×

Ставка на ошибки обвинения

Слабая доказательная база стороны обвинения помогла защите добиться в суде всестороннего объективного рассмотрения дела, итогом которого стал дважды вынесенный оправдательный приговор
В конце сентября 2017 г. Калининский районный суд г. Новосибирска постановил оправдательный приговор в отношении Ильдуса Билалова, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст.111 УК РФ.

По версии следствия, в процессе распития спиртных напитков между обвиняемым и потерпевшим произошла ссора, в ходе которой Билалов причинил потерпевшему телесные повреждения, расцениваемые как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни. Смерть потерпевшего наступила на месте происшествия вследствие тупой травмы головы в виде кровоизлияний под оболочки и в желудочки головного мозга, сопровождавшихся развитием его отека.

На предварительном следствии
В ходе предварительного следствия дело казалось вполне рядовым, случившимся на фоне бытового конфликта. Потерпевший попытался вступить в половой акт с девушкой против ее воли, а она являлась сожительницей подсудимого. Казалось бы, это и послужило мотивом нанесения Билаловым ударов потерпевшему. Произошедшее подтверждали двое случайных свидетелей, которые стали очевидцами избиения. Девушка же утверждала, что потеряла сознание и не видела картину событий.

Следователем была изъята одежда потерпевшего, подозреваемого и свидетелей. Билалов на следствии вину не признавал, воспользовавшись правом не свидетельствовать против самого себя на основании ст. 51 Конституции РФ.

В ходе производства судебно-медицинской экспертизы (экспертизы вещественных доказательств) были исследованы образцы крови Билалова, потерпевшего и свидетеля К., после чего было установлено, что у всех кровь относится к одной группе, а у свидетеля К. отличается тип Hp. В целом выводы указанной экспертизы давали довольно абстрактную картину событий, с учетом того, что у моего доверителя Билалова в день задержания были зафиксированы телесные повреждения.

Первое рассмотрение дела в суде
При первом рассмотрении дела в суде свидетель К. подтвердил показания, данные им на следствии. Свидетель И. – девушка рассказала о том, что это свидетели У. и К. избивали потерпевшего и подсудимого. Более того, сначала они принуждали Билалова напасть на потерпевшего, но после того как тот отказался, начали избивать обоих. Тот факт, что ранее на следствии она об этом не рассказывала, девушка объяснила тем, что находилась под давлением со стороны У. и К., которые ей угрожали, а оперативники были скорее на их стороне и почему-то верили им больше.

Билалов же последовательно и подробно изложил случившееся: свидетели У. и К. попеременно избивали то его, то потерпевшего; все происходило на небольшом участке местности.

Свидетель У., как выяснилось при рассмотрении дела в суде, погиб, и его показания были оглашены в порядке ст. 281 УПК РФ.

В прениях сторон прокурором было предложено назначить Билалову наказание в виде 10 лет лишения свободы, защита же просила подсудимого оправдать, указывая на недоказанность его вины, наличие в деле многочисленных противоречий, которые, в частности, выражались в присутствии следов крови на вещах свидетелей У. и К., принадлежавших либо потерпевшему, либо подсудимому. На вещах же последнего обнаружена кровь или его самого, или потерпевшего.

При таких обстоятельствах у суда не было достаточных доказательств, которые подтверждали бы вину подсудимого. Однако вместо вынесения оправдательного приговора суд возобновил судебное следствие и пришел к выводу о необходимости возвращения уголовного дела прокурору для предъявления более тяжкого обвинения, а именно с квалифицирующим признаком – «группой лиц». Такое решение суда не устроило ни обвинение, ни защиту – обе стороны обжаловали постановление суда, после чего оно было отменено и дело направлено на новое рассмотрение в ином составе суда.

Рассмотрение дела вторым составом суда
При рассмотрении уголовного дела вторым составом суда вновь были допрошены все свидетели и подсудимый Билалов. Сторона обвинения задавала много вопросов в разной интерпретации, но в итоге защите удалось получить ответы от свидетелей, подтверждающие непричастность Билалова к избиению потерпевшего.

Так, свидетель К. изменил свои первоначальные показания: на этот раз он переложил всю вину на покойного свидетеля У.

Кроме того, судом были назначены судебная молекулярно-генетическая экспертиза с привлечением медика-криминалиста, а также психофизическое исследование показаний подсудимого Билалова с применением полиграфа.

По результатам геномной экспертизы на вещах подсудимого Билалова в подавляющем преимуществе была кровь его же самого. Однако на задней нижней поверхности брюк имелась и кровь потерпевшего. У девушки-свидетеля на вещах была ее кровь и кровь подсудимого. На вещах же свидетелей У. и К. имелись множественные следы крови потерпевшего и подсудимого.

Эксперт, проводивший данную экспертизу, не смог ответить на вопрос о том, могли ли следы крови образоваться при тех обстоятельствах, о которых рассказывает в своих показаниях Билалов. Сторона обвинения просила провести дополнительную экспертизу, но суд отказал в этом ходатайстве.

