×
Чеботарев Александр
Чеботарев Александр
Адвокат МКА «ЗАЩИТА», доцент НИУ «ВШЭ»
После известных допинговых скандалов, причиной которых, как оказалось, могут быть не только российские спортсмены, но и хакеры, взломавшие переписку Всемирного антидопингового агентства, все с нетерпением ждали проведения V Олимпийского саммита МОК. По сообщениям кулуарных осведомителей, именно на нем должны были быть приняты беспрецедентные решения по реорганизации ВАДА. Россия также была представлена на данном мероприятии руководителем ОКР.
Но уже на открытии саммита президент МОК Томас Бах объявил, что сенсаций не будет и реорганизация агентства не будет революционной, т.е. с разрушением структуры «до основания» и возведением новой организации все будет происходить максимально толерантно.

Тем не менее изменения будут
И все же изменения в ВАДА будут и коснуться они трех основных направлений:

1) тестирование на допинг будет независимым от спортивных организаций;

2) решения о наложении санкций за нарушение антидопинговых правил должно приниматься только Международным спортивным арбитражем (CAS);

3) внутри ВАДА должна быть создана отдельная структура, которая будет заниматься сбором разведывательной информации о нарушениях и злоупотреблениях в сфере борьбы с допингом в спорте.
Кроме того, было озвучено намерение создать непосредственно в структуре ВАДА подразделение, которое бы занималось допинг-тестированием.

Самой ВАДА постепенно будет определена роль контролера в исполнении антидопинговой программы и аккредитация национальных профильных структур. Но вместе с тем, как уже было изложено, на Всемирное антидопинговое агентство ляжет бремя проведения расследований по фактам допинг-нарушений с последующей передачей материалов расследования в CAS для принятия окончательного решения. Как представляется, система производства по делам о допинге будет выстроена по такому же принципу, по которому расследуются уголовные дела: когда есть орган, непосредственно производящий расследование, но без принятия окончательного решения о виновности, и суд, который будет принимать решение, исходя из собранных доказательств как с одной, так и с другой стороны, в отношении лица, привлеченного к ответственности за нарушение антидопинговых правил.

Что касается независимости тестирования от спортивных организаций, то здесь тоже есть рациональное зерно. Тестирование действительно должно быть независимым и не только от спортивных организаций, но и от каких-либо других структур.

Как реагирует Россия на предстоящие нововведения
Собственно говоря, неделю назад Россия уже провела ряд соответствующих изменений в части усиления независимости национальной антидопинговой организации – РУСАДА. Так, с 8 октября 2016 г. Минспорт не будет финансировать антидопинговую лабораторию и РУСАДА и, более того, ведомство вышло из состава членов РУСАДА.

Таким образом, Российская Федерация показала готовность исполнять любые решения в реорганизации антидопинговой системы, направленные на усиление независимости (в том числе финансовой) своих антидопинговых организаций.

Кто будет осуществлять финансирование, пока не понятно, но однозначно это будет негосударственный орган.

Чего ждать спортсменам и юристам от предстоящей реорганизации
Принятие решения по допинг-нарушению исключительно международным арбитражем имеет ряд положительных и отрицательных моментов для атлетов.

К положительным можно отнести как раз независимость органа при принятии решения и отсутствие у него изначально обвинительного уклона. На практике, в России антидопинговое агентство практически никогда не оправдывает спортсмена. В то же время нам известно достаточно много случаев, когда именно CAS своим решением признает невиновность спортсмена и освобождает его от ответственности. Таким образом, у спортсмена появляется надежда на более объективное рассмотрение его дела.

Также необходимо отметить, что в данном случае должна будет изменена ст. 13.1 Кодекса ВАДА в части вступления решения о дисквалификации в силу. На сегодняшний день решение антидопинговой организации вступает в силу с момента принятия, что может повлечь для российского спортсмена его увольнение на основании ст. 348.11 Трудового кодекса РФ. В случае же принятия изменений о передаче права на принятие решения CAS спортсмен будут считаться виновным до принятия такого решения судом и желательно, чтобы такое решение вступало в силу лишь после принятия вердикта апелляционной инстанцией (палатой CAS).

Надо сказать, что с 9 августа 2016 г. Минспорт уже принял соответствующие изменения в Общероссийские антидопинговые правила, установив возможность апелляций по допинговым делам только в Международный спортивный арбитраж в Лозанне, что означает невозможность обжалования российским спортсменом национального уровня решения РУСАДА в Спортивный арбитраж при Торгово-промышленной палате РФ.

С другой стороны, самым основным недостатком рассмотрения дела в Лозанне является его дороговизна для спортсмена. Третейский сбор, расходы на адвоката, переводчика, апостиль перевода документов, проезд и проживание в Швейцарии – удовольствие недешевое. Кроме того, однозначно загруженность суда возрастет, что повлечет увеличение сроков на рассмотрение дела.

Что касается правовой стороны, то поскольку ст. 13 Кодекса ВАДА позволяла CAS рассматривать дела лишь в апелляционном порядке, в том числе и на решения национальных апелляционных арбитражей, то необходимо ждать изменений Кодекса в этой части.

Видимо, изменятся и Международные стандарты по тестированию и расследованиям, по которым сейчас проводится расследование именно в части повышения требований к относимости и допустимости доказательств нарушения антидопинговых правил.

Право отстранять спортсмена, скорее всего, останется за антидопинговой организацией и национальной федерацией, и вот тут хотелось бы, чтобы изменились условия такого отстранения. На сегодняшний день ст. 7.9 Кодекса ВАДА предусматривает возможность временного отстранения спортсмена от соревновательной и тренировочной деятельности с момента получения уведомления и до принятия решения по делу. Это может занимать очень много времени, порой 9–12 месяцев, и все это время спортсмен не имеет права тренироваться в режиме именно тренировок профессионального спортсмена (а не просто заниматься физкультурой), что будет означать потерю физической формы высокого уровня. И даже если суд примет решение об оправдании спортсмена, то последнему еще придется дополнительно набирать форму продолжительное время, при этом проигрывая из-за недотренированности какие-либо турниры. Целесообразным было бы в данном случае применять временное отстранение только от соревновательной деятельности, а тренировочный процесс оставить за спортсменом.

Кроме того, хотелось бы изменений и в части нашумевшего в последнее время Разрешения на терапевтическое использование запрещенных препаратов – с точки зрения повышения требований к медицинским показаниям для получения ТИ.

В заключение можно выразить надежду, что предстоящие реформы будут способствовать не только усилению борьбы с допингом, но и не позволят забыть в этой борьбе о правах спортсмена.

Рассказать: