×

Важнейший прецедент в защите прав задержанных, подвергшихся пыткам в полиции

Постановление ЕСПЧ – шанс на исправление судебной ошибки
Рослов Андрей
Рослов Андрей
Адвокат АП Орловской области

В марте 2019 г. Европейский Суд по правам человека вынес постановление в пользу жителя г. Орла Александра Тиллоева, которого более 10 лет назад приговорили к тринадцати с половиной годам заключения за вмененные ему в вину действия сексуального характера и изнасилование, совершенное после разбойного нападения. И, хотя осужденный отбыл уже большую часть срока (более 11 лет), после решения ЕСПЧ у него появился шанс на пересмотр приговора.

Тиллоев был задержан в ночь с 14 на 15 августа 2008 г. у входа в дом, где он проживал, по подозрению в разбойном нападении и изнасиловании и взят под стражу. По материалам уголовного дела задержание произошло молниеносно, при попытке открыть дверь своим ключом Тиллоев был опрокинут на землю ударом изнутри в дверь, и на него сразу были надеты наручники.

По его словам и согласно документально подтвержденным фактам, в период после задержания, а также во время содержания под стражей сотрудники Северного районного отдела полиции в г. Орле и оперативно-розыскного отдела Орловского областного управления полиции подвергли его жестокому обращению, чтобы заставить сознаться в совершении преступления: несколько раз ударили по лицу, ногам и телу.

Результаты судебно-медицинской экспертизы, проведенной по распоряжению Орловского межрайонного следственного подразделения СК по Орловской области, выявили у задержанного в общей сложности 34 точки приложения силы (царапины, синяки и ссадины). В заключении отмечалось, что травмы были нанесены тупыми предметами с ограниченной площадью поверхности за один-три дня до проведения экспертизы и не причинили подследственному каких-либо серьезных телесных повреждений. Согласно выводам эксперта Тиллоев получил не менее 23 ударов.

При этом сотрудники полиции, на действия которых подследственный подал жалобу в СК и районную прокуратуру, утверждали, что удары Тиллоев мог нанести себе сам, поскольку полученные им повреждения находились в пределах досягаемости его рук.

Отмечу, что должностные лица областного СК шесть раз отказывали в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников полиции по ст. 285 УК РФ (злоупотребление полномочиями). Эти отказы систематически отклонялись вышестоящим органом СК как преждевременные, необоснованные и основанные на неполных расследованиях, и следственным органам предписывалось проводить дополнительные расследования.

Однако уголовное дело в отношении сотрудников полиции тогда так и не возбудили – оно было возбуждено только в июле 2019 г. – т.е. после вынесения постановления ЕСПЧ.

В 2009 г. Заводской районный суд г. Орла приговорил Александра Тиллоева к тринадцати с половиной годам лишения свободы в исправительной колонии за преступление, которого он не совершал. Об очевидной недоказанности его вины в инкриминируемых преступных действиях и чудовищной судебной ошибке свидетельствует целый ряд фактов.

В частности, ни одна из экспертиз по уголовному делу, возбужденному по факту совершения преступлений в отношении трех потерпевших, не подтвердила причастность Тиллоева к преступлениям против половой неприкосновенности. Потерпевшие первоначально опознавали в качестве насильников других лиц, в том числе называя кличку преступника, ранее знакомого с одной из потерпевших. Суд фактически в полном объеме проигнорировал данные обстоятельства и не дал оценки соответствующим доводам стороны защиты, отказав в удовлетворении ходатайства об оглашении протоколов первоначальных показаний потерпевших в связи с очевидными противоречиями.

Также суд отказался исследовать протоколы опознания потерпевшими других подозреваемых. В отношении двух других подозреваемых, также задержанных по горячим следам и уверенно опознанных потерпевшими, не проводилось никаких следственных действий после задержания Тиллоева и подписания им протокола с «признательными» показаниями под пытками. Факт применения в отношении подсудимого насилия со стороны сотрудников ОВД при получении от него признательных показаний суд не опроверг, ограничившись удивительной по своему цинизму ссылкой на то, что проверка по данному факту еще не закончена и данный аспект дела выходит за рамки судебного разбирательства.

Фактически виновность Тиллоева суд в приговоре обосновал «признательными» показаниями и повторными протоколами опознания потерпевшими без устранения существенных противоречий в показаниях последних, первоначально уверенно опознавших других подозреваемых.

В декабре того же года мною была направлена жалоба в ЕСПЧ. В ней, в частности, отмечалось, что заявитель был подвергнут пыткам с целью понуждения к подписанию протокола допроса с признательными показаниями, а государство не обеспечило его право на эффективное расследование по факту совершения в отношении него насилия со стороны сотрудников ОВД.

Отмечу, что все расследования, как установил Европейский Суд, сводились к проверочным мероприятиям, а те, в свою очередь, – к показаниям сотрудников полиции, утверждавших, что они применили силу законно, а телесные повреждения задержанный ими гражданин нанес себе сам.

«В ходе судебного заседания заявитель отрицал свою вину и жаловался на жестокое обращение со стороны полиции, – сообщается в постановлении ЕСПЧ. – Суд первой инстанции признал наличие у него телесных повреждений, зафиксированных экспертом, но отметил, что это не может служить доказательством его невиновности в связи с совершенными преступлениями. Суд также отметил, что досудебное расследование в отношении предполагаемого жестокого обращения с заявителем еще не завершено и что рассмотрение этого вопроса выходит за рамки уголовного дела заявителя».

Самое главное, что постановление ЕСПЧ может стать основанием для пересмотра обвинительного приговора. Но процедура пересмотра согласно сложившейся в России правоприменительной практике занимает около года, является многоступенчатой, так как инициировать ее должна прокуратура, и решение принимается председателем Верховного Суда РФ.

Очень важно, с моей точки зрения, что ЕСПЧ, мотивируя постановление, акцентировал внимание на том, что сам факт проведения доследственной проверки в соответствии со ст. 144 УПК РФ в данном случае не является достаточным, если власть соблюдает нормы, установленные ст. 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, для эффективного расследования утверждений о жестоком обращении с задержанным в полиции.

При этом Европейский Суд отметил, что в обязанность властей входят возбуждение уголовного дела и проведение надлежащего уголовного расследования жестокого обращения с задержанными, в рамках которого осуществляется весь комплекс следственных действий.

Таким образом, на мой взгляд, создан важнейший прецедент.

Полагаю, что именно благодаря позиции ЕСПЧ удалось добиться возбуждения уголовного дела по факту применения к Александру Тиллоеву насилия со стороны сотрудников ОВД. В рамках данного уголовного дела Тиллоев признан потерпевшим. По моему ходатайству принято решение о его этапировании в г. Орел для участия в следственных действиях с соблюдением дополнительных мер обеспечения безопасности по пути следования.

Следует отметить, что необходимость обеспечения Тиллоева дополнительными мерами безопасности связана с тем, что после вынесения постановления ЕСПЧ сотрудники колонии, в которой он отбывает наказание за чужие преступления, включая срок нахождения в СИЗО, по информации, озвученной по телефону одним из заключенных колонии, фактически понудили его к суициду. Осужденные успели вынуть его из петли уже после повешения, чудом успев спасти. По информации, полученной матерью Александра Тиллоева, ее сына подвергают жестоким избиениям и изоляции.

В настоящее время – вероятно, во избежание привлечения к уголовной ответственности в связи с описанными событиями – по линии УФСИН решается вопрос о переводе Тиллоева в другую колонию.

Рассмотрение вопроса о жестоком обращении с задержанным в полиции затянулось на долгие годы, но завершилось победой – как заявителя, так и моей как его представителя в Европейском Суде, который счел, что полицейские подвергли заявителя бесчеловечному и унижающему достоинство обращению. ЕСПЧ принял решение частично удовлетворить жалобу, присудив заявителю 25 тыс. евро в качестве компенсации морального вреда (т.е. 50% заявленной в жалобе суммы), а также свыше 500 евро компенсации судебных расходов. Однако с вынесением ЕСПЧ указанного решения исправление допущенной чудовищной, как я считаю, судебной ошибки только начинается.

Рассказать:
Другие мнения
Ященко Валентина
Ященко Валентина
Адвокат АП Московской области
Цена банкротства супруга-должника
Семейное право
ВС указал, что раздел общего имущества, нажитого в браке, может быть произведен вне рамок дела о банкротстве
26 Октября 2020
Асанов Валерий
Асанов Валерий
Судебный строительно-технический эксперт, член Судебно-экспертной палаты РФ, архитектор, д.э.н., PsD, профессор
Судебная экспертиза как способ реализации принципа состязательности
Производство экспертизы
Что важно учитывать адвокатам в гражданском и арбитражном процессах
26 Октября 2020
Степанов Дмитрий
Степанов Дмитрий
Руководитель проектов юридической фирмы «ЭЛКО профи»
Убытки истца в процессе защиты интеллектуальных прав
Арбитражное право и процесс
Суды восприняли позицию ВС о соразмерности взыскиваемой компенсации характеру нарушения
23 Октября 2020
Ганин Павел
Ганин Павел
Адвокат, партнер юридической компании a.t.legal, входящей в международную ассоциацию юридических фирм lawbridge
Ликвидация или сохранение бизнеса?
Арбитражное право и процесс
Всегда ли банкротство является лучшим способом урегулирования спорных взаимоотношений кредитора и должника
22 Октября 2020
Лазарев Константин
Лазарев Константин
Руководитель направления «Уголовное право» КА «Тарло и партнеры»
Прибыль как хищение
Уголовное право и процесс
Несмотря на твердую цену госконтракта, установленную в ходе аукциона, следствие сочло ее необоснованно завышенной
22 Октября 2020
Улезко Александра
Улезко Александра
Руководитель группы по банкротству АБ «Качкин и Партнеры»
Раздел имущества как вид злоупотребления при банкротстве?
Семейное право
Взгляд ВС на проблему нарушения прав кредиторов мировым соглашением бывших супругов
21 Октября 2020