×
Михайлов Павел
Михайлов Павел
Адвокат Второй адвокатской коллегии Республики Бурятия

Мой доверитель в марте 2018 г. купил у банка вексель, который ему был предложен как альтернатива вклада. Оригинал ценной бумаги он не видел, так как одномоментно подписал с банком договор на хранение векселя. Поскольку банк солидный (ПАО «Азиатско-Тихоокеанский Банк»), подозрений у покупателя не возникло. Местом платежа по векселю было указано отделение банка, а в качестве плательщика – ООО «Финансово-торговая компания» (далее – ООО «ФТК»). При этом покупателю пояснили, что плательщик – дружественная банку компания, с которой проблем не будет. 

Однако когда подошел срок оплаты по векселю, денег векселедержатель не получил. В банке ему отдали оригинал ценной бумаги и предложили обратиться напрямую в ООО «ФТК». Банк мотивировал это тем, что он лишь агент по продаже векселей и производит оплату, только если на счете ООО «ФТК» есть денежные средства, а в связи с отсутствием таковых выплата не может быть произведена. 

После изучения документов, в том числе с помощью общедоступных интернет-ресурсов, я проверил плательщика по векселю. Оказалось, что ООО «ФТК» связано с владельцами банка, о чем, в частности, писали «Ведомости» со ссылкой на официальные комментарии представителей Центробанка РФ. 

Однако самый интересный факт я обнаружил в картотеке арбитражных дел. Так, в июне 2018 г. – то есть всего лишь через три месяца после продажи векселя моему доверителю, – банк предъявил в Арбитражный суд г. Москвы иск о взыскании с ООО «ФТК» долга по кредиту в размере более 1,5 млрд руб. (дело № А40-129857/2018). А в июле того же года банк обратился с заявлением о банкротстве ООО «ФТК» (дело № А40-186166/2018). 

Из этого стало понятно, что, во-первых, получить платеж по векселю от ООО «ФТК» фактически невозможно, а во-вторых, банк не мог не знать, что продал вексель неплатежеспособного лица.

Оставался только один вариант – оспаривать договор купли-продажи векселя и возвращать деньги доверителя, уплаченные за вексель.

От имени доверителя я предъявил иск о признании договора купли-продажи векселя недействительным, в качестве главного обоснования сославшись на ст. 10 ГК РФ, которую так не любят в судах общей юрисдикции (данная норма предлагает суду самостоятельно определить критерии добросовестного поведения в конкретном споре, что отклоняется от «картины правосудия» в общей юрисдикции). 

Я указал, что банк действовал недобросовестно и злоупотребил правом, поскольку продал вексель заведомо неплатежеспособного лица. Банк знал это, но скрыл при заключении договора купли-продажи ценной бумаги. В подтверждение данного довода я сослался на судебные акты по тем делам, где банк взыскивал с ООО «ФТК» долг по кредиту и параллельно пытался его обанкротить. 

Уже после того, как исковое заявление было подано, мне стало известно, что в апреле 2018 г. в банке проводилась проверка ЦБ РФ, которая выявила признаки «финансовой пирамиды» при продаже банком тех самых злополучных векселей – об этом писали РБК и «Российская газета» со ссылками на официальные комментарии Центробанка. Через суд я истребовал у банка акт проверки ЦБ РФ в части взаимоотношений с ООО «ФТК». Полученный документ подтвердил мои доводы. В нем содержались три важных вывода:

  • в реализации векселей был заинтересован сам банк;
  • в течение 2017 г. ООО «ФТК» терпело убытки, поэтому в продаже векселей отсутствовал экономический смысл;
  • два дня спустя после продажи векселя моему доверителю банк признал выданный ООО «ФТК» кредит безнадежным к взысканию. 

Последний факт явно указывал на то, что банк намеренно избавился от векселя, скрыв неплатежеспособность ООО «ФТК».

В ходе рассмотрения дела Советским районным судом г. Улан-Удэ выяснилось, что проблема приобрела характер бедствия в масштабах Сибири и Дальнего Востока: банк продал этих векселей на миллиарды рублей, пострадали в основном пенсионеры. Следом за мной в суды с аналогичными исками ринулись десятки человек. К некоторым делам подключилась местная прокуратура, однако ее действия не возымели существенного эффекта: предложить ничего нового прокуратура не смогла и просто повторяла в других делах уже озвученные доводы. В некоторых делах прокуратура вообще не смогла обосновать подачу иска от имени гражданина, и производство по делу прекращалось. Некоторые дела по иску прокурора оставляли без рассмотрения (см., например, дела в Советском районном суде г. Улан-Удэ № 2-242/2019, № 2-676/2019). 

Несмотря на эти обстоятельства, суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска, указав, что в действиях банка отсутствует злоупотребление правом. При этом акту проверки Центробанка суд вообще не дал оценки (решение от 11 февраля 2019 г. по делу № 2-205/2019).

Не согласившись с решением, я обжаловал его в апелляцию.

В жалобе я акцентировал внимание апелляционной инстанции на двух основных моментах. Во-первых, суд не обосновал, почему действия банка нельзя считать злоупотреблением правом, – то есть, по логике суда, эти действия отвечают принципу добросовестности. Во-вторых, суд не дал оценку акту проверки ЦБ РФ.

Кроме того, до заседания выяснилось, что в Арбитражном суде г. Москвы рассматривалось дело № А40-219077/2018 по иску ООО «ФТК» к банку. Из обстоятельств этого дела следовало, что общество перечислило банку деньги для оплаты векселей всем покупателям. Банк, в свою очередь, необоснованно списал эти деньги в счет погашения долга ООО «ФТК» по кредиту. Суд удовлетворил иск и взыскал деньги с банка, однако к этому моменту в отношении общества уже была введена процедура банкротства, поэтому оно не могло производить выплаты по векселям.

Данный судебный акт я представил апелляционной инстанции, дополнительно указав, что при заключении договора банк скрыл факт неплатежеспособности векселедателя, а впоследствии забрал деньги, предназначенные покупателям векселей. Таким образом, он злоупотребил правом как до, так и после заключения сделки.

В итоге жалоба была удовлетворена, договор купли-продажи векселя признан недействительным, а деньги моему доверителю банк вернул (апелляционное определение Верховного Суда Республики Бурятия от 27 мая 2019 г. по делу № 33-1644).

В итоге при очевидной недобросовестности банка добиться справедливости удалось с большим трудом. Резюмируя, отмечу, что в подобных ситуациях целесообразно сначала проверить контрагента, с которым нужно оспорить сделку. Особенно помогут публикации в СМИ, обличающие недобросовестные действия будущего процессуального оппонента. 

Рассказать:
Другие мнения
Дарьина Марина
Дарьина Марина
Адвокат, член АП г. Москвы
Критерии должной осмотрительности
Арбитражное право и процесс
Добросовестный налогоплательщик не может отвечать за контрагентов, не исполнивших обязательства перед бюджетом
01 Июня 2020
Яремчук Анастасия
Яремчук Анастасия
Руководитель антимонопольной практики RightsBusinessStandard (RBS)
Арендные «каникулы» для антимонопольных нарушений
Гражданское право и процесс
Можно ли говорить о реальной поддержке арендаторов в период пандемии?
01 Июня 2020
Ященко Валентина
Ященко Валентина
Адвокат АП Московской области
Санкции лесопользователям не должны быть бессрочными
Конституционное право
Почему ст. 98.1 Лесного кодекса в действующей редакции следует отменить
29 Мая 2020
Никитина Александра
Никитина Александра
Адвокат АП Республики Крым, медиатор
Запрет на владение недвижимостью в Крыму: кто в зоне риска?
Гражданское право и процесс
Как не попасть в «жернова» принудительного изъятия имущества
28 Мая 2020
Матюхин Денис
Матюхин Денис
Адвокат Ростовской областной коллегии адвокатов, член Комитета по защите профессиональных прав адвокатов АП Ростовской области
Четвертая попытка вынесения законного приговора
Уголовное право и процесс
Три ранее вынесенных по делу обвинительных приговора впоследствии отменялись вышестоящими судами
28 Мая 2020
Охотин Сергей
Охотин Сергей
Директор Центра практических консультаций, юрист
Европейская система прав человека: путь в 70 лет
Международное право
Комментарий отчета Комитета министров Совета Европы по исполнению решений ЕСПЧ за 2019 г.
27 Мая 2020