×

Между формализмом, скептицизмом и здравым смыслом

В отличие от европейского конституционного правосудия, не предусматривающего возможность проверки конституционности решений международных органов, в России создан правовой механизм, позволяющий при определенных условиях не выполнять решения межгосударственного органа по защите прав и свобод человека
Иванов Алексей
Иванов Алексей
Управляющий партнер АБ «Правовой статус», член Комиссии АП Краснодарского края по защите профессиональных прав адвокатов
Специальный правовой механизм
14 июля 2015 г. Конституционный Суд РФ (далее – КС РФ) принял постановление, в котором признал право законодателя предусмотреть специальный правовой механизм разрешения вопроса о возможности или невозможности исполнить вынесенное по жалобе против России постановление Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), в том числе в части мер общего характера[1]. По мнению КС РФ, Россия может в порядке исключения отступить от выполнения возлагаемых на нее обязательств, когда такое отступление является единственно возможным способом избежать нарушения основополагающих принципов и норм Конституции РФ. 

Изложенные правовые позиции КС РФ нашли свое юридическое оформление в виде дополнений в Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации». Теперь по запросам уполномоченного федерального органа исполнительной власти КС РФ вправе рассмотреть вопрос и принять решение о возможности или невозможности исполнения в целом или в части в соответствии с Конституцией РФ решения межгосударственного органа по защите прав и свобод человека.

Подчеркну, что речь идет о возможности невыполнения не только постановлений ЕСПЧ, но и решений таких органов, как Комитет по правам человека, Рабочая группа по произвольным задержаниям и другие, которым ранее он давал высокую оценку[2].

Кроме того, речь идет возможности неисполнения постановлений ЕСПЧ в части мер общего характера, направленных на совершенствование законодательства и правоприменительной практики для устранения существующих причин, способствующих нарушению прав и свобод граждан
 
«Анчугов и Гладков против Российской Федерации»
19 апреля 2016 г. КС РФ принял постановление[3], в котором признал невозможным исполнение постановления ЕСПЧ «Анчугов и Гладков против Российской Федерации» в части мер общего характера, предполагающих внесение изменений в российскую правовую систему, которые позволяли бы ограничивать в избирательных правах не всех осужденных, отбывающих наказание в местах лишения свободы по приговору суда, и в части мер индивидуального характера – в отношении осужденных граждан С.Б. Анчугова и В.М. Гладкова. 

Насколько мне известно, до настоящего случая ни одно государство-ответчик прямо не заявляло об отказе исполнить постановление ЕСПЧ. И мы рискуем остаться единственным государством – членом Совета Европы, пренебрегающим выполнением международных обязательств, прикрываясь суверенными интересами государства и не принимая во внимание ст. 2 Конституции РФ.

На мой взгляд, разумнее рассматривать государственный суверенитет per se не как защиту от вмешательства во внутренние дела, а как ответственность, которую должно нести каждое отдельное государство за нарушения прав и свобод граждан, которые оно обязано было предотвратить.

Более того, в своем причудливом толковании и многократном упоминании, как заклинание, не имеющее конкретного смысла, государственного суверенитета КС РФ совершенно не учел важное обстоятельство. Ратифицировав Конвенцию, Россия обязана ее добросовестно выполнять. Согласно ст. 27 Венской конвенции о праве международных договоров, она как участник «не может ссылаться на положения своего внутреннего права в качестве оправдания для невыполнения договора».

Позиция КС РФ об автономности защиты прав и свобод человека и гражданина и попытке сделать ее внутренним делом государства не может не вызывать беспокойства, ведь современное право глобально по своей природе. Такие фундаментальные права, как право на жизнь, свободу, личную неприкосновенность и другие не могут быть только национальными. Как и их защита.

Со стороны национальных органов было бы последовательным принятие непротиворечивого решения: либо добросовестно выполнять принятые международные обязательства (без каких-либо оговорок и оправданий), либо выходить из юрисдикции ЕСПЧ, о чем давно говорил В.Д. Зорькин: «Россия, если захочет, может выйти из-под юрисдикции Европейского суда по правам человека»[4].

Если выходом из юрисдикции ЕСПЧ суверенные интересы государства останутся нетронутыми и неприкосновенными, то что же останется с правами граждан, и самое главное – с их реализацией и защитой? Надеюсь, здравый смысл все же восторжествует и КС РФ впредь будет принимать чисто правовые решения, а не политически мотивированные.

К чему это приведет?
Во-первых, неисполнение постановлений ЕСПЧ повлечет нарушение принципа международного права pacta sunt servanda, приведет к фактическому отказу России от исполнения принятых международных обязательств и нанесет серьезный ущерб ее авторитету. 

Во-вторых, в сложившейся ситуации вероятно злоупотребление и признание невозможным исполнения ряда постановлений ЕСПЧ, в том числе тех, по которым решения еще не приняты, и возможен рост количества неисполненных решений межгосударственных органов.

В-третьих, по-видимому, сохранятся условия, приводящие к системным нарушениям прав и свобод граждан,что негативно отразится на их защите.


[1] Постановление Конституционного Суда РФ от 14 июля 2015 г. № 21-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 1 Федерального закона “О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней”, пунктов 1 и 2 статьи 32 Федерального закона “О международных договорах Российской Федерации”, частей первой и четвертой статьи 11, пункта 4 части четвертой статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, частей 1 и 4 статьи 13, пункта 4 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, частей 1 и 4 статьи 15, пункта 4 части 1 статьи 350 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации и пункта 2 части четвертой статьи 413 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы» // СЗ РФ. 2015. № 30. Ст. 4658.

[2]Определение Конституционного Суда РФ от 28 июня 2012 г. № 1248-О «По жалобе гражданина Хорошенко Андрея Анатольевича на нарушение его конституционных прав пунктом 5 статьи 403, частью четвертой статьи 413 и частями первой и пятой статьи 415 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // Вестник Конституционного Суда РФ. 2013. № 1; Определение Конституционного Суда РФ от 9 июня 2015 г. № 1276-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Матвеева Дениса Викторовича на нарушение его конституционных прав положениями статьи 413 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс».

[3] Постановление Конституционного Суда РФ от 19 апреля 2016 г. № 12-П «По делу о разрешении вопроса о возможности исполнения в соответствии с Конституцией Российской Федерации постановления Европейского Суда по правам человека от 4 июля 2013 года по делу “Анчугов и Гладков против России” в связи с запросом Министерства юстиции Российской Федерации» // Российская газета. 2016. № 95. 5 мая.

Рассказать: