×

Срок исковой давности по «медицинским» спорам: проблемы исчисления

Как на его определение влияют особенности предмета договора оказания медуслуг
Батурина Ирина
Батурина Ирина
Заместитель руководителя юридической службы по вопросам правового обеспечения медицинской деятельности ГК «Садко»

Рассмотрение судами «медицинских» споров приобрело особую актуальность и вызывает значительный интерес со стороны как профессионального сообщества, так и потребителей медицинских услуг. Между тем в части применения сроков исковой давности судебная практика по данной категории дел не демонстрирует единообразия подходов. При этом суды редко учитывают особенности медицинских услуг, оказанных по договору, и необоснованно сокращают процессуальный срок для обращения за защитой нарушенных прав и законных интересов. Тем не менее единообразие взглядов и подходов к исчислению срока исковой давности по «медицинским» спорам имеет важное значение, поскольку его применение судом в качестве самостоятельного основания для отказа в удовлетворении требования – без исследования иных обстоятельств дела – направлено на упорядочивание правоотношений участников спора и способствует установлению баланса интересов сторон.

Проблема исчисления срока исковой давности чаще касается необоснованного применения судами специального срока для обращения в суд за защитой нарушенного права. В то же время ст. 208 ГК РФ о том, что исковая давность не распространяется на требования о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, а также о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ, трактуется судами однозначно.

Так, Санкт-Петербургский городской суд при рассмотрении гражданского дела о взыскании убытков и компенсации морального вреда отказал в применении специального срока исковой давности, обосновав отказ положениями ст. 208 ГК. В процессе судом был установлен факт нарушения ответчиками личных неимущественных прав истца вследствие наличия дефектов оказанной ему медпомощи, в результате которых у истца было несвоевременно выявлено онкологическое заболевание и, как следствие, резко уменьшились шансы на его положительный исход (апелляционное определение от 8 августа 2019 г. № 33-79/2019).

Относительно требований о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, полагаю, стоит лишь отметить, что юридический факт причинения такого вреда однозначно должен быть предметом судебно-медицинской экспертизы, назначаемой судом в процессе рассмотрения гражданского дела, поскольку его разрешение требует специальных познаний в области медицины (ст. 79 ГПК РФ, ст. 62 Закона об основах охраны здоровья граждан в РФ).

Что касается общего срока исковой давности (ст. 196 ГК), то суды, как правило, применяют его в спорах, вытекающих из договора об оказании платных медицинских услуг, в которых не оспаривается их качество и отсутствуют нарушения личных неимущественных прав истца. Для данной категории дел характерно оспаривание стоимости медуслуг или порядка их оплаты по исполненному обязательству (определения Первого кассационного суда общей юрисдикции от 20 мая 2019 г. по делу № 88-12504/2020 и Московского городского суда от 21 марта 2019 г. по делу № 4г/8-3518).

Между тем момент оспаривания качества оказанных медицинских услуг имеет важное значение в спорах, где основу иска составляет ситуация медицинского происхождения, поскольку в случаях, когда требования истца предъявлены к ответчику в связи с ненадлежащим качеством полученной услуги по спору, вытекающему из договора возмездного оказания услуг, суды чаще применяют установленный ст. 725 ГК специальный годичный срок исковой давности. Например, Новосибирский областной суд в апелляционном определении от 28 мая 2019 г. по делу № 33-4947/2019, в котором истец оспаривал качество стоматологических услуг по протезированию, указал, что срок исковой давности по спору, вытекающему из договора возмездного оказания услуг, в силу положений ст. 783 и 725 ГК составляет год. При этом установленный на зубопротезное изделие гарантийный срок (один год) и срок службы (три года) не применяются для расчета срока исковой давности.

К такому же выводу пришел Октябрьский районный суд г. Красноярска. В решении от 28 апреля 2021 г. по делу № 2-6/2021 он отметил, что если законом, иными правовыми актами или договором установлен гарантийный срок и заявление по поводу недостатков результата работы (протезирования зубов) сделано в пределах гарантийного срока, годичный срок исковой давности исчисляется со дня заявления о недостатках. Апелляционным определением Красноярского краевого суда решение оставлено без изменения.

Тем не менее в судебной практике встречаются и иные подходы к рассмотрению подобных споров. Так, Тверской районный суд г. Москвы обосновал свое решение от 4 февраля 2020 г. по делу № 2-359/2020 положениями ч. 3 ст. 29 Закона о защите прав потребителей и отметил, что требования, связанные с недостатками оказанной услуги, могут быть предъявлены потребителем, если дефекты выявлены в течение гарантийного срока, а при его отсутствии – в разумный срок, в пределах двух лет со дня оказания услуги. Суд заключил, что специальный срок исковой давности по спору о защите прав потребителя, нарушенных некачественным оказанием стоматологических услуг, составляет два года. Вышестоящая судебная инстанция оставила решение без изменений.

Как видим, в трех разных гражданских спорах, имеющих одинаковую основу для заявления требований (оспаривание качества зубопротезирования), суды пришли к разным выводам о специальных сроках исковой давности и порядке их исчисления. Более того, применение годичного срока они основывали на ст. 783 ГК, не учитывая при этом условия применения общих положений о подряде к договору возмездного оказания услуг, которые содержит эта норма. В ней, в частности, указано: «Общие положения о подряде (ст. 702–729) и положения о бытовом подряде (ст. 730–739) применяются к договору возмездного оказания услуг, если это не противоречит ст. 779–782 настоящего Кодекса, а также особенностям предмета договора возмездного оказания услуг». Однако суды в своих решениях редко учитывают особенности предмета договора возмездного оказания услуг.

Известно, что предметом такого договора является совершение определенных действий или осуществление определенной деятельности исполнителем. Достижение результата в понятие предмета данного договора не включено (Постановление Конституционного Суда РФ от 23 января 2007 г. № 1-П). В то же время сутью договора подряда является достижение определенного результата выполненной работы (ст. 702 ГК). Разница между работами и услугами четко указана в ст. 38 НК РФ: работой признается деятельность, результаты которой имеют материальное выражение и могут быть реализованы для удовлетворения потребностей физических лиц (п. 4), а услугой – деятельность, результаты которой не имеют материального выражения, реализуются и потребляются в процессе осуществления этой деятельности (п. 5).

Из совокупности приведенных положений следует, что если предмет договора возмездного оказания услуг предполагает создание или достижение определенного результата (например, в ортопедической стоматологии – это изготовление зубопротезного изделия, и спор связан с его качеством), то применимы положения ст. 725 ГК, включая срок исчисления исковой давности (со дня заявления о недостатках). При этом гарантийный срок и срок службы (применительно к результату медицинских услуг) не должны влиять на исчисление срока исковой давности. В то же время в иных спорах о качестве полученных медуслуг, в результате оказания которых материальный результат не достигается, должен применяться общий срок исковой давности – разумеется, при отсутствии факта нарушения личных неимущественных прав или причинения вреда здоровью пациента.

В связи с этим представляет интерес рассмотренное Советским районным судом г. Астрахани дело об оспаривании качества медицинских услуг по хирургическому лечению в офтальмологии (решение от 7 сентября 2020 г. по делу № 2-95/2020). Со ссылкой на ст. 783 ГК суд указал, что к договору возмездного оказания услуг, если это не противоречит ст. 779–782 Кодекса, а также особенностям предмета договора возмездного оказания услуг, применяются общие положения о подряде (ст. 702–729 ГК) и положения о бытовом подряде (ст. 730–739 ГК). Соответственно, срок исковой давности для требований, предъявляемых в связи с ненадлежащим качеством работы, выполненной по договору подряда, составляет год (ст. 725 ГК). Кроме того, отмечается в решении, в отличие от договора подряда (ч. 1 ст. 702 ГК) на исполнителя услуги по общему правилу не возлагается обязанность по передаче заказчику какого-либо результата, поэтому недостижение по результатам медицинской процедуры ожидаемого пациентом положительного эффекта не может свидетельствовать о ненадлежащем качестве медицинской услуги.

Таким образом, полагаю, что анализ особенностей предмета договора, заключенного сторонами «медицинского» спора (в частности, достижение определенного результата, ради которого заключен договор), должен оказывать непосредственное влияние на применение срока исковой давности в конкретном споре, не допуская его безосновательного сокращения или увеличения. Это позволит обеспечить, с одной стороны, соблюдение прав потерпевших на судебную защиту, а с другой – защиту медучреждений от необоснованных исков.

Рассказать:
Другие мнения
Скомаровская Надежда
Скомаровская Надежда
Адвокат Иркутской коллегии адвокатов «Линия защиты»
Отвод эксперту в гражданском процессе: насколько это реально?
Производство экспертизы
Как не допустить нарушения права на отвод
01 Декабря 2021
Лебедева-Романова Елена
Лебедева-Романова Елена
Адвокат, управляющий партнер АБ г. Москвы «Лебедева-Романова и Партнеры», эксперт Центра общественных процедур «Бизнес против коррупции» при Уполномоченном при Президенте РФ по защите прав предпринимателей
Если на кону – имущественные права
Уголовное право и процесс
Судебная экспертиза как механизм защиты и установления объективной истины по экономическим преступлениям
29 Ноября 2021
Глотов Максим
Глотов Максим
Адвокат АП Московской области, председатель Московской коллегии адвокатов «Могильницкий и партнеры»
Тонкая грань статуса потерпевшего
Уголовное право и процесс
Вопрос процессуальной замены потерпевшего в случае его смерти, не связанной с преступлением, остается открытым
24 Ноября 2021
Дядькин Дмитрий
Дядькин Дмитрий
Адвокат КА «Де Юсте», член Совета АП ХМАО, директор института государства и права СурГУ, д.ю.н.
Эффективные инструменты для защиты или представительства
Уголовное право и процесс
Комментарий к правовым позициям по уголовным делам из Обзора ВС РФ № 3 за 2021 год
22 Ноября 2021
Егоров Павел
Егоров Павел
Заведующий филиалом № 14 Омской областной коллегии адвокатов, член Совета молодых адвокатов АПОО
Признание доказательств недопустимыми: миф или реальность?
Уголовное право и процесс
Доводы защиты о пороках доказательств обвинения суды оставили без внимания
17 Ноября 2021
Гузенко Иван
Гузенко Иван
Адвокат, председатель Московской коллегии адвокатов «Андреев, Бодров, Гузенко и Партнеры»
Является ли доход от реализации имущества на торгах прибылью?
Арбитражное право и процесс
Коллизия НК и Закона о банкротстве в вопросе очередности выплат кредиторам
16 Ноября 2021
Яндекс.Метрика