Суд посчитал более убедительными доводы стороны защиты и постановил оправдательный приговор в отношении Ильдуса Билалова за его непричастностью. Такое решение, конечно, не устроило прокуратуру, и на приговор было внесено апелляционное представление.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу о нарушении судом принципа состязательности, что выразилось в отказе стороне обвинения в проведении дополнительной экспертизы. Приговор был отменен, дело направлено на новое рассмотрение в ином составе суда, подсудимый Билалов взят под стражу в здании Новосибирского областного суда.

Еще один судебный процесс
В январе 2017 г. стартовал новый процесс по обвинению Билалова уже в третьем составе Калининского районного суда.

Стороны вновь с пристрастием допрашивали всех участников событий, повторно исследовали все доказательства по делу.

Судом была назначена комплексная ситуационная судебная медицинская криминалистическая экспертиза. Перед экспертом был поставлен вопрос: «Могли ли следы крови на одежде подсудимого Билалова, свидетелей К., У. и И. образоваться при тех условиях и обстоятельствах, которые изложены каждым из них в своих показаниях, данных как в ходе предварительного следствия, так и в судебных заседаниях, с учетом данных о локализации и иных сведений о данных следах крови, установленных проведенными по делу экспертизами?»

Выводы эксперта в полной мере подтвердили версию подсудимого Билалова, а также показания свидетеля И., в той части, которые она давала в суде. В то же время эксперт отверг показания свидетелей У. и К., на которых строилась вся версия обвинения.

Прокуратура долго готовилась к прениям сторон. Было заявлено ходатайство о возвращении уголовного дела прокурору на основании отсутствия в обвинительном заключении указания на смягчающее вину обстоятельство – противоправность и аморальность поведения потерпевшего (п. «з» ч. 1 ст. 61 УК РФ), а также иных, по ее мнению, недостатков. Судом было мотивированно отказано в указанном ходатайстве.

В прениях сторон все доводы о виновности подсудимого базировались на домыслах и предположениях: прокурор ссылался на показания свидетелей У. и К., утверждал, что заключение эксперта носит предположительный характер и что Билалов изначально не давал показания ввиду своей причастности к избиению потерпевшего.

Сторона защиты опровергла все эти доводы. Невиновность подсудимого была подтверждена материалами уголовного дела – заключениями экспертов, показаниями свидетелей и самого Билалова.

По результатам рассмотрения был вновь постановлен оправдательный приговор – как следствие того, что в суде полностью развалилось предъявленное обвинение. Все попытки прокуратуры избежать оправдательного приговора не увенчались успехом.

Приговор в законную силу не вступил, прокуратура намерена вновь вносить представление, но на этот раз шансы на отмену ничтожны.

По моему мнению, такой успех во многом был обеспечен изначально правильной тактикой стороны защиты. Тот факт, что при первом допросе в ходе следствия подзащитный не давал показания на основании ст. 51 Конституции РФ, помогло избежать ненужных для защиты очных ставок со свидетелями обвинения, которые, конечно же, в тот момент настаивали бы на своих показаниях и указывали на причастность к избиению Билалова. В таком случае, возможно, и не удалось бы добиться проведения экспертиз.

Как показывает практика, дача показаний «вслепую» на стадии следствия приводит к тому, что следствие всяческими способами работает на опровержение версии стороны защиты.

Кроме того, защита правильно подготовила своего доверителя к допросу на суде таким образом, что его показания создали неустранимые сомнения в его виновности.

Именно слабая доказательная база стороны обвинения помогла защите добиться в суде всестороннего объективного рассмотрения дела, проведения множества экспертиз и дважды вынесенного оправдательного приговора.

Рассказать:
Другие мнения
Николаева Александра
Николаева Александра
Управляющий партнер юридической группы «ПАГ», к.ю.н.
О недопустимости публикации сведений о частной жизни
Конституционное право
Получение согласия необходимо, даже если информация касается публичного лица
17 Апреля 2019
Ахундзянов Сергей
Ахундзянов Сергей
Председатель президиума Московской коллегии адвокатов «РОСАР», адвокат
Возвращение «царицы доказательств»
Уголовное право и процесс
Почему на предложение правоохранителей пройти полиграф лучше ответить отказом
16 Апреля 2019
Гаспарян Нвер
Гаспарян Нвер
Советник ФПА РФ, вице-президент АП Ставропольского края
Есть ли пределы в критике суда
Международное право
Обзор позиций ЕСПЧ о допустимости критических высказываний в адрес судей
16 Апреля 2019
Овчинников Алексей
Овчинников Алексей
Доцент Департамента правового регулирования экономической деятельности Финансового университета при Правительстве РФ, к.ю.н.
Возмещение убытков контролирующим должника лицом
Гражданское право и процесс
О субсидиарной и деликтной ответственности при банкротстве
15 Апреля 2019
Серков Аркадий
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Когда ипотека прекращается
Гражданское право и процесс
На вопрос читателя «АГ» отвечает эксперт службы Правового консалтинга «ГАРАНТ»
12 Апреля 2019
Елдошева Александра
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Особенности виндикационного иска
Гражданское право и процесс
На вопрос читателя «АГ» отвечают эксперты службы Правового консалтинга «ГАРАНТ»
12 Апреля 2019