×

О произволе, принципах и нашей позиции

Что мы сделали для того, чтобы изменить сложившуюся постыдную ситуацию с досмотрами адвокатов при посещении СИЗО?
Иванов Алексей
Иванов Алексей
Адвокат АП Краснодарского края
Ничто так не унижает человеческое достоинство, как произвол. Тем более со стороны государства. Особенно когда он основывается на превратном истолковании закона или неуместном служебном рвении.

О вопиющей ситуации, связанной с получением доступа к подзащитному в СИЗО, написано очень много. Проблема действительно серьезная, длящаяся и носит характер федерального масштаба. Нет в России адвоката, который при посещении СИЗО не сталкивался бы с произволом, умноженным на некомпетентность и хамское отношение.

Краснодарский край не является исключением: многочасовое ожидание, отсутствие элементарных удобств на территории СИЗО (туалетной комнаты; комнаты для ожидания – в любую погоду адвокатам приходится томиться на улице; невозможность приобретения продуктов питания и т.д. и т.п.). В последнее время к этим проблемам прибавилась еще одна, нарушающая профессиональные права адвокатов – обязательный «добровольный» поголовный досмотр всех адвокатов, посещающих СИЗО. Проблема усугубляется тем, что избежать эту процедуру не удается, поскольку отказ от ее прохождения лишает возможности встретиться со своим подзащитным.

Нужно сказать, что для достижения этой цели сотрудники СИЗО проявляют недюжинные способности, а возможно, по их мнению, и определенного рода смекалку. Для того чтобы придать некий налет легитимности «добровольному» досмотру, сотрудники СИЗО стали брать расписки о разъяснении требований ст. 18 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», ст. 19.3 и 19.12 КоАП РФ. В самом деле, разве адвокаты не знакомы с положениями этих законов без расписки?

Более того, проявляя чрезмерное рвение, сотрудники СИЗО не останавливаются на достигнутом – досматривают даже следователей. А со слов сотрудников ФСИН России, они досматривают всех, в том числе своих сотрудников. На попытки возразить против этой унизительной процедуры, апеллируя к нормам закона, получаем убийственный ответ: у вас закон, а у нас приказ. Природа приказа остается неизвестной…

На фундаментальное положение цивилизованного сообщества о презумпции невиновности у ФСИН России имеется своя презумпция – виновности адвокатов. Профессия накладывает определенный отпечаток на каждого. И если у адвокатов это стремление к праву, помогать и защищать, то у сотрудников СИЗО – видеть в каждом, в том числе в адвокатах, потенциального правонарушителя («злодея»). Подобное отношение обескураживает.

Откуда такая чрезмерная подозрительность? Бей своих, чтобы чужие боялись? Право, лучше бы подобное усердие проявлялось в организации получения доступа к подзащитным. Ведь каждое посещение СИЗО неизбежно связано с потерей времени в ожидании, а это свидетельствует об отсутствии элементарной организованности.

Почему для получения доступа к подзащитным приходится прилагать неимоверные усилия и тратить столько времени? Логика правоохранителей проста, как обух топора: ожидание в очередях не является нарушением. Absit omen (в переводе с лат. – «Да не послужит это дурной приметой»).

Даже после длительного стояния в очереди, заполнения необходимых бумаг, после унизительной процедуры «добровольного» досмотра, попадая во внутренний двор СИЗО, адвокаты вынуждены ждать, пока конвойные доставят подзащитного, а после уведут обратно в камеру. На это уходят часы. В краснодарском СИЗО этим занимается всего один человек! Очень неторопливо. Поэтому часы ожидания в СИЗО гарантированы каждому. В итоге время, проведенное в ожидании, несоизмеримо больше времени, потраченного на общение с подзащитным. На это давно следовало бы обратить внимание и сделать соответствующие выводы!

Стоит ли после этого говорить, что посещение СИЗО невольно напоминает мучения и пытки, а подобный механизм получения доступа к подзащитным обесценивает деятельность адвокатов?

Эта проблема понятна всем: и адвокатам, и Минюсту России, и следователям. Убежден, что это понимают и сотрудники ФСИН России.

Не могу поверить, что в ФСИН России не нашлось более-менее профессионального юриста, способного растолковать положения закона и увидеть незаконность существующей процедуры принудительного досмотра адвокатов. Следовательно, это делается сознательно.

С другой стороны, ведь главная наша задача заключается не столько в том, чтобы стонать и обсуждать существующие проблемы, ибо здесь многого не требуется, важнее ответить на вопрос: что делать?
 
Во-первых, придавать гласности. Кухонное роптание и кулуарное шептание не способны разрешить проблему.

Похвально, что коллеги обратили внимание на данный вопрос и перевели его обсуждение в публичное пространство и практическую плоскость. ФПА РФ заняла активную позицию: обратилась с запросом в Минюст России и даже получила положительный ответ, в котором отражены по большому счету очевидные вещи – принудительный досмотр всех без исключения адвокатов, посещающих СИЗО, не основан на действующем законодательстве. Да, не основан, и что? Разве это безобразие прекратилось? Нет. Совершенно ясно, что проблему эту бумагой не решить.

Во-вторых, не быть пассивными. С сожалением вынужден констатировать, что большинство из нас попросту проигнорировало очередное массовое нарушение прав адвокатов и не высказало никаких возражений. Так стоит ли удивляться существующему положению, связанному с принудительным досмотром? И стоит ли при нашей общей пассивности по этому принципиальному вопросу ожидать его положительного решения?

Надеяться – да, но получить положительное решение – вряд ли. И вот почему. На мой взгляд, даже изменение законодательства в этой части не способно устранить проблему, так как на любой закон у сотрудников ФСИН России всегда найдется свой очередной приказ. Мы им – про Конституцию РФ, а они нам – про приказ. Плетью обуха не перешибешь. Вот почему я не вижу смысла в изменении законодательства и продолжении общения в данном ракурсе. Считаю, правильнее сместить акцент, перевести дискуссию в другую плоскость и ответить на важный вопрос: как с этим бороться?

Защита всегда связана с активной жизненной позицией. Тем более по ключевым вопросам и принципиальным моментам. Если мы не можем защитить свои права, как мы будем защищать права других? Поэтому для начала нужно спросить себя: что мы сделали для того, чтобы изменить эту постыдную ситуацию?

Ведь важно не только обсуждать проблемы и ожидать, когда компетентные органы (Президент РФ, Минюст России, ООН) обратят на них внимание или грозно осадят зарвавшихся сотрудников, но и активнее использовать существующие механизмы. Обращаться в суды, получать доступ к этим приказам, признавать их незаконными, активно отстаивать свои права. А это уже в большей степени зависит от нашей позиции и наших действий. Механизмы-то есть, так почему бы их не использовать?
И в качестве вывода...

Решение наших проблем должно стать общим делом. Нужно не роптать, а действовать. Только совместными усилиями мы сможем найти выход из любой затруднительной ситуации и отстоять независимость адвокатуры.

Рассказать коллегам: