×

Соблюсти интересы и должника, и контрагента

Особенности применения института поворота исполнения судебного акта в рамках дел о банкротстве

Законодательством о банкротстве определено, что сделки должника могут быть признаны недействительными как по общим основаниям, предусмотренным ГК РФ, так и по специальным, закрепленным в гл. III.1 Закона о банкротстве. В частности, среди специальных оснований представлены: подозрительные сделки должника; сделки должника, влекущие оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими, и пр. Норма п. 3 ст. 61.1 Закона о банкротстве устанавливает, что правила главы об оспаривании сделок должника применяются также к оспариванию действий, направленных на исполнение обязательств и обязанностей в соответствии с гражданским и иными отраслями законодательства РФ, а также совершенные во исполнение судебных актов или правовых актов госорганов.

Одним из оснований оспаривания сделки с должником является оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами в результате ее совершения (ст. 61.3 Закона о банкротстве). В случае признания такой сделки недействительной и применения последствий недействительности контрагент должника имеет право в дальнейшем подать заявление о включении требований в реестр кредиторов должника (п. 3 ст. 61.6 Закона о банкротстве).

На практике встречаются ситуации, когда суд признает сделку недействительной по указанному основанию, но контрагент должника по объективным причинам не имеет возможности подать заявление о включении требований в реестр в рамках текущего дела о банкротстве (например, если производство по делу прекращено заключением мирового соглашения). Рассмотрим способ сохранения за контрагентом имущества, полученного по сделке, признанной судом недействительной в рамках банкротного дела по данному основанию.

Представим ситуацию:

  • сделка признана недействительной по основанию, закрепленному в п. 2 ст. 61.3 Закона о банкротстве;
  • полученное по сделке подлежит взысканию в конкурсную массу должника;
  • производство по делу о банкротстве прекращено в связи с заключением мирового соглашения (следовательно, требование контрагента должника, по сути, не может быть включено в реестр требований должника).

У контрагента должника, сделка с которым была признана недействительной, возникает резонный вопрос: если полученное им по такой сделке будет взыскано в конкурсную массу, то каким образом он потом сможет предъявить встречное требование из договора к должнику, если производство по делу о банкротстве прекращено? В такой ситуации, на наш взгляд, возможны следующие варианты.

Во-первых, если имущество по сделке, признанной недействительной, будет возвращено в конкурсную массу, контрагент должника может заново обратиться в суд с требованием о взыскании с должника такого имущества. Очевидно, что в этом случае возникнут определенные трудности как у должника (который, вероятно, не сможет вернуть денежные средства контрагенту), так и у контрагента (новые судебные расходы, увеличение периода времени для получения причитающихся ему денежных средств и пр.).

Во-вторых, контрагент должника вправе воспользоваться механизмами, предусмотренными законодательством на этапе исполнения судебного акта, а именно институтом поворота исполнения судебного акта, и сохранить за собой полученное по такой сделке. Отметим, что по данному вопросу судебная практика еще только формируется и однозначно не сложилась.

В качестве примера, значимого для разрешения такого рода споров, обратимся к Определению Судебной коллегии по экономическим спорам ВС от 9 декабря 2019 г. № 306-ЭС17-22275 (2) по делу № А57-20395/2015.

Суть спора состояла в следующем: в рамках дела о банкротстве общества с ограниченной ответственностью были признаны недействительными сделки по перечислению денежных средств в пользу индивидуального предпринимателя (ст. 61. 3 Закона о банкротстве). Указанные денежные средства подлежали перечислению в конкурсную массу должника, а право ИП предъявить требования к должнику в указанном размере – восстановлено. Спустя некоторое время после вынесения определения о признании сделок недействительными производство по делу о банкротстве было прекращено в связи с удовлетворением всех кредиторских требований. В этот же период в отношении предпринимателя было начато исполнительное производство.

Посчитав, что прекращение дела о банкротстве ООО является основанием для прекращения исполнительного производства, предприниматель обратился в суд с соответствующим исковым заявлением. Суды всех инстанций отказали в удовлетворении ходатайства, однако Верховный Суд отменил указанные судебные акты и направил дело на новое рассмотрение.

Свою позицию ВС обосновал особенностями применения последствий недействительности сделок (в том числе денежных платежей) в делах о банкротстве. Эти особенности выражаются в том, что определенное имущество, присуждаемое ко взысканию с контрагента должника, впоследствии может быть восстановлено и включено в реестр; при этом в силу ограничений, установленных для зачета требования в банкротстве (он допускается только при условии соблюдения очередности и пропорциональности удовлетворения требований кредиторов), встречные обязательства контрагента и должника не могут быть прекращены по правилам ст. 410 ГК (прекращение обязательства зачетом).

Однако в ситуации предпринимателя обстоятельства сложились иначе: производство по делу о банкротстве было прекращено в связи с удовлетворением требований всех кредиторов, и лиц, которые имели бы материально-правовой интерес в оспаривании данных платежей и доведении принятого судебного акта до полного исполнения, не осталось. Ограничения по поводу недопустимости зачета при прекращении производства по делу о банкротстве тоже прекратили действие. Следовательно, заявление ИП следует рассматривать как «волеизъявление, направленное на зачет своего требования к должнику».

