×
Магомедов Юсуп
Магомедов Юсуп
Вице-президент АП Республики Дагестан

В одном из городских судов Ростовской области с июня 2018 г. рассматривалось гражданское дело, связанное с определением места жительства несовершеннолетних детей.

В конце 2013 г. жительница Дагестана вышла замуж за выходца из той же республики и переехала жить к мужу в Ростовскую область. В 2014 г. у супругов родилась дочь, однако отношения между ними стали портиться. Жена периодически уезжала к матери в Дагестан и не желала возвращаться к мужу. Родители супруга из желания сохранить семью уговаривали женщину вернуться, и она возвращалась.

В 2016 г. у супругов родился сын. Поначалу отношения в семье нормализовались, но со временем ситуация вновь накалилась, и в начале 2017 г. женщина забрала дочь и в очередной раз уехала к матери. Сына, которому на тот момент не было года, она оставила в Ростовской области.

На этот раз попытки супруга и его родителей вернуть женщину в семью не дали результатов – она решила оставить сына отцу, а дочь – себе. Весной того же года муж приехал в Дагестан, чтобы навестить дочку, и нашел ее у тещи в селе, его жены при этом дома не было. От тещи он узнал, что жена работает и живет в Махачкале, а домой в село приезжает только на выходные. Когда мужчина приехал во второй раз и увидел, что дочь проживает без матери, он забрал ребенка к себе.

Когда стало окончательно ясно, что сохранить семью невозможно, мужчина обратился в суд с иском о расторжении брака, и в декабре 2017 г. брак был расторгнут. Затем в марте 2018 г. он подал иск о признании бывшей супруги утратившей право пользования жилым помещением. Суд удовлетворил требования истца.

С момента, когда отец забрал дочь, бывшая жена не навещала детей уже более 8 месяцев. Мужчина не знал ее точного места жительства, поскольку она жила и работала в Махачкале, поэтому обратился в суд по месту своей регистрации для определения проживания детей вместе с ним.

По требованию суда предоставить адрес или телефон ответчицы истец указал адрес тещи в Дагестане.

Судебное уведомление все-таки дошло до женщины, и на следующее заседание она приехала с адвокатом, проживающим и работающим в Ростовской области, и заявила встречное требование об определении места жительства детей с ней, в Дагестане. При этом в качестве будущего места проживания детей она указала адрес не матери (из-за отсутствия соответствующих условий в ее доме), а родственницы, проживающей в том же селе.

Для определения условий проживания детей суд направил запрос в органы опеки и попечительства. По итогам проверки было представлено отрицательное заключение в связи с отсутствием у матери нормальных условий для проживания несовершеннолетних детей.

Одновременно женщина, по совету своего адвоката, представила суду справку о том, что она трудоустроилась в селе и проживает в доме родственницы.

Отмечу, что в Республике Дагестан получить документы, якобы подтверждающие факт трудоустройства, не является проблемой в силу сильно развитых родственных связей. Получить справку о месте проживания, даже в отсутствие регистрации, также не сложно.

Зная это, мне как адвокату со стороны отца необходимо было доказать суду факты подложности и фиктивности представленных процессуальным оппонентом документов. С этой целью родственники моего доверителя в магазине, где работала его бывшая жена, сняли фото- и видеоматериалы, подтверждающее, что женщина работала как днем, так и ночью, в то время как согласно графику магазин работал с 10 до 19 часов.

В период рассмотрения дела судом мать встречалась с детьми и вела видеозапись встреч – преимущественно с дочерью – чтобы представить суду доказательство их теплых чувств друг к другу.

Снимали эти встречи и родственники моего доверителя. В ходе встреч было видно, что мальчик, который уже забыл свою мать, не идет с ней на контакт, избегает, категорически отказывается идти на руки.

Одним словом, женщина не была честна перед правосудием и любыми способами хотела оставить детей себе.

Моя задача – в интересах как детей, так и моего доверителя, – заключалась в том, чтобы дети проживали в нормальных условиях. В суде мне удалось доказать, что мальчик не узнает свою мать. Также я представил доказательство, что женщина фактически работает не в селе, а в Махачкале, где и проживает; расстояние между селом и Махачкалой составляет более 50 км. Были представлены и другие доказательства, в том числе показания свидетелей.

В итоге суд определил, что дети будут проживать с отцом.

С 2015 по 2018 г. я неоднократно участвовал в нескольких гражданских спорах в Республике Дагестан о месте жительства детей при раздельном проживании родителей, и почти во всех делах выступал на стороне отцов. Такое решение я принимал только после тщательного изучения материалов дела, степени привязанности детей к каждому из родителей, условий их проживания и т.д.

Отмечу, что суды Дагестана нередко выносят решения не в соответствии с российским законодательством, что приводит к тому, что в Верховный Суд Республики Дагестан часто подаются апелляционные и кассационные жалобы.

Однако на практике я убедился, что судам важны не столько интересы детей, сколько негласная установка о том, что мать почти всегда права. Каждый раз я понимал, что уже проиграл судебный процесс на 70%. Я также был свидетелем того, как дети 7 и 11 лет в один голос утверждали, что хотят жить с отцом, но суд выносил решение в пользу матерей, хотя материальное преимущество, условия проживания и работы были на стороне отцов.

Также в моей адвокатской практике был случай, когда мать проживала у чужих людей, не имела дохода и постоянного места жительства, а отец располагал всеми условиями для проживания детей, однако суд вынес решение в пользу матери.

Замечу, что я не являюсь сторонником проживания детей именно с отцами, равно как и лишения матери права на проживание детей вместе с ней, однако бывает и так, что женщины забывают о материнском долге, их пугает не перспектива, что дети не будут с ней проживать, а необходимость выплачивать алименты.

В ходе судебного процесса по описанному мной делу я до последнего момента не был уверен, какое решение вынесет суд, но все же надеялся на справедливость, так как в дело были представлены фиктивные документы о том, что мать якобы работает в сельской местности, а также договор найма жилья. Я знал, что показания, которые дали в суде свидетели со стороны матери, не правдивы, и понимал, что они хотели тем самым помочь ей. Но ведь необходимо учитывать не только желание матери, но и то, к кому привязаны дети, стараться, чтобы дети проживали вместе, не разделять их, чтобы они росли в нормальных условиях.

Верховный Суд РФ не раз выражал свою правовую позицию, касающуюся порядка определения места жительства детей при раздельном проживании родителей, но в Дагестане этими разъяснениями высшей судебной инстанции не всегда руководствуются, отдавая предпочтение национальному менталитету.

В заключение добавлю, что халатность при воспитании детей, отсутствие реальных опекунов, занимающихся их воспитанием, и т.п. приводят к тому, что дети становятся на путь преступности, тунеядства, пристрастия к алкоголю, наркотикам и т.д. В своей практике я не раз сталкивался с такими последствиями.

Рассказать:
Другие мнения
Сустина Татьяна
Сустина Татьяна
Адвокат АП Московской области, руководитель семейной практики КА/5
Вытащить из «водоворота тирании»
Уголовное право и процесс
Как адвокат может помочь жертве домашнего насилия
16 Августа 2019
Тягай Екатерина
Тягай Екатерина
Партнер, руководитель практики «Особых поручений (Sensitive Matters)», КА «Pen & Paper», к.ю.н.
«В интересах ребенка»
Гражданское право и процесс
Лишение родительских прав за участие в акции протеста – опасная тенденция в формировании правоприменительной практики
14 Августа 2019
Макаров Сергей
Макаров Сергей
Адвокат АП Московской области, МКА «ГРАД», зам. зав. кафедрой адвокатуры МГЮА
Проблемы в общении между наследниками и наследодателем надо решать заранее
Гражданское право и процесс
Комментарий позиций ВС по делам о наследстве из Обзора № 2 за 2019 г.
12 Августа 2019
Бижев Керим
Бижев Керим
Адвокат Московской окружной коллегии адвокатов
«Раздача» не тождественна «распространению»
Уголовное право и процесс
Изучение принципов работы файлообменных программ помогло добиться прекращения уголовного дела
09 Августа 2019
Смирнова Екатерина
Смирнова Екатерина
Заместитель председателя президиума МКА «РОСАР»

Пытка для подзащитного, испытание для адвоката
Уголовное право и процесс
Несмотря на подвижки, проблемы допуска защитников в СИЗО не теряют актуальности
06 Августа 2019
Фиш Наталья
Фиш Наталья
Руководитель судебной налоговой практики Московской коллегии адвокатов «ГРАД»
Допрос в налоговой
Налоговое право
Как правильно подготовиться
02 Августа 2019