунин Максим
Адвокат АП г. Москвы, партнер КА г. Москвы «АКП Бэст Адвайс»
Пытки должны уйти в прошлое
Уголовное право и процесс
Повторяющиеся ситуации в разных регионах РФ указывают на необходимость продолжения работы по защите прав человека
30 Сентября 2022
Хасанов Марат
Хасанов Марат
Адвокат АП г. Москвы, партнер юридической группы «Парадигма»
Когда суд должен отменить обеспечительные меры?
Арбитражный процесс
Буквальное толкование закона в судебной практике порождает ее противоречивость
29 Сентября 2022
Ермолаева Мария
Ермолаева Мария
Юрист, руководитель юридической компании E-Law Consulting
Не формальный статус, а специфическая деятельность
Арбитражный процесс
К вопросу об определении подведомственности споров с участием «вчерашних» ИП
28 Сентября 2022
Плахотнюк Вячеслав
Плахотнюк Вячеслав
Адвокат АП Санкт-Петербурга, доктор права НИУ Высшая школа экономики
Обязанностей без адекватного возмещения быть не должно
Конституционное право
КС подтвердил законность предъявления к работнику требований наравне с госслужащим
28 Сентября 2022
Яндекс.Метрика