На наш взгляд, указанные положения возможно по аналогии применить и к ситуации, когда производство по делу о банкротстве прекращается заключением мирового соглашения. В таких обстоятельствах контрагент по сделке, признанной недействительной, также оказывается в худшем положении по сравнению с другими кредиторами должника, требования которых включены в реестр и подлежат удовлетворению в соответствии с условиями мирового соглашения.

На это же указывает определение Арбитражного суда г. Москвы. Так, там рассматривалось дело № А40-203183/2018 о признании несостоятельным (банкротом) публичного акционерного общества. В рамках данного дела конкурсный управляющий подал в суд заявление о признании недействительной сделкой согласно п. 2 ст. 61.3 Закона о банкротстве списания денежных средств с расчетного счета должника по исполнительному листу в пользу ООО, которое было совершено за месяц до принятия судом заявления о банкротстве. Первая инстанция отказала в удовлетворении требования, однако вышестоящие суды отменили данное определение. В частности, 29 августа 2022 г. Арбитражный суд Московского округа оставил постановление апелляционного суда, признавшее сделку недействительной, без изменения, а кассационную жалобу общества – без удовлетворения.

До принятия судом кассационной инстанции указанного судебного акта АС г. Москвы было вынесено определение о прекращении производства по делу о банкротстве ПАО в связи с заключением мирового соглашения1.

Следовательно, сложилась ситуация, при которой суд признал сделку недействительной, но ООО, по сути, оказалось лишено предусмотренной законом возможности обратиться в суд с заявлением о включении его требований в реестр кредиторов и вернуть принадлежащие ему денежные средства.

В связи с этим общество обратилось в суд первой инстанции с ходатайством о повороте исполнения постановления Девятого арбитражного апелляционного суда, мотивировав его объективной невозможностью включения требований в реестр кредиторов должника, а также наличием у контрагента законного права на получение денежных средств. Ходатайство было удовлетворено2.

В определении АС г. Москвы, принимая во внимание представленные обществом доводы и практику Верховного Суда3, пришел к выводу, что в сложившихся обстоятельствах заявление ООО следует рассматривать как волеизъявление, направленное на зачет его требований к должнику. В связи с этим суд посчитал возможным осуществить поворот исполнения постановления Девятого ААС и прекратить исполнительные действия по взысканию с ООО в пользу ПАО денежных средств в размере свыше 2,6 млн руб.

Таким образом, при наличии определенных условий и обстоятельств возможен поворот исполнения судебного акта, которым сделка была признана судом недействительной по п. 2 ст. 61.3 Закона о банкротстве. В такой ситуации будут максимально соблюдены интересы как должника (защита от будущего повторного банкротства), так и его контрагента (возврат денежных средств, на получение которых у него есть законное основание).


1 Определение от 15 августа 2022 г. по делу № А40-203183/2018.

2 Определение АСГМ от 5 декабря 2022 г. по делу № А40-203183/2018.

3 Определение ВС от 9 декабря 2019 г. № 306-ЭС17-22275 (2) по делу № А57-20395/2015.

Рассказать:
Другие мнения
Воронкова Ирина
Воронкова Ирина
Адвокат АП г. Москвы, партнер АБ «Казаков и партнеры»
Недропользование или застройка: что в приоритете?
Земельное право
Кассация напомнила об особом порядке аренды земельных участков для добычи полезных ископаемых
12 апреля 2024
Трубецкой Никита
Трубецкой Никита
Вице-президент АП Ставропольского края
Фактически выполненная адвокатом работа должна быть оплачена
Уголовное право и процесс
«Двойная защита» с «санкции» суда и ее последствия
10 апреля 2024
Мамров Феликс
Мамров Феликс
Адвокат АП Приморского края, сооснователь и партнер АБ «Рыженко, Мамров и партнеры»

Суд признал бездействие следственного органа незаконным
Уголовное право и процесс
В нарушение ст. 144 УПК сообщение о преступлении не было рассмотрено в трехдневный срок
09 апреля 2024
Колосовский Сергей
Колосовский Сергей
Адвокат АП Свердловской области, Член Президиума коллегии адвокатов «Свердловская областная гильдия адвокатов»
Обжаловать отвод от имени доверителя
Уголовное право и процесс
Сам по себе текст статьи 72 УПК не содержит неопределенности, дело в позиции судов
09 апреля 2024
Вольвач Януара
Вольвач Януара
Адвокат АП г. Москвы, заведующая филиалом «Адвокатская консультация № 71» Межреспубликанской коллегии адвокатов (г. Москва)
Отвод адвокату как средство исключить неблагоприятный для его подзащитного исход дела
Уголовное право и процесс
О современных тенденциях в применении ст. 72 УПК РФ
09 апреля 2024
Васильева Наталья
Васильева Наталья
Адвокат АП г. Москвы, партнер АБ «Бартолиус»
«Построчный» анализ центрального доказательства
Арбитражный процесс
Привел к выигрышу спора о взыскании 100 млн рублей
09 апреля 2024
Яндекс.Метрика